Рим. Вторжение в Британию

8 Окт
2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

Победа германцев над Римом в 9 году н.э. уничтожила иллюзию морального превосходства римлян. То, что Рим называет цивилизацией, его соседи именуют тиранией. Это урок, который Риму придется повторить не один раз.

Сейчас, в 1 веке н.э. римские войска оказываются в легендарной стране, которая для них все еще вне досягаемости – Британии.

Поросшая густыми лесами и населенная странными дикарями, она зачаровывает и пугает римлян. Завоевание ее станет славным делом, достойным великолепнейшего из императоров.

(также по теме «Кельтские бритты против римлян»)

Калигула умер, да здравствует Клавдий!

Уже шесть столетий Римская империя подчиняет мир своей воле. К 4-ому десятилетию н.э. она простирается от аравийских пустынь до скалистых берегов Северного моря. Во всех уголка ее соблазны, торговля и роскошь идут бок о бок с присутствием самой дисциплинированной армии, когда-либо известной человеку.

Римляне привыкли считать, что несут цивилизацию, они гордились своим умением управлять. По их мнению, Юпитер давал им такую способность, управление – это их сильная сторона.

Римляне полагали, что этой божественной способностью наделен император, но не все императоры божественны. В 41-году н.э. эксцессы императора Калигулы потрясают Рим до основания.

Калигула был избалованным ребенком. У него, возможно, была душевная болезнь. Мы знаем истории о нем и его коне-консуле, к примеру (имеется в виду рассказ о том, как Калигула назначил своего коня консулом). Он строит мосты только для того, чтобы ездить по ним в своей колеснице. Он делает странные вещи только для того, чтобы показать свою власть.

Многие из людей, близких к нему, стали ощущать, что им грозит опасность – император был слишком непредсказуем. Он был подвержен паранойе и действительно не в своем уме.

Часть преторианской гвардии Рима решает расправиться с императором прежде, чем он сделает это с ними. Он врываются во дворец и закалывают Калигулу мечами.

Биограф I века н.э. Светоний: «Калигула, корчась, лежал на полу. «Я еще жив!», — вскричал он. Кто-то сказал – добейте его. Еще 30 ударов хватило, чтобы он испустил дух».

Это был очень важный момент, поскольку становилось ясно, что императорская власть зиждется на мечах, тогда это стало как нельзя более очевидно.

Преторианцы выберут императором человека. За пологом они находят прячущегося там нужного им кандидата – Клавдия, дядю Калигулы. Вот им будет легко управлять, двигать им как марионеткой.

У него были тики и заикания, возможно, что он только благодаря тому и выжил, что его не воспринимали серьезно в качестве претендента. Уверенные в своем выборе, преторианцы провозглашают Клавдия главой величайшей империи на земле.

Старшие члены его семьи предпочли не давать ему значительного государственного или военного опыта. Почти все другие юноши в императорской семье быстро выдвигались на служебные должности, но только не Клавдий.

Императору Клавдию придется многое доказать своим подданным, считающим его бездарным. Перед преторианцами, сделавшими его императором, он в большом долгу. Оно событие послужит на пользу и тому, и другому – война. Честь и добыча – для солдат, престиж и достоинство — для императора-победителя.

Завоевание некой территории, военная авантюра всегда экономически предпочтительнее для римского солдата. Психологически солдаты не хотят сидеть и ждать, они хотят идти и сражаться как можно лучше.

Чем более впечатляющее завоевание, тем лучше. Но куда идти? Предложение императора Клавдия дерзновенно и неожиданно – Британия, далекий и враждебный остров, где Юлий Цезарь потерпел поражение почти 100 лет назад. Человек, покоривший его, обретет большую славу, чем сам Цезарь.

 

Друиды

Британия, 43 год нашей эры.

Командующим экспедиции Клавдий назначает Авла Плавтия, известного сенатора и опытного военачальника. Он ведет 4 легиона в неведомые и опасные земли, солдаты нервничают и побаиваются.

Такой страх перед неизвестным нельзя недооценивать: они по-настоящему боялись, что на другой стороне пролива их встретит нечто неизведанное и грозное. Ходят слухи об устрашающей магии друидов – жрецов таинственное религии Британии.

