Рим. Спартак

26 Сен
2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

После 10 лет жизни под угрозой варваров к власти приходит выдающийся римский полководец Марий. Под его руководством римская армия, набиравшаяся из состоятельных граждан, превращается в могущественную боевую силу, которую до селе не видел мир.

Но сейчас в центре республики назревает жестокое восстание. Кровавые бои гладиаторов-рабов стали излюбленным зрелищем римлян. Но в I веке до нашей эры среди рабов вспыхнул мятеж против их угнетателей. Имя их вождя на веки осталось в истории — Спартак.

 

Рабы в Римской республике

Мощные армии и завоевательные войны принесли ему богатство и рабов. Захваченные на поле боя и в покоренных городах, рабы становятся товаром.

Рабы были людьми, и римляне знали это. Но они делали вид, что это не так, что они были не больше, чем говорящими орудиями.

В период III-I веков до нашей эры Римская республика захватила центральную и южную Италию и властвовала почти над всем Средиземноморьем. Благодаря завоеваниями работорговля процветала, спрос на рабов постоянно возрастал.

В I веке до н.э. 30% населения Апеннинского полуострова составляли рабы. Это можно сравнить с числом рабов в расчете на душу населения на юге Америки, там правда к 1850 году было порабощено около 35%.

Рабом можно было родиться, раба можно было купить за границей, их можно был захватить во время военных походов – в Риме существовало множество способов того, как человек мог стать рабом.

В I веке до н.э. римский землевладелец Колумелла дает советы покупателям: «Прежде всего советую не назначать управляющего из рабов, приглянувшихся вам внешне. Нужно выбирать человека, с детства закаленного на сельской работе и испытанного на деле».

 

Гладиаторы

Не все рабы предназначались для полевых работ, самые сильные служили для развлечений. Их готовили к гладиаторской арене.

Гладиаторы были профессиональными бойцами. У них были специальные учителя – ланисты, которые подобно современным тренерам футбольных команд развивали в них необходимые качества и готовили к арене. Гладиаторов могли сдать в аренду на выступления или продать организаторам зрелищ. Как правило, к ним относились как к людям самого низкого ранга, людям, не принадлежавшим себе.

Гладиаторские бои были самым дорогим развлечением тех времен. Помимо профессиональных бойцов среди гладиаторов могли быть и осужденные преступники, вынужденные принимать участие в боях. Как и современные профессиональные боксеры они должны были прилагать изрядные усилия для выживания в этом крайне опасном деле, при этом на бой они выходили только два раза в год, поскольку, конечно, они были очень дороги.

 

Спартак

Большинство имен гладиаторов будут потеряны для истории, но двух из них потомки запомнят навсегда. Один из них Крикс, другой — Спартак, человек, рожденный вести за собой.

Спартак был чужестранцем, но он служил в римской армии, а потом что-то случилось. Мы не знаем, стал ли он дезертиром, как считают некоторые, или его изгнали. Есть легенда о том, что после он разбойничал на дорогах. Но, как бы там ни было, он попал в плен и вынужден был стать гладиатором Римской республики. Было ли это против его воли – неизвестно, но скорее всего он возненавидел бои.

II век, Плутарх: «Спартак не только отличался отвагой и физической силой, но по уму и силе характера он выделялся из своей среды».

Но какими бы ни были гримасы судьбы, обратившие Спартака в рабство, было ясно, что он будет сопротивляться, и Крикс разделит его судьбу.

Немногие гладиаторы доживали до старости, большинство погибало в кровавых боях, будь то на небольшой провинциальной арене или на грандиозной арене Колизея. Иногда жаждущая крови толпа сама предлагала выбрать оружие.

Люди хотели видеть смерть, хотели, чтобы все происходило на их глазах. Они воспринимали смерть как захватывающее зрелище, в период поздней республики многие гладиаторы становились кумирами толпы: своими победами на арене они могли достичь определенного статуса или по крайней мере какой-то популярности в массах.

Только Небеса знали, кто из гладиаторов умрет первым. Как правило для остроты ощущений бойцам не сообщалось, какой вид оружия выберет соперник и каким боевым стилем он владеет. Шансы уравнивались только в броне, которая была максимально легкой и не могла защитить всерьез.

