Рим. Война с даками

12 Окт
2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

В 47 году нашей эры император Клавдий возглавил успешный поход на Британию. Это случилось впервые спустя сто лет после Юлия Цезаря. Но следуя своим жестоким традициям бритты под руководством своего талантливого вождя и военачальника втянули Рим в нескончаемую партизанскую войну. И вот почти сорок лет спустя, в 84 году н.э. император Домициан продолжает борьбу с варварами на границе и с предателями в Сенате. До тех пор, пока кровавый заговор не изменит всю политику Рима. И император Траян решительно доведет до конца все начинания Домициана.

 

Даки – угроза для Рима

Рим, 80-й год н.э.

К концу I века нашей эры Римская империя на пике могущества: армия сильна, победа следует за победой, власть империи неоспорима. Начинается эпоха процветания империи, которая продлится почти 150 лет до середины III века нашей эры, когда Рим будет ожидать череда потрясений. Но сейчас Рим на апогее своего величия.

Римская империя расширила границы, но цивилизованные земли соседствуют с варварскими племенами Германии и Дакии – нынешних Германии и Румынии, которые сопротивляются римскому владычеству.

Больше всего неприятностей доставляют даки. Их вождь Децебал обхаживает вождей соседних племен, предлагая им рабов и золото в обмен на их поддержку в борьбе против Рима.

Он искал союзников на севере, и ему удалось успешно заключить четыре союза. Кроме того, нашлись союзники и на востоке, влияние Децебала росло, и это римлянам не нравилось, они видели в Децебале угрозу.

Усилия Децебала подрывали основу римской политики, направленной на разобщение ослабление соседей-варваров.

Римляне боролись с варварскими племенами на своих границах, стараясь прежде всего стравить их друг с другом. Они пытались не допустить, чтобы варвары сумели объединиться против Рима и чтобы ни одно из племен не набрал достаточных сил, чтобы подчинить всех остальных и теме самым превратиться в серьезную угрозу.

Децебал укрепляет союз племен против Рима как раз в тот момент, когда в империи происходят неожиданные перемены: молодой аристократ Домициан готовится принять тиару у лежащего на смертном одре брата императора Тита. Это случилось неожиданно, и Рим не был готов к такому повороту событий.

Между Титом и Домицианом, очевидно, был конфликт. Тит умер в 81 году н.э. от лихорадки, и ходили слухи, что это Домициан его отравил, чтобы избавиться от брата и захватить власть в империи.

Император Тит был популярен, но правил он всего два года. По сведениям биографа II века Светония Домициан все это время был крайне недоволен: «Домициан не упускал случая упомянуть, что они с братом должны были править Римом вместе, но завещание их отца было подделано. И когда Тит опасно заболел, Домициан объявил его умершим прежде, чем тот действительно испустил последний вздох».

 

Домициан – победитель германцев

Сила Рима заключалась в мощи его армии, способной сокрушить любого врага. Домициану нужно было на поле боя доказать, что он ничем не хуже своего брата и отца.

В 83 году н.э. он ведет своих солдат на германскую границу к Рейну и Дунаю, чтобы продемонстрировать им силу Рима. Но Домициану пришлось справляться не только с варварами: на роль командующего он выбрал человека, не обладающего ни авторитетом, ни опытом, человека, который ни за что не будет для него угрозой – Корнелия Фуска.

Командующий римской армией мог стать угрозой императору, но только, если он имел достаточно высокое происхождение, чтобы думать о себе как о возможном кандидате на тиару. Это был один из способов защититься от узурпации – поставить во главе войск человека низкого происхождения.

Домициан выбрал легкую цель — одно из плохо организованных и слабых в военном отношении германских племен.

В начале своего правления императоры часто предпринимали военные походы, особенно, если чувствовали, что их положение шатко. Можно предположить, что Домициан, который не был популярен в народе, хотел укрепить свой авторитет в армии, и успешная кампания против заведомо слабого противника лучше всего подходила для этих целей.

Германцы потерпели жестокое поражение, и Домициан вознаградил победоносные легионы, увеличив их денежное довольствие на четверть. Себе он присвоил почетный титул Германикус – победитель германцев.

Пока Домициан заботится о повышении собственного престижа, на Рейне молодой военачальник по имени Траян завоевывает почет и уважение благодаря умелому руководству, а не насилию. Он честолюбивый и терпеливый человек.