Античный философ Плиний Старший: «Британия очарована магией, в которой, как учит чудовищный культ друидов, принести в жертву человека – это желанное действо богобоязненности, а съесть его плоть – самое большое благо».

Следы человеческих жертвоприношений наполняют солдат отвращением, и это ведет к тому, что император Клавдий запрещает друидизм.

Для того, чтобы какой-то культ был подавлен, нужно было, чтобы его представители сделали что-то, что не нравилось римлянам. Одной из таких вещей были человеческие жертвоприношения, в которых обвиняли друидов и которыми они наверняка занимались. Вторая вещь – это если культ мог на самом деле мешать политике империи.

Политика и магия – это грозное сочетание.

Римляне осторожно продвигаются со своего плацдарма в Рутупии (сейчас город Ричборо) к Темзе, за которой лежат обширные владения племени катувеллаунов.

Овеянный друидическими таинствами вождь катувеллаунов Каратак не носит доспехов, вместо этого он полагается на силу волшебства своей боевой раскраски.

У друидов уходило немало лет на обучение, чтобы овладеть этими вещами – возможно, до 20 лет, чтобы изучить различные тексты, заклинания, слова молитв, волшебство.

Жрецы-друиды – вдохновители борьбы против римлян. Он свободно передвигаются от одного племени к другому, распространяя новости о противнике и собирая воинов.

Друиды – не только посредники между людьми и богами, но как судьи и вожди они были теми, с кем считались остальные. Практически в любой области кельтского общества у друидов есть влияние, у них есть сила.

Тогодумн, брат Каратака и предводитель соседнего племени, прибывает со своими воинам на помощь. С объединенными силами вожди смотрят на римлян с куда большей уверенностью.

 

Новая реальность для римлян в Британии

Бриттов не завоевали в прошлый раз, когда пришли римляне. Они сражались на своей земле, знали местность, у них был опыт столкновения с римлянами. Поэтому они, возможно, чувствовали себя уверенно, знали, что смогут победить римлян, когда те появятся.

Самые сложные условия и меньше всего людей было в Уэльсе, но и люди эти были более воинственные.

Римские солдаты были обучены сражаться в правильных построениях легионов, чтобы вспомогательные отряды были на флангах и было место, где развернуть когорты. И это работало: в Африке, на Ближнем Востоке, в Галлии. Это хуже работало в Германии и совсем не работало в Британии.

Историк III века Дион: «Варвары-бритты скрывались в лесах и болотах, надеясь измотать захватчиков в мелких яростных стычках. Они знали, где найти тропы, сухие островки среди болот. Римляне безуспешно пытались преследовать их».

По началу бритты очень успешно действовали против римлян. Они позволили римлянам высадиться без сопротивления, и план, скорее всего, был – заманить их и уничтожить там, откуда они не смогли бы выбраться.

Бритты нападают, действуя коварно и беспощадно.

Всем известно, как римской армии была поставлена дисциплина: тот факт, что римские солдаты сохраняли порядок даже в проигранном сражении, замечателен, и означает военное искусство командиров и выучку, которая в то время делала римского солдата лучшим в мире, а, возможно, и во всей истории.

Раз за разом солдаты Клавдия терпят унизительные поражения, но остаются непреклонны. Чего римлянам всегда хватало, так это терпения. Здесь не стоит вопрос о решающей победе, это будет кампания и она будет долгой.

 

Триумф римлян в Британии

Плавтий находит способ изменить положение в свою пользу: он поручает вспомогательным войскам переправиться через Темзу и нанести неожиданный удар.

В римской армии было два вида солдат: те, кого называли легионерами, они были римлянами, и те, кого называли вспомогательными частями – их набирали из покоренных народов.

Плавтий приказывает вспомогательным войскам перейти через Темзу. Римские солдаты, конечно же, могли сделать это. Но раз велик риск понести значительные потери, почему бы не взвалить это на плечи вспомогательных частей.

Как все друиды, вожди Каратак и Тогодумн считают воду священной, думая, что могучая река защитит их от врагов. Вспомогательные части римлян, не отягощенные подобными предрассудками, незаметно форсируют реку.