Гладиаторов готовили в течение нескольких месяцев и даже лет так, чтобы каждый выработал свои особые приемы, чтобы бой шел на максимально короткой дистанции, чтобы соперники могли видеть капли пота на лице и страх в глазах. Запах крови был повсюду, это возбуждало толпу, и гладиаторы понимали –их жизни висят на волоске. Ужасный танец смерти на потеху толпе.

 

Начало восстания Спартака

Но в 73 году до нашей эры в людусе, как называли школы гладиаторов, среди учеников растет возмущение произволом римских хозяев.

Они решают, что если уж смерть и ждет их, то пусть она придет не на арене цирка. Оскорбленные и разгневанные, они сговариваются поставить жизни и навыки на карту, дабы изменить свою судьбу.

Согласно историку II века Плутарху, Спартак со своим товарищем гладиатором Криксом разработали тайный план. Спартак уговорил около 70 своих товарищей пойти на риск ради свободы, убеждая их, что это лучше, чем рисковать своей жизнью на арене.

Спартак стал великим гладиатором, но внутри него горело пламя, негодование, жажда утраченной свободы, жажда справедливости. Таким образом, Спартак подбил своих товарищей-гладиаторов вырваться из рабских оков и драться за свободу.

Городская стража, не привыкшая к боям, страшилась мятежников: они видели их в цирке и прекрасно знали, с какими людьми они имеют дело.

Историк II века Плутарх: «Гладиаторы отбили нападение отрядов, пришедших из Капуи. Захватив большое количество воинского снаряжения, они с радостью заменили им гладиаторское оружие, которое бросили как позорное и варварское».

Возглавив мятеж, Спартак шагает по трупам римлян прочь от рабства к войне.

 

Битва у Везувия

После первой победы он переводит свою армию из города Капуя к горе Везувий. Здесь они находят убежище и разбивают лагерь на вершине крутого хребта.

Спартак со своим товарищем по мятежу Криксом ускользнули из железных тисков римских властей. Теперь они должны подготовить своих людей к грядущей битве.

Спартак обладал притягательностью и силой, чтобы повести за собой людей куда угодно, даже на этот дерзкий побег из гладиаторской школы.

Гора Везувий – это действующий вулкан. Это было опасное место для укрытия, но Спартак знал, что эта позиция даст им время на подготовку.

Но тут в лагерь Спартака приходит тревожная весть: его лагерь осадили римляне, пути отхода отрезаны. На захват повстанцев и подавление мятежа Сенат направил претора Клавдия Глабра.

Он решил зажать Спартака с его только что возникшей армией мятежников на вершине горы в безвыходном положении. Таким образом Клавдий надеялся безо всяких трудностей разбить мятежников.

Плутарх, хроники сражения: «Клавдий приказал своим солдатам стеречь одну узкую и достаточно крутую тропу, ведущую к вершине горы. Со всех других сторон были отвесные скалы, взобраться на которые было невозможно. Единственный путь вниз для Спартака и его товарищей был отрезан, началась осада».

Вершина горы. Спартак и его люди составляют блестящий план побега.

Плутарх: «Нарезав подходящих для этого виноградных лоз, гладиаторы сплели из них прочные лестницы такой длины, чтобы те могли достать с верхнего края скал до подножия, и затем благополучно спустились».

Что касается начала восстания, тот тут есть одна интересная вещь: каким образом Спартак мог знать местность лучше, чем кто-либо другой? Сегодня мы можем предположить, что ему помогали пастухи и другие люди, знающие окрестности Везувия. Видимо, они симпатизировали ему.

В начале восстания к Спартаку присоединилось множество рабов с окрестных ферм, многие из них были пастухами и отлично знали окрестности. У них уже было оружие, они находились в отличной физической форме, и они стали солдатами этой гладиаторской армии.

Спартак и его растущая армия смогли спуститься с обрыва прямо за лагерем Глабра. Римляне недооценили решимость рабов.