Его отец участвовал в нескольких успешных походах под руководством Веспасиана. Он происходит из рода сенаторов и консулов, но все же они не относятся к высшей аристократии Рима, происхождение Траяна можно считать относительно скромным.

Траян продолжает верно служить Риму и ждет удобного случая, чтобы проявить свои достоинства перед новым императором.

 

Нападение даков на римскую провинцию Мезию

Но на севере в оружейных мастерских даков днем и ночью идет работа. На дворе 84 год нашей эры. Куется сталь для мечей и копий для войск вождя Децебала. Он знает, что война с римлянами все ближе и ближе, и хочет вооружить и подготовить своих людей.

Об этом пишет историк Кассий Дион: «Прекрасно знакомый с искусством войны, Децебал хорошо понимал, когда нужно нападать, и правильно угадывал момент для отступления. Он умел устраивать засады и выбирать места для сражений. Он не только умел добиваться победы, но и знал, как пережить поражение».

В то время даки были, возможно, самым передовым после римлян народом в средиземноморском регионе. Поэтому неудивительно, что они вполне могли представлять серьезную угрозу.

Дакийский верховный жрец провел священный обряд освящения оружия, во время которого божество даков – Залмоксис – должен был открыть им их будущее.

Рассказывает историк 5 века до н.э. Геродот: «Каждые пять лет они бросают жребий и посылают посланника к Залмоксису, который должен рассказать Богу об их нуждах. Если оружие убивает избранного посланника, они верят, что Бог благосклонно рассмотрит их просьбы. Но если посланник не умрет, они считают, что избрали недостойного».

Сегодня избранник даков отправился к богам, чтобы передать Залмоксису просьбу о победе над Римом, на меньшее даки не согласны.

Без предупреждения или провокации даки напали на римскую провинцию Мезию.

Мезия, 84 год нашей эры.

Рынки этой богатой провинции изобилуют товарами: фруктами с садов, зерном с полей, глиняной посудой из мастерских умелых гончаров, а золото мезийских рудников – основной источник драгоценного металла для чеканки римских монет.

Воспользовавшись беспечностью римской приграничной стражи, даки напали, захватив провинцию врасплох. Они сеяли хаос, грабили, мародерствовали и убивали всех, кто пытался их остановить, в том числе и губернатора Мезии.

Мы не знаем точно, почему в 84 году они напали на Мезию и чем был вызван этот первый набег. Они считали эти земли своими: ранее часть Мезии принадлежала дакам, и, возможно, они хотели вернуть утраченные земли. А может, просто хотели пограбить или разведать слабые места, куда можно потом ударить.

Очевидно, набеги на земли на другом берегу Дуная понадобились для того, чтобы еще больше возвысить воинскую элиту даков, а Децебал, несомненно, пришел к власти благодаря им. Другими словами, для племенной верхушки война против Рима была лучшим способом укрепить свое положение.

 

Начало войны с даками

Так как границам Рима угрожали варвары, неопытный император Домициан направил свои войска против враждебных племен.

Даки окружили их со всех сторон. Это нападение на Мезию – не только угроза власти Рима, это угроза личному авторитету императора. Домициан не мог не отреагировать на варварское убийство губернатора.

Итак, он направил туда своего военачальника Корнелия Фуска, чтобы раз и навсегда покончить с этой угрозой. Но дело в том, что в характере Корнелия Фуска была склонность к излишнему риску.

Домициан тоже рискует: назначив военачальником человека не из сословия сенаторов, он откровенно бросает вызов римскому Сенату.

Войска даков отражают удар и наносят римлянам серьезное поражение. В сражении погибает сам Фуск, а его армия почти уничтожена. Орлы легионов захвачены, это большое потрясение для римлян.

За ошибки Домициана Рим платит кровью свои солдат. Но в войне приходится нести и другие издержки, и богатые граждане Рима вынуждены оплачивать военные кампании Домициана.

«Император не останавливался ни перед чем, чтобы наполнить казну», — пишет во II веке биограф Светоний. – «Большая часть доходов шла на строительство зданий и устройство зрелищ для народа. А выплаты солдатам росли, и Домициан охотно прибегал к разным способам пополнения казны. Он использовал любые обвинения, чтобы отнять собственность у живых и мертвых. Таким образом, он добился всеобщего страха и ненависти у всех, кроме римской армии – ее преданность Домициан просто купил».