Они прекрасно понимали, какой враг им противостоит, как они вооружены и организованы. Действуя как разведчики они отлично знали своего врага, его численность и то, на что способен противник.

Солдаты вспомогательных войск перво-наперво убивали лошадей бриттов, лишая тех возможности быстро отступить.

Только теперь Плавтий бросает в атаку на катувеллаунов легионы. Войска дерутся в рукопашную. Это превращается в большую схватку, где используется грубая сила, чтобы одолеть противника, сломить его, заставить попятиться и затем гнать прочь.

Но на второй день преимущество склоняется на сторону римлян. Римская армия к концу дня сохранила боеспособность, в тем время, как воины противника еле держались на ногах от ран, понесенных потерь, физической и эмоциональной усталости.

В жестоком бою вождь бриттов Тогодумн смертельно ранен. В смятении оставшиеся в живых исчезают в болотах.

Семьи вождей друидов оказываются перед новой жестокой реальностью: вести о катастрофе порождают панику, и они пускаются в бегство. Каратак и его семья тоже вынуждены спасаться, чтобы избежать унижения от рук римлян и рабства.

Когда римляне одерживали крупную победу, полководец имел право провести то, что мы сейчас назвали бы парадом победы, а в Риме называлось триумфом. Если возможно, командующего побежденными войсками проводили пленным, чтобы показать в его лице покорение всего его народа. Обычно этого человека казнили в конце парада как врага римского народа.

Каратак не хочет стать пленником римлян. Поклявшись отомстить, он собирает своих сторонников и ведет их далеко на запад, в гористую страну, в самое сердце заповедных чащ друидов. Каратак справедливо предполагает, что римляне за ним не пойдут, вместо этого они обосновываются на берегах Темзы.

Историк III века Дион: «Столкнувшись на Темзе со значительными трудностями Плавтий будто бы испугался: вместо того, чтобы двигаться дальше, он решил охранять то, что уже завоевал, и послал за Клавдием».

Но было ли это страхом или осознанным политическим решением Плавтия? Весьма сомнительно, чтобы Темза остановила человека с такими способностями и опытом, как у Плавтия. Скорее у него был приказ: найти удобное место, создать плацдарм, обеспечить тылы и вызвать императора, чтобы тот мог явиться лично, и как военный вождь встать во главе победоносных легионов.

 

Приезд римского императора в Британию

В Риме император Клавдий готовится лично участвовать во вторжении в Британию. Он мечтает о том, чтобы поставить варваров на колени. Впервые в жизни он надевает воинские доспехи.

Он должен был доказать свою воинскую доблесть, это было неотъемлемой частью общественной деятельностью в Риме, нужно было иметь военные достижения, предпочтительно – победы над каким-то из внешних врагов.

Клавдий планирует сокрушить варваров с помощью самого устрашающего и разрушительного оружия античного мира – боевых слонов. Они объявят о торжественном вступлении в бой самого императора. Затем Клавдий научит британцев падать ниц перед всемогущим императором и тем получит свою долю славы.

Император Клавдий пытается добраться до Британии морем. Его корабль чуть не погибает у берегов Испании, и он вынужден добираться сухим путем через Галлию в Гессориакум (ныне Булонь) и далее плыть через Ла-Манш.

Когда он прибывает, кампания уже почти закончена из-за приближения зимы.

Мы знаем, что император появился во всех блеске, он прибыл с когортами личной охраны –так называемой преторианской гвардией, и с ним также прибыли слоны.

Естественно, в Британии слоны не водятся и нигде в западной Европе тоже, поэтому этим он действительно заявил о своем прибытии и затем руководил, возможно, с безопасного расстояния в тылу захватом различных городов и селений.

Неожиданное появление Клавдия вкупе с унизительным поражением Каратака заставляет вождей бриттов покориться, оставив борьбу.

У нас, современных людей, иное понимание свободы: это часть нашей природы. Но это необязательно было в природе людей в Древней мире: большинство людей просто приучали себя жить при новых правительствах. Дань, которую они платили они платили одному, теперь они платят другому – для них не было особой разницы. Если они могли избежать разорения, исходящего от армии завоевателей, подчиниться, чтобы те не грабили, не разоряли их земли – они часто так и делали.

