Рим. Рицимер — варвар во главе империи

26 Окт
2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

В конце 4 века из-за бесконечных нападений варваров жители империи стали относиться к воинам-чужеземцам, служившим в их войсках, с ненавистью и подозрением. Полководец Стилихон, полуварвар-полуримлянин, был не последней жертвой. Его жестокая смерть предрекла сползание империи к краю пропасти.

Теперь в 5 веке спустя 500 лет после смерти Юлия Цезаря Римская империя разорена войнами и теряет контроль над своими провинциями, подвергающимися нападениям извне.

В центре этого хаоса три римских военачальника борются за власть. Но путем вероломства, предательства и убийств только один из них – варвар по рождению Рицимер – добьется власти над Римом. Он кукловод.

 

Рицимер – варвар знатного происхождения

В 455 году н.э. Древний Рим, еще недавно центр могущественной цивилизации, разграблен жестоким племенем вандалов.

Вандалы явились в самое сердце римского мира их северной Африки, как это случалось и раньше. Римляне были потрясены и ужаснулись, поняв, что варвары смогли явиться в самое сердце их цивилизации и взять себе все, что хотели.

За столетие непрерывных варварских набегов Рим утратил власть над Средиземноморьем. В отчаянии империя решила пустить в ход свое последнее и самое главное богатство – землю: в обмен на мир Рим даровал варварам плодородные земли.

Беда в том, что у них не было выхода, поэтому римляне начали переговоры. Им пришлось признать, что варвары больше никуда не уйдут. Римляне не могли выгнать чужаков, поэтому пришлось отдать им эти земли.

В течение 75 лет империя была окончательно разделена на Западную и Восточную. И если Восточная была все еще сильна, то Западная была вынуждена уступить варварам большинство своих земель.

Италия, 456 год н.э.

Жалуя варварам земли, империя получала взамен воинов, но это только ухудшало ситуацию.

Подобные уступки не могли принести империи ничего хорошего. Отдавая земли, они тем самым лишались каких бы то ни было налогов, которые эти территории могли бы принести в римскую казну. Чем больше вы отдаете, тем беднее становитесь, а чем беднее становится империя, тем больше земли приходится отдавать. В результате этого силы империи неуклонно таяли.

Империя давно зависела от наемников, но в 5 веке армия деградировала настолько, что теперь почти полностью состояла из варваров. Теперь бывшие враги стали ровней римлянам, а зачастую варвары, в прошлом слуги Рима, занимали и более высокое положение. Они говорили: «Может быть мои предки и были варварами, но я не варвар, я военачальник в римской армии». Они боролись за те почести, которые полагались их высокому положению.

Старые противоречия раскололи армию, настроив воина против воина, варваров против римлян, но в 456 году н.э. появился честолюбивый военачальник, который собирался покончить со всеобщих хаосом. Это был Рицимер.

Карьера Рицимера складывалась типично для варвара знатного происхождения. Он происходил из побочной ветви готской королевской семьи. У него не было возможности добиться высокого положения среди соплеменников, поэтому Рицимер пошел на службу в римскую армию и там сделал блестящую карьеру.

И вот Рицимер задумал добиться еще большей власти в Западной империи. Он возглавил поход против самого заклятого врага Рима – вандалов.

В то время римской армии, какой мы привыкли ее видеть, уже не существовало. Любой военачальник, сталкиваясь с угрозой нападения извне, поднимал войска, если, конечно, у него были на это деньги, вел их навстречу врагу и давал бой.

 

Победа Рицимера над вандалами

Рицимер отправляется в Агригентум, что на острое Сицилия, чтобы отразить нападение вандалов, которые приплывали туда из Карфагена, служившего им опорным пунктом.

На острове Сицилия армия Рицимера подверглась яростному нападению вандалов, которые знали и врага, и эту местность.

Сицилия и южная Италия были для вандалов очень удобным плацдармом. Каждую весну они садились на корабли, шли к чужим берегам, нападали, грабили и уходили обратно. Римляне не могли справиться с этими набегами.

Рицимер повел свои войска на варваров. Хотя его наемники и имели боевой опыт, надежды на успех почти не было. Римская армия в середине 5 века – уже совсем не та, что была сотню лет назад: с одной стороны она была намного меньше, с другой – куда хуже вооружена, и разумеется, хуже дисциплинирована. Они не проходили никакого военного обучения, не использовали римскую тактику, просто большую толпу германцев посылали против другой большой толпы варваров, и они убивали друг друга, пока либо не стемнеет, либо пока одна из сторон не дрогнет и не пустится в бегство.