Назначив нового военачальника после смерти Фуск, император Домициан в 89 году нашей эры направил своих солдат через границу к Тапе в Дакии.

Теперь более, чем когда-либо, императору нужно победить Децебала и восстановить честь Рима. Он зависит от наемных войск и союзников, которым заплатили, чтобы они воевали за Рим.

Рим был обязан что-то предпринять, и дело было не только в гибели двух губернаторов, это был вопрос престижа империи. Нельзя было терпеть подобные набеги, хотя убийство двух губернаторов – это не просто набег, и ничего не делать. Поэтому с Децебалом надо было так или иначе воевать.

Когда войска римлян и даков снова столкнулись, Рим был настроен решить проблему раз и навсегда. Как известно, даки были свирепыми воинами, но римская армия, подкрепленная вспомогательными войсками варваров-союзников, не отступила.

Для даков схватка с римлянами стала ужасным испытанием. Не только потому, что им пришлось воевать с профессиональной армией, прекрасно обученной и организованной, но и потому, что они столкнулись с наемниками, чьи методы ведения войны были им не знакомы. Они никогда не встречались с таким противником: те странно выглядели, странно одевались, их матера боя была непривычной. Поэтому эта битва стала для них крайне тяжелым испытанием.

Наконец-то, децебалы-даки были побеждены. Но обстоятельства не позволили Домициану воспользоваться плодами этой победы.

 

Мятеж Сатурнина

Пока Домициан занят децебалами-даками, римский губернатор в Германии воспользовался этой возможностью и поднял мятеж.

Домициан направил молодого и верного ему начальника Траяна, чтобы восстановить порядок. Восстание подавлено, и предводитель мятежников захвачен в плен.

Проблема, с которой Домициан столкнулся в 89 году – откровенное недовольство по крайней мере одного военачальника и его легионов в европейских провинциях.

Это был Сатурнин, который сделал попытку объявить себя императором, пока Домициан был занят войной с даками.

Траян подавил мятеж Сатурнина и заслужил еще большее признание императора. В награду в 91 году Домициан сделал его консулом, а потом он был назначен губернатором двух приграничных провинций.

Оба этих поста требовали большого опыта и возлагали на Траяна немалую ответственность.

 

Сделка римлян с варварами

Вождю даков Децебалу были на руку политические и военные проблемы императора Домициана. Император, и без того не самый способный правитель, вдруг почувствовал себя неуверенно из-за распрей в собственной армии и яростного сопротивления даков.

В надежде умиротворить и подчинить побежденных врагов, Домициан направил римского посла в земли даков и сделал их вождю щедрое предложение – так мог поступить только слабый и трусливый человек.

Когда победитель пытается договориться с побежденным, но еще способным сопротивляться противником, а не добить его окончательно – такого военачальника обязательно обвинят в трусости за то, что он дал врагу избежать разгрома. Так не раз случалось и в древней, и в современной истории. Это урок, который еще предстояло выучить многим победителям.

Этот странный поворот римской политики привел к тому, что посланники Домициана принесли побежденным то, что больше походило на дань победителю.

Рассказывает историк Кассий Дион: «Домициан передал Децебалу большие суммы денег, прислал рабов-ремесленников различных профессий, пообещал и в будущем присылать крупные суммы».

Домициан растрачивает богатства Рима, чтобы умиротворить варваров. Это был крайне невыгодная сделка. Он серьезно запятнал свое имя, согласившись выплатить дакам дань. Кроме того, ему пришлось направить им ремесленников и мастеров, тем самым заложив основы для возрождения даков.

 

«Повелитель и бог»

Затем после такого проявления слабости Рима в 89 году император Домициан совершает еще дин необдуманный поступок – таким образом он надеялся продемонстрировать силу римлян другим варварским племенам, живущим за Дунаем.

Но Домициан недооценил их силу и направил слишком мало войск.

Он чувствовал, что эти племена пока еще не решились оказать дакам поддержку. И тем не менее он предпринял карательную экспедицию сразу против двух племен. Возможно, он считал, что сумеет погасить очаг будущей смуты.

Рим потерпел унизительное поражение. Можно сказать, что Домициан попал в порочный круг: он не только пытается купить Децебала, ходили слухи, что его победы над германцами – вымышленные, что он покупал светлые парики, наряжал актеров германцами, чтобы представить их пленниками на своем триумфе. Дела Домициана были очень плохи.