Победа в бою поддерживает боевой дух простых легионеров: они больше не боятся бриттов, они и не подозревают, что худшее еще впереди.

Клавдий основал римскую провинцию в Камулодуне (теперешний Колчестер), где ему присягают на верность около десятка вождей бриттов.

Поддержка этих союзников отгородит новорожденную провинцию от мятежных племен.

 

Сопротивляться римлянам или покориться?

На сервере Англии в землях бригантов этот выбор нависает, как зловещая тень. И он будет сделан их могущественной царицей Картимандуей.

Бритты охотно вставали под знамена женщин. Среди них были сильные яркие личности, которые вели за собой большие силы. И возможно, что благодаря силе личности, притягательности они могли возглавлять свой народ.

У мужа Картимандуи Венутия нет сомнений в том, каким путем должны идти бриганты: он ненавидит римлян всем сердцем.

В земле, которая станет известна как Уэльс, также нет места нерешительности. здесь самые воинственные из бриттских вождей продолжают жить старыми обычаями и страстно противятся завоеванию. Друиды призывают богов изгнать римлян с их берегов.

В час нужды они совершают свое величайшее таинство – принесение в жертву человека. Изгнанник Каратак становится их идейным вдохновителем. Его страсть воспламеняет сопротивление.

Он смог объединить разрозненные племена в антиримскую коалицию с одним общим врагом. Это, должно быть, сделало его самой притягательной персоной в Британии в то время. Как бы еще ему удалось убедить стольких сопротивляться военной машине Рима?

Связанные общей ненавистью и своей древней религией, кельты клянутся продолжать борьбу до последнего вздоха.

 

Британник

Рим. 44 год н.э. Пробыв всего 16 дней в Британии, Клавдий возвращается в Рим. Всего он отсутствовал полгода, но от теперь совсем не тот, кем был до отъезда – он триумфатор.

Значение такой поездки для самого императора необычное: это резко повысило его популярность в массах, ведь в их глазах он был теперь удачливым военачальником и завоевателем.

Историк III века Дион: «Сенат присвоил ему титул Британник. Они также проголосовали за проведение ежегодного празднования этой победы и возведении триумфальных арок».

Грандиозные монументы, известные как триумфальные арки, достигают высоты 20 метров. В его честь возводят триумфальную арку с надписями в ознаменование его достижения – завоевание Британии. Это постоянный монумент в городе Риме с его именем на нем, который прославляет Клавдия как великого полководца и завоевателя. В воинских почестях – весь смысл его поездки в Британию, это основная цель Клавдия – зарекомендовать себя как крупного военачальника, чего ему ранее не доставало.

 

Партизанская война против римлян

Для Плавтия, которого Клавдий оставляет за себя в качестве губернатора Британии, празднование, возможно, преждевременно: каждый раз, когда римляне выступают за пределы занятых ими территорий, они становятся объектом умелых нападений, вдохновляемых лидером повстанцев Каратаком.

Они держали связь через гонцов и посыльных, зная местные условия, тайные тропы и маршруты, позволяющие быстро пересекать Британию из конца в конец. Варвары могли быстро обмениваться посланиями, и это давало им немалое преимущество.

В то время крупные засады часто устраивали так: скатывали на противника со склона бревна или большие камни. Представьте себе легионера, вооруженного мечом и копьем. Он привык к бою на короткой дистанции, и вдруг в него бросаю капни, копья, топоры, на него скатывают бревна, все это сыпется на него, как град.

Бриттам удавалось перехитрить римлян, потому что ни знали местность, и вожди бриттов, сражавшихся на своей земле, вдохновляли воинов горячими речами, призывали их бороться с чужеземцами, захватчиками, которые пришли, чтобы их поработить и завоевать их земли.

Каратак сумел отлично организовать партизанскую войну против римлян, он оказался умелым вождем повстанцев. Под его знамена становились те, кто не хотел принимать римское владычество, и сила их крепла день ото дня.