Хотя военная наука и дисциплина римлян были уже десятки лет, как утеряны, вандалам не удалось одолеть армию Рицимера. Но эта армия прославила своей победой не империю, а своего предводителя.

 

Изгнание императора Авита

Рицимер возвращается после тяжелого сражения как герой. Но он не единственный в Риме, кто жаждет славы и успеха. Два его старых друга также жаждут славы: Майориан и Эгидий.

Рицимер, Майориан и Эгидий занимали не самые высокие посты, и их карьеры долго развивались схожими путями. Теперь же именно из-за их происхождения их отношения стали осложняться. Эти три человека олицетворяли тот раскол, что терзал империю.

Одной из причин столь напряженных отношений между Эгидией, Рицимером и Майорианом являлось их происхождение: Эгидий был родом из Галлии, Майориан – из Италии, а Рицимер был варваром, который хотел стать равным римлянам. И Рицимер пытался доказать, что он достоин всего того, что и любой римлянин.

Но за высшую власть боролись не только эти трое. На трон при поддержке своего окружения из варваров зашел новый император – Авит, и трем старым друзьям предстояло теперь присягнуть ему.

Власть Авита держалась на поддержке союзников-готов, а готский король был одним из самых влиятельных сторонников императора.

Авит, окруженный готскими телохранителями, был недоступен. Рицимеру с друзьями оставалось только выполнять волю императора, пока тот, наслаждаясь властью, все более забывал о насущных потребностях империи.

Земли в северной Африке, много веков снабжавшие Рим зерном, были захвачены варварами. Северная Африка была житницей империи, поставляя зерно, которое было основой рациона большинства людей, и оливковое масло, служившее основным источником жиров, а также использовавшееся для многих других целей.

Без этих поставок зерна уцелевших еще территориям Римской империи грозил голод. В Риме бедняки были вынуждены воровать и попрошайничать. Безопасная и комфортная жизнь расцвета Рима отошла в прошлое, сменившись отчаянием и безысходностью.

Все перевернулось вверх дном, не было никакого порядка, никто не знал, что принесет ему завтрашний день, никто ни в чем не был уверен.

В императорском дворце тоже назревали события. Жесткие и нетерпеливые воины-вестготы императора Авита требовали плату за свою службу, императору было от чего прийти в отчаяние.

Римские императоры не могли заплатить варварам деньгами, ведь доходы империи очень сильно сократились. Поэтому им приходилось расплачиваться за военную поддержку тем немногим, что у них еще осталось.

Авит приказал снять бронзовые украшения с храмов, чтобы заплатить тем воинам, которые пришли с ним из Галлии, готской армии и своим телохранителям-варварам.

Но пуская на ветер богатства Рима, Авит спасал только себя. Он вверг Италию в нищету. Голодные, потерявшие всякую надежду римляне бунтуют на улицах, требуя, чтобы Авит изгнал готские войска из Рима.

Авита не уважали в народе, он не был популярен и в италийской армии, его не уважал италийский полководец Рицимер. В этом всплеске общественного возмущения Рицимер и Майориан увидели возможность возвыситься самим.

Авит был в отчаянном положении, поэтому когда военачальник-варвар Рицимер окончательно сбросил императора с щитов, тому не осталось другого выхода, кроме как бежать.

Император мог ускользнуть от мятежной толпы, но убежать от энергичного и умного Рицимера было куда сложнее.

Изгнанный из Рима, Авит пересек Альпы, направляясь на запад в свою родную Галлию, где в свое время перед возвращением в Италию он собрал войско из своих союзников-вестготов.

Северная Италия, 456 год н.э.

Надеясь на поддержку готов, Авит рассчитывал легко вернуть себе власть. Но в Италии Рицимер и Майориан уже подготовили ему коварную западню.

В древности воины сражались лицом к лицу, каждый скрещивал оружие со своим противников, при этом воины напирали на врага щитами, толкали друг друга, кто-то отступал, нужно было перешагивать через лежащие трупы, раненые стонали.

В этой кровавой бойне войска императора Авита были разгромлены. Но ко всеобщему удивлению Рицимер даровал поверженному императору жизнь.

Авита сделали епископом в церкви италийского города, возле которого он потерпел поражение. Зачем Авита, свергнутого императора, делать епископом? Для того, чтобы он более не имел возможности получить реальную военную и государственную власть. И теперь свергший императора Рицимер мог сказать: «Я не убил законного римского императора, я позволил ему выбрать служение Господу, чего он и сам давно желал».