Но у Домициана были враги не только на границе. У него была скверная привычка регулярно избавляться от своих родственников. Иногда он раскрывал заговоры и среди сенаторов, по крайней мере, он так говорил, и устраивал чистки среди неугодных ему политиков.

В 93 году Домициан объявил себя Dominus et deus – «повелителем и богом». Он стал непредсказуемым, мстительным и опасным. Буквально все, кто находился рядом с ним, чувствовали, что постоянно находятся под угрозой. Рано или поздно кто-то должен был нанести удар прежде, чем убьют его самого.

 

Заговор против Домициана

Рим, Италия, 96 год нашей эры.

Пока Домициан жив, никто не может чувствовать себя в безопасности. Его жена Домиция, ее управляющий Стефан и другие близкие Домициану люди решили взять дело в свои руки.

Рассказывает биограф Светоний: «Когда заговорщики обсуждали, где и как напасть на Домициана, в ванной или за ужином, управляющий императрицы Стефан предложил свою помощь: чтобы избежать подозрений, он на несколько дней обмотал левую руку льняными бинтами, притворяясь, что поранился, а сам спрятал в бинтах кинжал».

Мы знаем, что к моменту его убийства 18 сентября 96 года императора ненавидели его жена Домиция, придворные и прислуга, Сенат был не в восторге от него, никто не любил Домициана. Возможно, это был смешанный заговор императорской семьи и некоторых членов Сената.

Наконец, план составлен, настало время его осуществить. Отталкивая от Рима союзников и пуская на ветер его богатства, он сам обрек себя на смерть.

Доверенный слуга Стефан пришел к императору и сыграл на его страхах, как рассказывает римский биограф Светоний: «Стефан явился на аудиенцию к императору, якобы чтобы рассказать о заговоре против него и передал ему свиток с фальшивыми уликами. И пока император читал свиток, ударил его кинжалом».

Услышав шум, прибежали стражники Домициана – слишком поздно, чтобы спасти императора, и слишком рано, чтобы Стефан успел уйти. В момент убийства Домициану было всего 45, он правил 15 лет.

Убийство Домициана произошло в результате заговора внутри его собственной семьи. Он был убит приближенными людьми и в домашней обстановке. Дело кажется вполне очевидным, однако, есть причины полагать, что имело место и кое-что еще.

После смерти Домициана Сенат воспользовался своим преимуществом. Рассказывает историк Светоний: «Люди восприняли новость о смерти Домициана с совершенным безразличием, но солдаты были опечалены и попытались даже провозгласить его Домицианом Божественным. С другой стороны сенаторы были так рады, что поспешили оскорбить мертвого императора, сбросив его статую, сбив его имя со зданий и разбив его изображения прямо на глазах людей».

 

Император Траян и начало новой эпохи

Сенат поспешил объявить нового императора. Сразу после убийства Домициана римский сенат попытался подобрать нового императора из своих рядов. Был выбран Нерва – пожилой человек, не имеющий детей и без особенных военных заслуг. Причины такого выбора теперь окутаны тайной.

Нерва был избран Сенатом подозрительно быстро. Он как кандидат устраивал всех. Нужно было выбрать императора, с которым все согласятся иметь дело, а Нерва был старым, болезненным, у него не было сына, так что он был лишь временным правителем, пока сенаторы не смогут решить, чего они в действительности хотят.

Нерва знает, что его роль лишь временная, и пытается выжать максимум из сложившейся ситуации. На случай, если Нерву заставят отречься, или он будет убит из-за своей неспособности обуздать армию, он выбрал себе соправителя, у которого были именно те качества, которых не хватало самому Нерве – прежде всего это огромное уважение в армии.

Через год Нерва выбирает своим наследником молодого военачальника Траяна и провозглашает его своим соправителем. История умалчивает о том, был ли Траян участником первого заговора с целью убийства Домициана.

Мы не можем сказать, что Траян был замешан в заговоре, но вполне возможно, он знал он нем, и это не означает, что он сам был в рядах заговорщиков. Возможно, он знал о заговоре, но считал, что не может ничего изменить и предпочитал выжидать.