После нападения группы мятежников растворялись в дремучих лесах. Плавтий должен подавить сопротивление или стать свидетелем гибели своей новой провинции.

Это означало, что римским командирам приходилось действовать в непривычных условиях, войска не были обучены для таких боевых действий, им приходилось приспосабливаться к местности и к партизанским методам своего противника.

 

Выбор Картимандуи

В 45 году н.э. Плавтий отправляет дополнительные войска из своей столицы в Камулодуне: три легиона движутся на запад, восток и север, девятый легион направляется в страну бригантов.

Храбрые бриганты контролируют земли на севере, отгораживающие римлян от других варваров.

Для римского посла сотрудничество царицы Картимандуи жизненно важно. Они пытаются разделять и властвовать, пытаются изолировать отдельные группы и подавить их. Иметь союзников в такой войне – это большое преимущество.

Картимандуя принимает императорское предложение. Как бы то и было, с легионами у порога ее выбор не так уж велик.

Как поступить во благо своего народа, если выбор не между свободой и порабощением, а между сотрудничеством и гибелью? Таким, как Картимандуя, сотрудничество с Римом позволяло сохранить свою власть, и возможно, при этом риск для них был меньше, чем если бы они брались за оружие.

Венутий, супруг царицы, категорически возражает против ее решения, и не он один.

Римлянам было на руку иметь такие договоренности. Проблема, конечно, что иногда происходит внутренний раскол, как это было с Картимандуей, когда ее муж пошел против нее.

Венутия бесит невозможность действовать самостоятельно, но пока он подчиняется воле жены. Разозленный, но не сдавшийся, он ждет, когда наступят перемены.

Римляне передвигаются по стране, подчиняя одно селение за другим. Главным для римского правителя, особенно в такой, только что образованной провинции, было поддержание порядка. Он научится уживаться с местными жителями, поэтому римляне изо всех сил старались делать так, чтобы местные племена перенимали романские обычаи и жизненные удобства.

Для тех, кто сотрудничает – рука римлян мягкая, тех же, кто сопротивляется, ждет быстрая кара. Солдаты достигают повстанцев и несут им имперское правосудие на остриях копий. На каждом углу – возмутители спокойствия.

Но легионы пополняются и перебежчиками из числа местных жителей. Медленно, но верно они расширяют владения империи, завоевывая и сердца, и умы.

Захвачена большая часть юга Британии.

 

Плавтий-герой

Рим, 47 год. н.э.

На арене римской политики — полководец Плавтий- герой, через четыре года после вторжения благодарный Клавдий отзывает его в Рим. Он привозит с собой бриттских пленников для гладиаторских боев.

Четыре года – обычный срок для наместника провинции, и потом приходил кто-то другой. Не стоило оставлять кого-то на больший срок, потому что войска привыкают к своему командиру. А если такое случается, им может прийти в голову, что из их командира получился бы неплохой император.

Историк Дион, III век: «В гладиаторских боях принимали участие многие, включая пленных из Британии. Клавдий устроил грандиозное зрелище для огромных толп народа и по праву гордился этим».

Кровавые бои на арене наполняют гордостью сердца римлян, варвары – пыль у них под ногами.

 

Восстание Каратака

Нелегко было усмирить провинцию до такой степени, чтобы оттуда можно было вывести войска. Римляне старались делать все на долгие годы, видя дальнейшие последствия своих трудов. Это необходимо, когда имеешь дело с таким сильным противником, как Каратак.

Восстание Каратака было одним из наиболее крупных. Ему удалось объединить большинство бриттов, и они добились немалых успехов.

Британия, 47 год н.э.

Поселение бриттов, мирно уживающихся с римлянами, становится целью набегов Каратака. Вереница блестящих побед разносит его славу по всей Британии. Все ждут от него изгнания захватчиков со своей земли.

В ноябре, узнав о том, что в Британию назначен новый губернатор, Каратак с новой силой разжигает пламя мятежа. Нового губернатора провинции Скапулу ожидает кровавое приветствие.

Но все идет не так, как надеялся Каратак: римские легионы выстояли. Скапулу наносит Каратаку первое серьезное поражение. Но вождь мятежников непоколебим.