Надо понимать, что солдаты, преследовавшие их, скорее походили на полицейских из комедийных фильмов, чем на легионеров Цезаря. Эти ребята не входили в части регулярной армии, ими руководили не самые лучшие командиры, которые к тому же, видимо, плохо знали сельскую местность, ведь туда они посылали своих рабов.

Римляне значительно превышали число мятежников, но дерзкий заговор рабов стал свидетельством их изобретательности, отчаяния и ненависти к угнетателям.

В итоге в битве у Везувия римская армия потерпела позорное поражение. Тысячи римских солдат и их командир были разгромлены небольшой группой гладиаторов, которые, спустившись со скалы по лестницам из виноградных лоз, напали на неприятеля с тыла.

 

Мощь восстания Спартака

Согласно историку Аппиану, с этой победой восстание стало набирать мощь. «Многие из беглых рабов и кое-кто из сельских свободных рабочих присоединялись к Спартаку. Они начали делать набеги на ближайшие окрестности. И так как Спартак делился добычей поровну со всеми, то скоро у него собралось множество людей».

Единственными, кого Спартак не принимал в свои ряды, были дезертиры римской армии. Это может показаться странным, но этому есть разумное объяснение: ведь трус остается трусом.

Автор II века Флор: «Когда постоянно пополняющиеся отряды рабов превратились в настоящее войско, они изготовили щиты из прутьев и шкур животных, а из железа в рабских мастерских и тюрьмах, переплавивши его, выковали мечи и копья».

К тому же никто не мог помешать Спартаку снимать оружие с убитых врагов.

Рабы, примкнувшие к Спартаку, были гладиаторами, но они очень быстро стали солдатами. Это не означает, что они воевали в точности, как римская армия, но ведь, как утверждают некоторые источники, сам Спартак когда-то был легионером.

 

Вторая экспедиция против Спартака

В течение 73-го года до н.э. повстанцы будут продвигаться дальше на юг, собирая новые силы и нанося поражения римским легионам. Сенат призывает нового магистрата Публия Вариния возглавить подавление мятежа.

Умелый всадник Вариний взял своего лучшего жеребца, а также традиционный символ римской власти фасции – пучок деревянных прутьев, в которые вложен топорик. Это символизировало право магистрата применять силу для обеспечения порядка. Прутья — для порки граждан или солдат, топор — для смертной казни. Топор добавлялся в фасции только вне пределов Рима, поскольку в период военных кампания командующий наделялся правом смертной казни.

Но символика, похоже, мало помогла Варинию в борьбе с армией рабов: войско Спартака уже искупалось в крови его легата. Вариний готовит уцелевших солдат к грядущей битве.

Спартак, знакомый с римской стратегий, идет на шаг впереди. Римский историк Саллюстий: «Чтобы враг не напал на них неожиданно в то время, как они будут заниматься грабежом, восставшие поставили свежие трупы у ворот так, что нападающим издали казалось, будто бы это стоят часовые».

Установив ловушку, мятежники беспрепятственно могли атаковать римлян и нанести им неожиданный удар.

Спартак набрал действительно грозную силу. «Офицерский корпус» состоял из прекрасно обученных, опытных, физически крепких гладиаторов. И они жаждали мести. Конечно, главным для них была свобода. Но также они хотели доказать своим римским господам, что они люди, а не товар.

Благодаря своей изобретательности, Спартак одержал новую победу над высокомерным Варинием и захватил в плен римских солдат.

II век, историк Аппиан ведет хронику римских унижений: «Римляне еще не считали это настоящей войной, а простым разбойничьим набегом. Но от этих бандитов римские полководцы терпели поражения. У Вариния сам Спартак отнял даже коня. Римский полководец оказался в такой опасности, что чуть не попался в плен к гладиаторам».

Сладость победы станет полной, когда Спартак захватит фасции – беспрекословный символ римской власти.

То, что Спартак сумел застать Вариния врасплох, сбить его с лошади и захватить фасции, наносило огромный удар не только авторитету Вариния, но и римскому государству, символом могущества которого были фасции.

 

Разногласия среди спартанцев

Спартак обретает славу грозной силы. В его рядах уже 70 тысяч повстанцев. Но между полководцем этой славной армии и его другом Криксом возникает напряжение.