Спустя три года Траян пешком в простой одежде никем не узнанный подходит к воротам Рима. В 98 году нашей эры он прибыл в Рим, чтобы по праву стать единоличным императором после того, как Нерва умер своей смертью.

Его приветствовали как героя, как только стража поняла, кто он такой. Когда Траян прибыл в Рим, все были очень рады, потому что он был молод, готов искать общий язык с гражданами и Сенатом в управлении империей. Считается, что с него началась новая эпоха.

С самого начала было ясно, что в Траяне есть все то, чего не было у Домициана. Историк Плиний восхваляет скромное прибытие нового императора: «Сам способ вашего прибытия доставил всем радость и удивление, ведь ваши предшественники желали, чтобы их несли на носилках, не хотели даже ехать на белой лошади, а из властительной гордости требовали, чтобы люди несли их на плечах. Вы возвышались над нами лишь благодаря собственному телосложению».

Он с должным уважением относился ко всем влиятельным людям, и более всего к тем, кто пишет историю, поэтому Траяна запомнили в веках как очень хорошего императора.

 

В преддверии битвы

Траян получил в наследство унизительный и так дорого обошедшийся договор с даками. Благодаря Домициану в обмен на мир эти варвары получили римское оружие, римских учителей и каждый год получают крупную сумму римских денег. И Траян не стал это терпеть.

Траян и многие другие считали поражение, которое даки нанесли Домициану, или договор, который даки ему навязали, позором для римлян. Поэтому он был настроен покончить с таким положением дел.

Траян не надолго задержался в Риме. С 9 римскими легионами и союзными войсками он направился к Дунаю, чтобы завершить незаконченное дело.

Он усилил римское присутствие на границе и готовился к серьезным сражениям на Дунае. Но прежде, чем встретиться с даками, он должен подготовить все необходимое своим войскам.

Лишь тогда, как рассказывает историк Кассий Дион, он будет готов исправить вред, причиненный Домицианом, и восстановить честь Рима, отплатив дакам.

Он изучил их прошлые деяния и был недоволен тем, сколько денег они получали каждый год. И он заметил, что сила даков росла год от года.

Но Траян думал не только о мести. У небо было не мало причин для того, чтобы напасть на Децебала: это могли быть месть и желание восстановить честь империи, завоевать признание и авторитет, упрочить положение. Поэтому он собирался отправиться туда и начать войну.

Военный поход – это серьезное предприятие. Траян несколько лет строил крепости, дороги и мосты, готовясь к войне с даками. Продвижение римских войск в этой области было сопряжено с большими трудностями: предстояло много сложных инженерных работ и прежде всего – форсирование самого Дуная, кроме того, их ждали узкие ущелья и другие естественные преграды.

А в 101 году Траян был готов.

Слава Траяна как отличного главнокомандующего идет впереди него. Вождь даков Децебал старается сделать так, чтобы в руки победителя попало как можно меньше добычи.

Чтобы сокровища даков не доставались римлянам, Децебал умело скрыл свои богатства. Только он сам и его верный слуга Бисилис знали, где они.

Дакия – очень богатая страна. Если бы римляне хотели расширить границы, Дакия была бы очевидным выбором. Захват таких обильных земель гарантирует, что поход если и не принесет выгоды, то хотя бы окупит себя. Так что, если мы признаем, что Траян жаждал славы завоевателя и стремился расширить границы империи, для него было бы вполне естественным обратить взор на Дакию.

В 101 году нашей эры даки поняли, что мирное время скоро закончится, многие из них бежали, собрав весь свой скарб, спасая жизни. Хотя дакам прежде приходилось уже сражаться в римлянами, на этот раз все иначе.

Рассказывает историк Кассий Дион: «Децебал, узнав о продвижении Траяна, очень испугался. Он очень хорошо понимал, что не он победил римлян, а сам Домициан. И что теперь ему придется сражаться и с римлянами, и с императором Траяном».

Племена даков отправились искать безопасные земли, они понимали, что на этот раз переговоров не будет.

Во время своего правления Траян почти всегда был при своей армии и разделял с легионерами лишения и трудности. Вероятно, именно этим Траян расположил к себе солдат, служивших под его началом. Он высоко ценил их боевые заслуги и хотел лично вести их в сражения.

 

Первый дакийский поход Траяна

И вот в 101 году римские легионы вошли в Дакию.