Каратак отступает в южный Уэльс и поднимает там новое восстание. Когда оно охватывает холмы северной Англии, Скапула отдает приказ девятому легиону выступать из земель бригантов на запад. Но он обнаруживает только женщин и детей: повстанцы словно растворились в воздухе.

Успех восстания в Уэльсе, как и других восстаний в этих краях вплоть до начала современной истории, во многом определялся тем, что повстанцев невозможно было настичь.

Теперь римлянам нужно идти в леса и горы, чтобы настичь мятежников, и только тогда они могут их уничтожить. Римлянам, как и многим после них, пришлось столкнуться со всеми трудностями партизанской войны на местности, которую противник отлично знает и к которой он приспособил свою тактику.

 

Заговор против Картимандуи

Скапула решает сровнять их убежище с землей. Он уничтожает на своем пути каждое селение и движется дальше. Но в его тылу назревает угроза второго восстания: в бриганском лесу собираются друиды.

Бриганты видят римлян, с трудом продвигающихся вглубь территории Уэльса и решают: «Да, это неплохая возможность. Пока они заняты там, мы можем устроить им неприятности и, возможно, победить. Может быть, если они окажутся между двумя огнями, их удастся уничтожить».

Ключевой фигурой нового восстания становится Венутий, муж царицы Картимандуи, пошедшей на сговор с римлянами.

Венутий, несомненно, был яркой личностью. Он не был наследным вождем своего народа, но как военачальника его знали все бриганты. Поэтому после его разрыва с женой он стал новым центром притяжения для всех, кто жаждал освобождения от владычества Рима.

Предводителей восстания волнуется лояльность Венутия. Кто в конечном счете выиграет, если его жена-царица будет свергнута. Но они недооценивают возможности Картимандуи.

У нее везде есть шпионы. Слуга ее мужа сообщает ей имена зачинщиков, ей становится известно, что в заговоре участвуют лучшие из ее воинов. Положение отчаянное. Она обращается за помощью к Риму.

Старейшины кланов, вожди, поддерживающие Рим, делают это потому, что верят обещаниям римлян. Он знают, когда Рим говорит – мы придем к вам на помощь – это не просто слова.

Через римского посланника она отправляет сообщение Скапуле. Он должен немедленно возвращаться в землю бригантов и выполнить данное Римом обещание защитить ее.

Для Скапулы хуже момента и быть не могло. Ему приходится выводить войска из Уэльса и двигаться на запад в земли бригантов на помощь царице. Его уход дает возможность Каратаку и уэльским повстанцам перейти в наступление.

Пока римляне отступают, на подмогу Каратаку собираются отряды воинов со всей Британии. Они приносят оружие, свою древнюю веру и приводят с собой семьи. На этот раз повстанцы не будут нападать исподтишка, Каратак отдает приказ: возводить долговременные укрепления.

Римский историк Тацит: «Он выбрал место, где многое было на пользу ему и работало против нас. За стенами их укреплений было множество воинов».

Такого рода сооружения дают огромные преимущества обороняющимся. У него были все основания считать, что, возможно, при том, что он выбрал место и сам проследил за подготовкой к обороне, он сумеет остановить римлян. У Каратака было достаточно оснований рассчитывать на победу. Последний шанс обрести независимость для бриттов зиждется на этой хрупкой надежде.

Для римлян, сражающихся под знаменами императора Клавдия, начинается 6-ой год кровопролитного завоевания Британии. Римский император и на самом деле играл роль главнокомандующего всех войск Римской империи. И в глазах всего народа он лично нес ответственность за любой успех или неудачу любого начинания империи. Продолжающийся хаос в Британии мог поколебать и без того непрочное положение Клавдия.

Британия, 49 год н.э.

Картимандуя, царица бригантов, и римский вассал, требуют у империи защиты от ее взбунтовавшихся подданных. Она и ее сторонники держат оборону в укрепленном дворце, ожидая, пока на выручку подойдет римский военачальник Скапула.

За короткий срок Скапула подавляет восстание в ее владениях и приносит ей голову вождя повстанцев. Ее супруг Венутий возмущен, он все больше сочувствует мятежникам.