Спартак дал понять римлянам: я столь же хорош, как и вы, я Спартак, я воевал в римской армии, у меня такое же понимание свободы, у меня такие же представления о ценности жизни и смерти для каждого человека, раб он или свободный.

Но Криксом овладевает жажда мести. Он не знает милосердия по отношению к римским пленникам. Историк V века Павел Орозий: «Они устраивали гладиаторские бои с участием пленников. Те, кто были когда-то актерами, сейчас стали зрителями».

Победы делали рабов жестокими, Крикс подстегивал эту жестокость, в том время, как Спартак выступает за порядок. В их союзе наметилась трещина.

Вскоре Крикс начал действовать. Он подталкивает рабов на расправу с беззащитным гражданским населением. Историк Саллюстий описывает происходящее: «Тотчас беглые рабы начали хватать и бесчестить девушек и замужних женщин, убивая тех, которые пытались сопротивляться. Спартак не был в состоянии помешать этому, хотя и умолял их остановиться».

До сих пор рабы были едины в своем противостоянии Риму. Теперь же они начинают противостоять друг другу: наступил момент, которого так долго ждал Рим – разногласие среди спартанцев.

Временный лагерь рабов. Спартак оглашает план перехода через Альпы, но у Крикса иные намерения. Говорит историк Саллюстий: «Крикс и его люди хотели идти навстречу неприятелю и вступить с ним в бой. Спартак со своей стороны предлагает иное».

Крикс открыто поставил под сомнение способности своего друга как вождя. Очень интересный момент: мятежники и правда не задумывались о плане. Там, где они находились, у них были десятки тысяч сторонников. Кочуя по Италии, они были уверены, что в любом ее уголке они смогут найти свой кусок хлеба.

В нетерпении Крикс покидает лагерь и забирает своих солдат. Спартак остается единственным вождем своих людей.

 

Разгром армии Крикса

Пути двух друзей по Италии расходятся. Узнав о расколе в армии рабов, Рим готовится нанести сокрушительный удар.

Южная Италия, 72 год до н.э. Консулы Луций Геллий Публикола и Гней Корнелий Лентул собираются на обсуждение стратегии.

С одной стороны римляне относились к рабам как к полулюдям, с другой — признавали их выдающиеся успехи в боях. В их самых кошмарных снах рабы побеждали их снова и снова.

Этот внезапный мятеж стал напоминать настоящую войну и потребовал серьезного отношения. Теперь любая деревня, в какую бы ни пришел Спартак, могла таить засады, и иногда, согласно Саллюстию – и друзей.

Многие из местных рабов, настроения которых делали их союзниками восставших, тащили из тайников спрятанные господами ценности или сдавали восставшим самих господ. Знатных забирали в качестве трофея как еще один плевок в сторону Римской республики.

Кроме того, Спартак продолжает собирать продовольствие, оружие и людей. Но Рим также наращивает силу.

В Гарганских горах на восточном побережье Италии отряд Крикса преследует римский полководец Геллий. Эти события описал Плутарх: «Геллий неожиданно напал на отряд Крикса, который из высокомерия и заносчивости отделился от Спартака». Историк Аппиан: «Крикс возглавлял 30-тысячный отряд. Сам Крикс и две трети его воинов пали в битве».

 

«Опьянение» спартанцев

Римская армия праздновала первую победу над мятежниками, но главный зачинщик восстания по-прежнему был на свободе. Римляне не долго пировали на поле брани, ведь главная схватка со Спартаком была впереди.

Решив окружить противника с двух сторон, римские полководцы Гелий и Лентул разбили лагерь по обе стороны горного перевала. Здесь они ждали свою добычу. Но эта нехитрая стратегия не могла противостоять армии отчаянных рабов.

Важнейшую роль в восстании Спартака сыграло то, что оно вспыхнуло в момент, когда лучшие силы римской армии были вдалеке от Италии – или в Испании, или на востоке. Войска, брошенные на подавление мятежа, были собраны по местным гарнизонам.