Но это было сделано лишь для отвода глаз. Рицимер тайно послал убийцу – своего старого друга Майориана, чтобы навеки успокоить Авита. Рицимер считал, что ссылка – это лишь полумера, он хотел покончить со своим врагом.

Римляне в Италии были готовы сражаться за то, чтобы сохранить привычный им образ жизни. И вот, император Авит, выходец из Галлии, был свергнут и тайно удушен. К римлянам вновь вернулась надежда на то, что именно из Италии, бывшей когда-то колыбелью империи, вновь начнется возрождение былого величия Рима.

 

Рицимер, Майориан и Эгидий

Рим, 457 год н.э.

Когда Авиту пришел конец, вся Италия приняла это событие с радостью, но тот, кто стоял за смертью Авита, не собирался провозглашать себя его преемником.

Рицимер понимал, что став императором, он долго не протянет. Военачальник-варвар, даже происходящий из королевской семьи, не мог стать императором. Ни один предводитель варваров тогда всерьез не думал о троне империи.

Вместо этого Рицимер посадил на трон человека, который, как он думал, был бы верен ему – своего лучшего друга. Майориан, которого Рицимер решил сделать императором, был родом из Италии. Рицимер идет навстречу чаяниям высших слоев римского общества, которые хотели видеть императором уроженца Италии. Рицимер решил, что лучше он будет стоять за спиной императора, а на трон сядет италиец Майориан. Подобно волшебнику изумрудного города, Рицимер собирался нажимать за кулисами тайные пружины власти.

Захватив высшую власть, трое старых друзей, наконец, могли насладиться достигнутым. Рецимера сделали главнокомандующим в Италии, а Эгидия назначили наместников в его родную Галлию.

Эгидий действовал достаточно успешно, многие источники характеризуют его положительно и как военачальника, и как человека. Он был ярким лидером и отличным полководцем.

Эгидий разместил свою армию в Галлии около города Суассон. Но к северу лежали земли франков, к западу обосновались вестготы, а к востоку – бургунды. Эгидий расположился как бы на островке среди моря варваров.

Из-за постоянных набегов войскам Эгидия то и дело приходилось выступать в поход на защиту римских владений в Галлии.

Эгидий был римлянином, уроженцем Галлии, опытным военным и дипломатом. Римляне надеялись, что ему удастся предотвратить дальнейшие нападения варваров, особенно готов на Галлию, и защитить то немного из галльских земель, что еще оставалось в составе империи.

Бесконечные набеги варваров изматывали войска Эгидия, их численность неуклонно таяла, но Эгидий отказывался признать поражение.

В 450 году н.э. у Эгидия, возможно, еще оставалась надежда: он рассчитывал на восстановление власти Рима в Галии.

Рим, 457 год н.э.

При помощи Эгидия в Галлии Рицимер надеялся захватить всю власть над империей, но у Майориана были иные планы. Рицимер обнаружил, что Майориан хотел стать настоящим императором, а не просто подставной фигурой, как это предполагалось ранее.

Майориан старался отодвинуть Рицимера в сторону и лично возглавить крупные военные кампании. Майориан был очень деятельным императором и нередко добивался успеха. Он знал, чего не хватает империи, и твердо намеревался восполнять пробелы.

Майориан разработал план серьезной кампании против короля вандалов Гейзериха, отодвинув Рицимера в тень. Рицимер этого так не оставит.

Союз между Рицимером, Майорианом и Эгидием приносил свои плоды: Майориан стал императором, а Эгидий одерживал победы в Галлии. Но будущее Рицимера как закулисного правителя оказалось под сомнением, ведь Майориан лично спланировал и начала кампанию против самого заклятого врага Рима – вандалов.

 

Поражение Майориана от вандалов

Майориан повел войска через Альпы в Галлию, а затем на юг к Испании, чтобы напасть на вандалов северной Африки с моря.

Испания, 461 год н.э.

Майориан начал постройку крупного флота, который мог бы поспорить с морским могуществом короля вандалов Гейзериха.

Майориан собирался выбить вандалов из северной Африки и вернуть этот источник продовольствия и богатства Римской империи.

Разбив лагерь на побережье Средиземного моря, Майориан принимает все меры предосторожности, чтобы обезопасить себя от неожиданностей. Источники говорят, что Майориан был весьма осторожен: он посылает разведчиков через Гибралтар, исследует побережье, выбирая, где лучше всего высадить войска. Собственно, боевые действия еще не начались, но римляне были уверены, что судьбоносный день вот-вот наступит.