 

Финальная схватка римлян и бриттов

Наконец, Скапула вновь выдвигается с 9 легионом в Уэльс. Он намерен окончательно расправиться с Каратакоми и отдает приказ 20 легиону двигаться на встречу с ним из Камулодуна. Это удваивает его силы.

В 50 году н.э. с честью императора, довлеющей над ним, Скапула и его 2 тысячи лучших на свете солдат идет навстречу подготовившемуся к яростной обороне противнику. В их руках честь и репутация императора Клавдия.

Возможно, такое человек, как Скапула, был способен убедить Клавдия, что в подобных обстоятельствах не зазорно было бы и отступить. Но то, что было поставлено на карту, перевешивало любой риск – это его шанс продолжить карьеру римского военачальника и политика. Поражение немыслимо, но победа будет нелегкой.

Античный историк Тацит: «Наши солдаты подошли к линии укреплений, но потеряли слишком много ранеными и убитыми. Множество копий летело с обеих сторон».

Римляне перестраивают свои ряды и снова идут в атаку. Рим должен перехватить инициативу. У столкнувшейся с военной машиной империи мятежников нет ни единого шанса. Так было, и еще не раз будет снова.

Они хотели сойтись с бриттами в окончательной схватке и закончить эту эпопею. Их натиск был настолько сильным и яростным, что бритты были опрокинуты.

Тех, кому повезло, настигала скорая смерть, другие окажутся в плену: их ожидают унижения, рабство и ритуальная казнь. К своему ужасу Каратак узнает, что среди попавших в плен – его жена и дети.

Ему самому удается бежать. Он оказывается в стране бригантов, хотя их царица Картимандуя сотрудничает с римлянами.

Венутий, муж Картимандую – настоящий патриот. Он ненавидит политику Картимандуи и соглашательство с римлянами. Скорее всего, Каратак бежал не к Картимандуе, а к Венутию, возможно, в надежде на поддержку, на то, что в конце концов Картимандую удастся убедить примкнуть к ним.

Картимандуя непоколебима, она сторонница Рима. Она выдает Каратака римлянам, чтобы еще раз подчеркнуть свою верность империи. Ее предательство вызывает у ее мужа ярость.

Каратака и его семью проводят по улицам Рима к восторгу его жителей.

Античный историк Тацит: «Слава Каратака распространилась за пределами острова через провинции до самой Италии. Людям было любопытно взглянуть на того, кто столько лет бросал вызов могуществу Рима. Даже в самом Риме это имя вызывало отклик».

Это был символ их победы: «вот вражеский вождь, его ведут по нашим улицам, поверженного». Что обычно случалось с врагами Рима? Их отправляли в тюрьму, где сажали в яму и душили. Но в данном случае этого не произошло. Вместо этого Каратака подвели к Клавдию, сидящему на высокой скамье трибуна, и там он произнес пламенную речь.

Если верить Тациту, он говорил о том, что необходимо сопротивляться захватчикам, и что, если Клавдий оставит его в живых, это будет символом его милосердия.

Даровать милосердие означает превосходство, и это как раз то, какими себя видят римляне – выше всех остальных.

Тронутый речью Каратака Клавдий дарует жизнь ему и всей его семье. Его, возможно, отвезли на виллу где-то неподалеку от Рима, где он доживал свои дни в относительном благоденствии, но лишенный главного – свободы, в золотой клетке.

 

Британия так и не попала до конца под влияние Рима

Хотя Каратак, наконец, приручен Римом, романизация Британии идет не так гладко. В ходе десятилетия повстанцы поднимаются вновь. На этот раз во главе их стоит Венутий. Даже столетие спустя северные границы остаются непокоренными.

Она так и не попала до конца под влияние Рима. Британия была слишком далеко, и в конце концов римляне вынуждены были построить стену Адриана, чтобы защитить себя от вторжений с севера. Ее трудно будет удерживать, и в конечно итоге они оттуда уйдут.

Завоеванный ради того, чтобы укрепить репутацию императора, остров веками поглощает людские материальные ресурсы, и когда Рим, наконец, падет, Британия станет первой, где все вернется в варварское состояние.


 

Комментарии:

Наверх