Историк Аппиан: «Спартак нападал на них поодиночке, пока, наконец, на разбил их обоих. Римские консулы вынуждены были покинуть поле боя в полной путанице и смятении».

Римляне столкнулись с по-настоящему серьезной военной задачей, но не имея профессиональной подготовки, они просто не могли найти достойный ответ.

Спартак снова одерживает победу над римской армией. Но на этот раз этого ему недостаточно: он требует мести за смерть Крикса и приносит в жертву 300 римских пленных.

Спартак вырастает в грандиозную мятежную фигуру. Он празднует разгром римских магистратов, казнит римских заключенных, разоряет богатых землевладельцев, создает реальную альтернативу существующему режиму. Таким образом он демонстрирует свою силу.

Эта победа давала армии Спартака возможность вырваться из Италии на свободу. Но вместо этого они решают остаться за земле, которую они так презирают.

До конца непонятно, почему Спартак не ушел из Италии. Рабы упивались победами, в каком-то смысле это сравнимо с опьянением: они хотели идти вперед, они хотели большего, чем просто вернуться домой. Вольная жизнь манила их еще до попадания в рабство, и они хотели продолжить борьбу.

 

Децимация во имя дисциплины

Войска Спартака держали путь на юг, в город Фурии. Здесь они создали свою опорную базу.

Рим, Италия, 71-год до н.э. На третий год восстания Рим признал свою беспомощность. Сенат обращается за помощью к Марку Лицинию Крассу, богатому аристократу, любившему славу столь же сильно, как и деньги.

Он хотел пробиться на вершину римской власти, а для этого требовались военные победы. Со всей энергией он хватался за возможность победить Спартака, что, по его мнению, было не трудно, ведь в конце концов рабы не могут представлять серьезную опасность.

Но Красс, всегда учившийся на ошибках других, смог правильно оценить своего противника. Поборник строгой дисциплины, он со всей ответственностью принимает вызов – во имя собственной славы, во имя блага Рима.

Красс находит римскую армию разложившейся, трусливой, готовой к бегству. Это его не устраивало. После всех страданий, после унизительных поражений он идет на решительные меры. Красс научит свои войска дисциплине, применив децимацию.

Децимация – это жуткое наказание: каждый десятый предавался смерти безо всяких разбирательств. При этом жребий мог пасть на того, кто и не думал бежать, под ударом мог оказаться именно тот, кто вопреки трусости остальных оставался на поле боя – если свидетелей тому не было, то десятым мог стать именно он. Таким образом, находясь в строю как один из претендентов на казнь, вы теряли надежду на справедливость, вас ждала страшная смерть – ваши друзья должны были забить вас до смерти палками и дубинами, а это не простая, не быстрая и не почетная смерть.

С помощью децимации Красс заставил свои войска бояться его гораздо больше, чем самого Спартака.

Децимация позорила и тех, кто избивал избранника, который, возможно, и не был трусом. Во имя дисциплины более 4 тысяч человек были подвергнуты мучительной смерти. Но жестокость сделала свое дело: Красс одержал победу в следующем сражении с армией мятежников.

 

Сделка Спартака с пиратами

Пиценум, Италия. 71 год до н.э.

В отличие от предыдущих противников Спартака Красс был очень опытным воином, он знал, как подготовить армию, знал, как использовать ее силы, у него был необходимый опыт. Спартак впервые столкнулся с настоящим римским полководцем, а не с мелким политиком, ведущим неопытный отряд.

Сражение приближалось. Профессиональная боеспособная римская армия против группы отчаянных воинственных мятежников. С появлением Красса баланс сил начал смещаться не в сторону Спартака.

Преследуемые армией Красса мятежные рабы бежали на юг. Но Спартак уже планирует следующий ход.

Прибрежные воды Италии находились под контролем пиратов. Как и Спартак, они живут вне римских законов, точнее – вне всяких законов. Они слушают только зов золота и перевозят рабов. Спартак отправляет к ним своих послов.

Спартак испробовал все, чтобы безопасно вывести своих людей из Италии. Наконец, в отчаянии он пошел на сделку с дьяволом – с киликийскими пиратами.