Однажды ночью, несмотря на все усилия Майориана, случилась беда: корабли Гейзериха сожгли недостроенный римский флот. И снова римляне не смогли отбить нападение вандалов. Римлян ожидал крах, хотя дело толком еще не было начато, планы Майориана были сорваны, хотя до сих пор удача улыбалась императору.

Если бы Майориану удалось завоевать Африку, его авторитет стал бы неоспорим. А так, попытка вторжения обернулась катастрофой: корабли, построенные для перевозки войск через Средиземное море, были сожжены на якорных стоянках.

Италия, 461 год н.э.

Майориан вернулся с Италию удрученным: его великий план по возвращению северной Африки под власть империи провалился. Это стало унижением для Майориана, исходя из представлений римлян о власти и чести. Этот император – последний, кто мог самолично вести воинов в бой, создавая в глазах людей образ мужественного правителя, был унижен.

 

Убийство Майориана: империя разбилась на части

По дороге, ведущей в Рим, скакала группа солдат, чтобы перехватить императора. Это были всадники личной охраны его старого друга Рицимера.

Майориан стал первым за много лет военачальником-императором. Но после провала похода против вандалов Рицимер решил от него избавиться. Рицимер не мог ждать: Майориан мог взвалить вину за поражение на своего старого друга, или же Рицимер мог сам обвинить в провале Майориана.

Летописец 5 века Иоанн из Антиохии: «Люди Рицимера схватили императора, сдернули пурпурный плащ и императорский венок и обезглавили его. Так закончилась жизнь Майориана».

Посланник, несущий известие об убийстве Майориана, медленно ехал к римскому лагерю Суассон в Галлии, где стоял Эгидий. Для командующего это была очень плохая новость.

Конечно же, Эгидий не забывал того, что они с Майорианом и Рицимером были друзьями, они вместе служили прежнему императору. И что же? В Галлию Эгидия послал Майориан, которого теперь опозорили и убили. И будущее самого Эгидия было теперь весьма туманным.

После смерти Майориана Эгидий больше не видел смысла в союзе с Рицимером. Теперь наместник Галлии был сам по себе. Он отказался признать Рицимера и его сторонников и правил своей частью Галлии как независимым королевством.

Эгидий в спешке готовил войска: провозглашение независимости от Рицимера было сродни объявлению войны.

Не признавая власть Рицимера в Италии, Эгидий считал свое королевство Суассон последним оплотом Римской империи.

У нас нет свидетельств тому, что они подчинялись приказам Рицимера или кого-то еще. Они были сами по себе, полностью независимы. Таким образом, империя разбилась на части.

Возможно, Эгидий считал себя столь же важной фигурой, равной Рицимеру, но теперь Эгидий осознал, что с ним не собирались считаться: с ним не советовались, а третий член их триумвирата был убит. Оставалось подумать только о себе.

 

Эгидий против Рицимера

В Риме Рицимер также готовится к войне. Но сначала ему нужно найти нового императора, который будет выполнять его указания. На этот раз он выбрал человека, который, без сомнения, был не более, чем марионеткой – Либия Севера.

Никто не хотел быть императором, это положение более никого не прельщало. Единственный человек, которому был нужен император – это главнокомандующий, поэтому Рицимер делает преемником Майориана Либия Севера.

Посадив на трон нового императора Севера, Рицимер мог делать все, что угодно, и в первую очередь раз и навсегда избавиться от Эгидия.

Рим, 463 год н.э.

Рицимер уже принимал меры, чтобы отразить неминуемое нападением Эгидия. Через императора Севера Рицимер договорился с бывшими врагами Рима – готами.

В возможном вторжении Эгидия в Италию Рицимер видел серьезную угрозу, поэтому он пошел на хитрость: он договаривается с готами, которые находились в тылу у Эгидия. Рицимер знал: если готы ударят Эгидию в спину, он не сможет вернуться в Италию. Так и вышло.

Как обычно, Рицимер поручил всю грязную работу кому-то другому. Император Север, его послушная марионетка, охотно разрешил начать войну против Эгидия.

После того, как Эгидий вывел войска из королевства Суассон в Галлии, на него около города Орлеан напала армия готов, нанятых Рицимером.