К тому времени Децебал хорошо изучил военную науку римлян и заключил союз с некоторыми врагами Рима. Он стремился не только заключать союзы с другими племенами, много усилий он направлял на укрепление единства племенной верхушки самих даков. Он создал отличное войско, хотя, конечно, оно уступало римской армии. Однако, даки были неплохо организованы и представляли собой серьезную силу, которая может противостоят римлянам, и о ней нельзя было забывать.

Но этого недостаточно, и Децебал это понимал. Он колебался и даже послал Траяну просьбу о мире, которую Траян отклонил.

«Император остановится ни перед чем, чего бы это ни стоило», — пишет историк Кассий Дион. — «Траян вступил в битву, много его солдат было ранено, много врагов было убито. И когда кончились бинты для перевязки, он не пожалел собственной одежды и велел разрезать ее на полосы».

Воины даков предпочитали смерть пленению, и сами они обращались с пленными с исключительной жестокостью. Римских пленных отдавали даксим женщинам, которые подвергали их мучительным, унизительным пыткам и убивали.

В конце концов Траян одолел Децебала, подчинил варвара воле Рима. Побежденный вождь вернет все, что получил благодаря прежним договорам, и поклянется в верности.

Кассий Дион перечисляет все условия: «Скрепя сердце, Децебал согласился сдать оружие, выдать римских дезертиров, разрушить крепости, уйти с захваченной территории и считать своими врагами врагов Рима».

С помощью этого договора Траян превращал лютого врага в союзника, и теперь он мог с триумфом вернуться в Италию.

Но договор не достиг своей цели, он не смог сдержать ярость Децебала. И ничто не заставил его забыть то, что он знает о военной науке римлян.

 

Второй дакийский поход Траяна

Дакам нельзя доверять. Лишившись римского оружия, они стали изготавливать собственное. Он нарушили слово, когда начали вооружаться вновь. Лезвиями мечей и стрелами они расширяют свои владения, бросая вызов Риму.

Неясно, почему Децебал решил нарушить договор. Возможно, потому, что у него не было иного выхода. Без сомнения, Децебал понимал, что новая война с Римом неизбежна. Эта земля была слишком тесна для них обоих, поэтому он предпочел нанести удар первым. Он стал укрывать дезертиров, предпринял превентивные меры и, возможно, надеялся перехватить инициативу, захватив большую часть спорных территорий и тем самым опередить удар Траяна, который, без сомнений, считал неизбежным.

Пока Децебал восстанавливал свою военную мощь, Траян покинул Италию, чтобы покарать даков.

Там, где Децебал полагался на силу, Траян прибегает к дипломатии. Встретившись с квадами, маркоманами и другими союзными дакам варварскими племенами, он подкупом и посулами переманил их на сторону Рима. Тем самым Траян лишил Децебала подкреплений. Если Децебал решится начать войну, ему придется воевать одному.

На ухищрения Децебала, направленные на развязывание войны с Римом, Траян ответил не меньшей хитростью и настроил против них почти всех их соседей.

Положение Децебала становится отчаянным: его собственных воинов, как и союзников, одолевают сомнения. Они готовы покинуть его и примириться с римлянами. Конечно, Децебал понимает, что оказался в очень серьезном положении.

106 год нашей эры. Траян ведет свои войска к главному городу даков – Сармизегетузе на территории современной Румынии.

За крепкими стенами города даки готовятся к вторжению римлян. Они надеются на крепость стен и силу своего оружия. Если римляне сломают ворота, горожане сумеют ответить: они приготовили факелы и горючее масло, чтобы предать огню все, что может представлять хоть какую-то ценность. Для себя они приготовили яд, так что ни один дак – мужчина, женщина или ребенок – не окажется в плену и в рабстве у римлян. Если они потерпят поражение, то их всех до последнего ждет смерть.

Чтобы достичь столицы даков, Траян разбивает их войско, которое преграждает дорогу к городу.

Это была мощная крепость, которую очень сложно взять штурмом. Римлянам приходилось продвигаться очень медленно, сражаясь за каждый дом и неся при этом большие потери. Это была жестокая битва.

Хотя даки были хуже вооружены, они сражались за свою землю и отлично знали местность, где приходилось воевать. Их столица была хорошо укреплена. Это была серьезная битва.