Киликия – это территория современной Турции. Местные пираты были известны своими нападениями на морские суда. Но они также имели славу крупнейших работорговцев в Средиземном море. Киликийские пираты имели немалый доход от поимки и продажи рабов.

Должно быть, Спартак понимал, на какую опасность он идет: договорившись с пиратами о том, что они вывезут его людей из Италии, он рисковал тем, что всех их могли снова продать в рабство.

Скорее всего он планировал добраться до Сицилии, захватить остров, установить там свою власть и создать новое государство, где повстанцы могли бы говорить с Римом на своих условиях.

Рабы и пираты заключили договор: киликийцы согласились перевезти 2 тысячи рабов в Мессину на Сицилию. Спартак надеется расширить границы мятежа, избегнув опасности – встречи с Крассом.

Но Красс не дал времени для побега, его легионы уже приближались, готовые убивать рабов как диких зверей.

В это время Спартак и его войско прибыли к границе Италии, но не нашли там никаких судов: пираты их предали, а римляне уже были здесь.

 

Две собаки против одной лисы

Теперь на пути Спартака встала отличная армия Красса, которая явилась воплощением той тактики и дисциплины, которые сделали Рим столь грозной силой.

В этой игре Крассу не было равных. Он знал силу Спартака, но также он знал, что время на его стороне. Он отрежет восставших валом и заставит их голодать.

Пишет Плутарх: «Велика и трудна была эта работа, но Красс выполнил ее до конца и сверх ожидания – быстро. Поперек перешейка от одного моря до другого вырыл он ров, а вдоль всего рва возвел стену, поражавшую своей высотой и прочностью»

Красс отлично разбирался во всех военных новшествах, он прекрасно знал, как использовать полевые укрепления. И как мы видим, он продемонстрировал это в борьбе со Спартаком.

Это грандиозное укрепление тянулось на 65 километров и имело почти 5 метров в высоту.

Историк II века Плутарх: «Когда припасы начали заканчиваться и нужно было перебираться в другое место, Спартак обнаружил, что заперт на полуострове».

Спартак вынужден был остаться. Любым попыткам пройти на север мешали римские укрепления. Спустя три года побед и метаний силы восставших оказались в ловушке.

Но Сенат, приказавший Крассу быстро покончить с восстанием, устал ждать результатов. Историк Аппиан: «Когда римляне узнали об осаде Красса, они сочли позором затягивать войну с гладиаторами».

В лагерь Красса приходит посланник из Рима: «Сенат утратил веру в него и перепоручает эту задачу его сопернику».

Талантливый полководец Помпей Великий героем возвращается из Испании, дабы подавить кровавое восстание рабов. Ему приказано довести подавление мятежа до конечной точки.

Помпей был, вероятно, одним из лучших полководцев из всех, кто когда-либо были в Риме. Как и Красс, он был крайне амбициозен, но обладал большими военными талантами.

Помпей был великолепным актером. Он умело подавал себя по всему Риму, это в определенном смысле пиар, которого у других политиков его времени не было.

Он готов одержать победу над Спартаком и забрать славу Красса. Конечно, если Красс не опередит его: две собаки против одной лисы.

Спартак идет на штурм, пытаясь разрушить укрепления Красса, которые тот так тщательно воздвигал. Аппиан, «Летопись побега»: «Спартак беспокоил осаждавших мелкими наскоками, нападал на них неожиданно и решительно. Он распял пленного римлянина, показывая тем самым, что ожидает его войско в случае поражения».

Как только повстанцы тайно выберутся из западни, они окажутся в двойной опасности: Помпей уже идет по их следам.

Помпей, если можно так сказать, заслужил себе славу «честного парня». К концу этой длительной, изматывающей, изнурительной работы он сможет проявить себя и уйти со славой человека, положившего конец войне.

Помпей приближается, а Красс все отчаяннее пытается подавить мятеж до его прибытия.

Пытаясь предотвратить удар римлян, Спартак посылает к Крассу своего человека с предложением перемирия. Он сохраняет спокойствие и ждет ответа от Красса, он уверен, что римляне готовы выслушать его.