Битвы начинались с того, что воины с обеих сторон сначала кричали во всю глотку. Над полем повисал оглушительный гул. Воины кричали, что есть мочи, стучали мечами по щитам и доспехам. Потом в ход шли копья с стрелы.

Эгидию было нелегко выстоять в сражении против многочисленных и воинственных варваров-готов. Варвары умели на бегу метать в противника массивные острые топоры, они вонзались в щиты противника, или, если везло, попадали во вражеских воинов.

Но готы были наемниками, а для Эгидия ставкой в этой игре было спасение империи. В итоге он одержал победу, но очень дорогой ценой.

По всей Галлии в полевых госпиталях Эгидий размещал своих раненых солдат. Но он знал, что главная битва еще впереди.

Теперь у Эгидия были связаны руки. Рицимер заключил сделку с соседними Суассону королевствами варваров, так что Эгидию придется и дальше отражать их нападения. Это станет его главной задачей: он будет занят в Галлии и не сможет отправить войска в Италию, у него просто не хватит на это сил.

Все еще надеясь переиграть засевшего в Риме Рицимера, он обращается за помощью к неожиданному союзнику.

Галлия, 464 год нашей эры.

Эгидий отправил посланника на юг к самому грозному врагу Рима королю вандалов Гейзериху, который 20 лет назад захватил северную Африку – житницу империи.

Он отправил посланца, чтобы попытаться заключить сделку. Эгидий понимал, что известие о таком союзе может быть воспринято неоднозначно. Люди могли сказать: с одной стороны, если удастся заключить сделку с вандалами, возможно удастся возродить благополучие, с другой стороны — чего будет стоить сделка с варварами, которые и так отторгли самую богатую провинцию империи?

Проехав всю Галлию и Испанию, посланец Эгидия достиг северной Африки. В лагере вандалов он передал предложение Эгидия. Эгидий пытался наладить отношения с Гейзерихом в северной Африке, ведь у них был общий враг – Рицимер в Италии. Таким образом, если бы Рицимер оказался зажат между Галлией и северной Африкой, ему бы не поздоровилось.

Король варваров Гейзерих стал единственной надеждой на спасение империи.

Галлия, 464 год н.э.

В Суассоне за многие километры от королевства вандалов в северной Африке Эгидий ждал ответа.

Мы не знаем этого наверняка, возможно, посланник Эгидия добрался до вандалов, и может быть, сделку и обсуждали. Мы не знаем.

Но у Эгидия не оставалось времени: убийцы, посланные Рицимером, поставили крест на мечтах Эгидия о восстановлении империи.

План был весьма серьезных, и похоже, мог сработать. И враги Эгидия решили расправиться с ним с помощью предательства, раз уж не удалось победить его в открытом бою.

 

Антемий против Рицимера

Рим, 465 год н.э.

После устранения Эгидия жажда власти Рицимера только возрастает, и он убирает и послушного ему императора Севера.

Рицимер возводил и убирал императоров, пытаясь найти того, кто позволил бы ему сохранить власть, кого-то, кто не пытался бы проводить самостоятельную политику. Но стоило Рицимер посадить на трон очередного императора, тот рано или поздно восставал против своей роли марионетки.

Но теперь он получил абсолютную власть. И Рицимер не мог насытиться ни властью, ни кровью. Два года Рицимер правил Римом, не назначая нового императора.

Варвары тем временем продолжали набеги на Италию. Союз, который они, возможно, и заключили с Эгидием, с его смертью перестал действовать. И пока Рицимер сидел на троне в Риме, они мало-помалу отрывали от империи кусок за куском.

Процесс развала Западной империи набирал обороты. Римская империя как таковая не рухнула, от нее откалывались земли до тех пор, пока титул императора не потерял всякий смысл.

Неспособность Рицимера противостоять вандалам еще больше осложнило ситуацию. Вандалы подходили уже к границе Восточной империи, и в Константинополе были вынуждены выступить против Рицимера, пока не стало слишком поздно.

Император восточной империи Лев I разработал план спасения Западной империи от Рицимера и вандалов.

Император Лев понял, что он должен был остановить вандалов. Он послал Антемия, который был зятем предыдущего восточного императора. У него было больше прав на трон, чем у Льва, поэтому Лев сразу достигал двух целей: он избавляется от возможного претендента на трон, а западные земли получат сильного императора.

У Льва были определенные планы и на семью Антемия: он выслал их из Константинополя на запад в Рим.

Рим, 467 год н.э.