Несокрушимые укрепления даков пали под напором железной воли Траяна. Усилия римлян были вознаграждены, когда их легионы вошли в обреченный город. Но даки, которые предпочли смерть поражению, подожгли город и потом приняли яд.

Децебал, сражавшийся до последнего, пал в бою с римлянами. Но его слуга, Бисилис, сдался в плен и умолял сохранить ему жизнь.

Главная добыча – голова Децебала, которую солдаты Траяна принесли в качестве трофея. Позднее они торжественно пройдут парадом по улицам Рима.

Это была первая серьезная военная победа правящего императора со времен Августа и Юлия Цезаря. Это было замечательное достижение.

Победа приносит и материальную выгоду: Бисилис выдал римлянам сокровища Децебала. Во время завоевания Дакии Траян захватил огромное количество золота, которое даки замуровали в пещере на дне реки Саргессия. Эти богатства вместе с золотыми приисками Дакии пополнили римскую казну.

Согласно хроникам, Рим получил 225 тонн золота, 500 тонн серебра и 50 тысяч рабов. Золото и серебро были потрачены на небывалое строительство в самом Риме, какого город еще не видел.

 

Колонна Траяна

Военная добыча помогла Траяну найти средства, которые были нужны для строительства нового Форума в Риме, самого крупного из всех. Хотя в те дни Форум был прекрасен, кроме центральной колонны от него мало, что сохранилось. Но и этого достаточно. Это изумительное сооружение – колонна Траяна, и в ее барельефах отражена история войны с даками, вернувшая Риму его былую славу.

Колонна Траяня была высотой около 30 метров и на ней 55 различных сцен времен войны с даками. Конечно, это не подробный отчет о событиях, в основном – символические сцены, можно увидеть варваров из разных племен, их вооружение и тому подобное, но в общем и целом это триумфальный успех римлян – две их победы в двух войнах.

Колонна прославляет правление Траяна, она показывает и технические достижения во время его правления, и крупные военные достижения, которых добился император.

 

Война с Парфией

Огромные военные добычи и успехи в битвах вскружат Траяну голову и пробудят в нем аппетит к власти. Его правление – это сплошные завоевания. Спустя 10 лет после войны с даками он начал кампанию против Парфии на востоке за рекой Евфрат на территории современного Ирака.

Насколько нам известно, у Траяна в то время не было особых причин начинать войну с Парфией. Скорее всего к войне с Парфией привела воинственность самого Траяна и его советников.

Траян наслаждается заслуженным успехом. Но он недооценил своего врага. Парфяне бежали перед этой чудовищной военной машиной – римской армией, и они были так потрясены той легкостью, с которой римляне их захватили, что уже на следующий год подняли мятеж.

Они перебили или изгнали римские гарнизоны, находившиеся в их стране. Римляне были обескуражены: их огромная армия покорила страну, но беспорядки на ее территории вспыхнули с новой силой.

Траян, уже постаревший и больной, воображает себя новым Александром, завоевателем мира. Но к 117 году становится очевидно, что его мечта никогда не осуществится. Его планы потребовали предельного напряжения сил и привели римские армии во враждебные земли.

Удерживать территории среди этих негостеприимных пустынь очень сложно. И Траян сам понял, сражаясь на севере, в центре и на юге одновременно, что он слишком растянул свои силы.

В конце концов, уже в пожилом возрасте Траян отступает, прекращает войну и направляется обратно в Рим, но умирает по дороге, не доехав до города.

 

Изъян политики Траяна

Положение, в котором оказался Траян в последний год жизни, во многом напоминает ситуацию, которая позже ждала многих завоевателей этих земель. Здесь почти нет естественных рубежей, по которым можно наладить оборону, и захватив эти земли, сталкиваешься с огромной проблемой: как удержать захваченное? И не просто удержать, а обустроить и присоединить к себе эти негостеприимные земли.

Траян считается одним из величайших императоров, но его амбиции были неосуществимы. Главный изъян политики Траяна обнаружился сразу после его смерти, когда император Адриан оставил большую часть территорий, захваченных Траяном. Была оставлена даже завоеванная с таким трудом провинция Дакия.

Империя создается ее правителями. История оценивает Траяна и Домициана по-разному: один император хороший, другой – плохой. Но оба они забыли о нуждах империи в погоне за личной славой. Они были не единственными императорами, которые пошли этой опасной дорогой, которая привела империю к ее краху.


 

Комментарии:

Наверх