Спартак пытается договориться с римским полководцем, поскольку считает себя свободным, он не видит разницы между своей армией и армией римской.

Но по возвращении его посланника становится ясно: римляне его точку зрения не разделяют, для них он по-прежнему раб и враг.

С провалом в переговорах приходит день, которого так боялся Спартак. Даже если он одержит победу над Крассом, то следом подойдет Помпей. Спартаку некуда отступать, но и сдаться он не может.

Историк II века Плутарх: «Спартак осознал, что битвы не избежать и выстроил свое войско. Перед началом боя ему подвели коня, но он выхватил меч и убил его».

Он провозгласил, что если он выиграет битву, то конь ему будет не нужен: он получит тысячу лошадей от богов. Если же он проиграет, то ему тем более не будет нужен его конь. Сказав это, он спешился, встал в ряды своих солдат и повел их на поле последней битвы.

 

Последняя битва Спартака

Красс и его армия встретили Спартака возле Брундизия (совр. Бриндизи) – города в «пятке итальянского сапога».

Битва началась, итоговый момент трехлетнего восстания – Красс против Спартака, решающая схватка двух великих сил.

Есть сведения о том, что Спартак был ранен в ногу, и ранение было столь тяжелым, что он не мог подняться с колен, но он продолжал сражаться.

По словам историка Аппиана, число убитых было столь велико, что не поддавалось счету. Тело Спартака не было найдено.

Спартак никогда бы не покинул поле боя, хотя, конечно, возможности для этого у него были. Он смог показать себя человеком чести, отстаивающим свои принципы столь же искренне и самозабвенно, как и любой свободный римлянин.

Красс преследует бежавших, убивая всех на своем пути. Шесть тысяч из них он приказал распять на столбах и выставить вдоль главной дороги в Рим. Кресты поставили на расстоянии примерно 9 метров друг от друга в цепь длиной в 230 километров. Таким образом, вы можете представить себе смрад и отвратительную картину, встречающуюся каждому проходящему по этой дороге. Если бы вы были римлянином, то это зловоние было бы для вас не просто запахом мертвых рабов – даже их гниющий омерзительный вид вызывал бы у вас радость. Для рабов же эта картина стала предупреждением: вот что ожидает вас, если вы восстанете против Рима.

Красс подавил мятеж, но некоторым из повстанцев удалось избежать расправы. Однако, верный себе Помпей посмеялся последним.

Помпей появился как раз тогда, когда около 5 тысяч гладиаторов пытались бежать с поля этой страшной битвы. И он захватил или убил их всех.

Затем, согласно Плутарху, Помпей обретает уверенность, что все почести достанутся ему. Помпей писал в Сенат, что в открытом бою беглых рабов победил Красс, а он уничтожил самый корень войны.

Карьера Помпея представляется очень интересной. По сути дела, Помпей вел себя как стервятник, ведь он питался кровью чужой добычи.

Когда все закончится, Помпея будут ожидать триумф и всеобщий почет за его сражение с врагами в Испании. Красс удостаивается лишь малой благодарности за его усилия в борьбе с армией рабов, терроризировавших Италию.

 

Спартак – легенда и культовый герой

Хотя со смертью Спартака в 71 году до н.э. приходит конец восстанию рабов в Риме, рабство продолжает укреплять экономику зарождающейся империи, но уроки, полученные от восстания, римляне не забудут.

В сознании большинства римлян Спартак продолжал оставаться дьяволом во плоти: даже не видя его, люди продолжали бояться, бояться того, что у него появятся последователи.

В результате этого восстания римляне осознали, что должны держать свою армию в самой лучшей форме. Возможно, именно в это время они впервые задумались о необходимости регулярной профессиональной армии, которая бы сохраняла порядок внутри страны и могла защитить их от иностранных захватчиков.

Но даже могучая держава не может защищать себя вечно. Еще долго после того, как утихнут последние очаги восстания, история одного человека, восставшего против Рима, будет жить.

Спартак превратился в легенду, он стал культовым героем для всех обездоленных и угнетенных, сохранившим свою актуальность до наших дней.

Но пока есть власть, будет и неравенство.


 

Комментарии:

Наверх