Младшую дочь Антемия Алипию предложили Рицимеру в жены, чтобы сдерживать амбиции кровожадного военачальника. Антемий же должен был сесть на трон в Западной империи.

Похоже, на Западе ничего не имели против этого. Рицимер, успешно до того правивший, приветствовал Антемия и женился на его дочери Алипии. Пока все складывалось весьма удачно.

Но скоро выяснилось, что Рицимер напрасно рассчитывал на то, что Антемий станет его очередной марионеткой. Дело было в том, что Антемия прислали с Востока, он вел себя как император, а ведь не этого хотел Рицимер.

В 468 году н.э., когда Антемий правил Западной империей, восточный император Лев выделил средства на военную кампанию против вандалов на Сицилии.

Восток никогда не помогал Западу в военной сфере, если только не затрагивались интересы обеих сторон. И почти всегда их интересы сводились к борьбе с вандалами, которые претендовали на морское господство. Именно это подтолкнуло в 468 году начать поход, ведь вандалы теперь могли напасть и на земли Восточной империи.

Но Рицимер не собирался терпеть Антемия, который, опираясь на поддержку Восточной империи, ослаблял его влияние. К тому моменту на Западе уже все привыкли к тому, что императоры были марионетками. Именно Рицимер принимал решения, сажал и убирал императоров, сам командовал войсками. Но император Антемий не собирался более терпеть этого.

Переполненный злостью Рицимер убивает константинопольских военачальников, окончательно подорвав мощь империи.

Все тут же развалилось, и флот, возглавляемый зятем Льва, к сожалению, тоже был обезглавлен, а корабли сожжены. Это оказалось катастрофой.

После сокрушительного поражения империи на Сицилии Рицимер месяцами собирал войска в Милане, чтобы начать кампанию против Антемия в Риме.

Рицимер привел армию и осадил Рим, где находился Антемий. Осада продолжалась 9 месяцев, пока город не пал. Во время осады Антемий отправил ко Льву посланника с сообщением, что все разваливается и грядет гражданская война. Он просил помощи.

Но спасти Рим от гнева Рицимера уже было невозможно. И все, что мог сделать Антемий, это бежать. Как уже бывало раньше, свергнутый Антемий искал убежище в Церкви.

Осаждающие воравались в город в начале июля 472 года и жестоко расправились со сторонниками Антемия. Сам Антемий переоделся нищим, и его поймали у святыни мученика Хрисогона.

На этот раз Рицимер не послал убийцу, чтобы покончить с императором. На ступенях христианского алтаря он сам обагрил руки кровью своей последней жертвы – Антемия.

Антемия казнили, отрубив голову, это было в порядке вещей. Затем голову насадили на копье и выставили напоказ.

Рицимер был верен себе: снова кровью и мечом он добился власти в Риме, оставляя позади трупы, тела, столь же бездыханные, как и сама империя.

 

Закат Западной империи

И снова, лишившись императора, империя погружается в хаос и насилие. Варвары почти не встречают сопротивление, нападая на италийские города. Они приходили, грабили, нападали на города, а затем уходили, и это продолжалось из года в год. Люди не знали, чего им ожидать.

Рим, 472 год н.э.

Рицимер ничего не делал, позволяя империи разрушаться. Он заботился только о себе, черпая все больше власти из слабости империи.

Люди были в замешательстве: никому уже не был нужен император, и непонятно, зачем теперь нужен и главнокомандующий армией Западной империей. Потеряла смысл и сама имперская государственная машина. Общество уже было совсем не таким, как во времена расцвета Римской империи.

Рицимер был человеком, поднявшимся наверх по бесчисленным трупам врагов, как варваров, так и римлян. Теперь он остался один, хозяином империи. Но это слово уже потеряло всякий смысл.

И даже обстоятельства смерти Рицимера не сохранились в бурях тем смутных времен.

Приск, единственный известный нам достоверный источник, свидетельствует, что перед смертью Рицимера рвало кровью. Какая-то болезнь, и мы не знаем, была ли это язва или что-то еще – в источниках об этом ничего нет.

После смерти кукловода последовал закат и самой Западной империи. К тому моменту у военачальников варваров – готов или же иных племен – уже были деньги и достаточно многочисленные войска, чтобы решить судьбу Римской империи. Именно так и случилось спустя годы после смерти Рицимера.

Борьба Рицимера за власть привела лишь к краху империи, которой он надеялся управлять. Когда он сошел со сцены, ее будущее стало еще более мрачным.


 

Комментарии:

Наверх