Рим. Первая война с варварами

22 Сен
2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

 

Римская республика

В 113 году до н.э. Рим утвердил свое господство над всем Средиземноморским бассейном. Но с новыми землями республика обрела и новых врагов.

Римляне знали об обширных поселениях кочевников, особенно на севере, которые могли собрать гораздо более крупные военные силы, чем уже побежденные враги. Они боялись вторжения северян в Италию.

За рубежами цивилизации римские солдаты столкнулись с новым типом воина, они называли их варвары, что означало «чужеземные» и «нецивилизованные». Любой человек, не принадлежащий к античной культуре, не владеющий латинским или греческим языками считался чужаком, варваром. В Риме эти народы считали дикими, примитивными.

Только грозная стена альпийских гор сдерживала северных варваров у границ Рима. Горные хребты Альп, окаймляющие юг Италии, выполняли своего рода роль пробки в бутылке, которая преграждала путь врагу и заслуги римлян в этом не было. Однако, Рим отдавал себе отчет в том, что в любой момент эта пробка могла вылететь, позволив врагу проникнуть в Италию.

В борьбе с растущей угрозой варварского вторжения складывалась римская армия — войско, составленное из свободных граждан, армия, отличавшаяся отменной дисциплиной, выучкой и вооружением.

Каждый римский воин носил металлический или кожаный поножи, шлем и панцирь. Полная воинская экипировка весила около 30 килограммов, т.е. составляла почти половину веса самого воина.

Именно эти закаленные ветераны вынесли на себе все тяготы римских завоеваний.

Но вернемся в столицу, где аристократы, стоящие у власти, подсчитывают доходы. Пока Рим еще не стал империей, пока это республика, во главе которой стоит сенатор. На вершине политической лестницы стоят двое избираемых правителей – консулы.

Консулы обладали высшей гражданской и военной властью в Риме. Поскольку самым главным были тогда вопросы обороны, своей главнейшей обязанностью консулы видели управление армией. Однако, они также занимались решением насущных гражданских проблем: проводили политические реформы, принимали новые законы.

Хотя римская республика и провозглашала демократические идеалы, в основе ее лежало неравенство. Простые солдаты, чьи мечи приносили Риму победы, не осмеливались даже и надеяться на тогу консула, претендовать на нее могли только выходцы из знатнейших семей.

В выборах могли участвовать те, кто принадлежал к самым знатным семьям Рима. Долгая и славная семейная история была в глазах римлян залогом того, что место правителя займет только достойный.

Однако, когда республика стала раздвигать свои границы, на смену знатности пришло богатство. Новые завоевания приносили Риму огромные богатства, считается, что именно они разложили и плебс, и правящую аристократию. С ростом благосостояния римского общества политика становилась все более и более продажной.

Подкупая нужных людей, Карбон смог добиться поста консула. Во времена поздней республики все, что связано с агитацией на выборах, определялось лишь беззастенчивым подкупом: соискатели высших постов проявляли неслыханную щедрость, обещали все, что угодно, только бы получить еще один голос.

 

Норикум – первая жертва варваров

Но над северными рубежами Рима нависла новая угроза – племена кимвров. Покинув свои земли в северной Европе они двинулись на юг в сторону римских владений. По словам знаменитого античного историка Плутарха, дикие племена кимвров внушали ужас.

Считается, что они принадлежат к германским племенам – судя по их огромному росту, голубым глазам, а также и потому, что кимврами германцы называют разбойников. Возглавляемые вождем Бойоригом, кимвры разрушали все на своем пути.

Они напоминали людей железного века. Мы не знаем точно, что ими двигало. Возможно, они хотели захватить процветающие северные провинции, разбогатевшие от торговли с Римом, а может они просто искали счастья в землях, которые считались самыми богатыми в Средиземноморье.

Однако, богатства Рима манили не только кимвров, по пути к югу к ним присоединились еще два варварских племени – тевтоны и амброны. Объединенные силы варваров двинулись через альпийский перевал близ римской границы, населенной земледельцами Норикума. И хотя Норикум не являлся римской провинцией, пограничное положение тесно связывало его с республикой.

Древний Норикум лежал на территории современной Австрии. Его жители – норики, именем которых и была названа территория – контролировали перевалы через Альпы. Кроме того, римляне активно торговали с нориками, их мастера славились мастерством в обработке драгоценных металлов и железа.

В землях нориков имелись месторождения железной руды, золота, соли. В предгорьях Альп добыча соли была важнейшей отраслью хозяйства. Римлянам требовалось все больше соли, чтобы сохранять запасы продовольствия для армии, и эта потребность все время росла.

Для кровожадных племен кимвров деревни Норикума стали первым шагом к их заветной цели. Жаждущие грабежа, они были готовы к вторжению. Кимвры II-I веков до нашей эры имели отличные копья, мечи, топоры. Оружие было выковано из высококачественного железа.

Однако, богатств Норикума варварам было мало. Северные варвары постоянно передвигались с места на место. Их манили не только победы ради грабежей, они собирались осесть у границ Рима. Мирные жители Норикума не могли сравниться с бою с северными воинами.

 

Битва за Норикум

Рим, Италия, 113-й год до нашей эры. Норики отправили послов в римский Сенат с просьбой помочь отразить нашествие кимвров. Они обратились к аристократу Карбону, для которого пришло время выполнять данные ранее обещания. Тогда он занимал пост консула – самый высокий в Риме.

И Карбон приказал готовиться к войне. У него был только один год консульства, чтобы снискать славу и богатство в победоносной войне. Необходимо было проявить себя полководцем, продемонстрировать качества лидера, а значит, нужны были военные успехи. Теперь мало было опираться на знатность своей семьи, полководец должен стать настоящим вождем для тех, кто встал под его знамена.

Карбон принял решение вести армию к Норикуму. Несмотря на отсутствие военного опыта, он жаждал доказать, что он больше, чем просто богатый сенатор.

Во главе армии он прибыл в Норикум. Ощущая за своими плечами сотню лет громких побед, римские солдаты были уверены в успехе.

Кимвры заявили, что и не подозревали, что вторглись на чужую территорию, и направили к римлянам послов.

Варвары впервые видели столь хорошо вооруженную и дисциплинированную армию. Бойориг заверил Карбона, что его люди готовы с миром уйти назад. Карбон согласился отпустить их.

Однако, перемирие не могло принести ему громкую славу, а римский полководец отчаянно нуждался в победе. Карбон решил сделать вид, что пошел на переговоры, а сам приказал перехватить возвращавшихся назад послов. Он не сомневался, что его вероломный план сработает.

Но надежды Карбона не сбылись. Римскому полководцу удалось обхитрить кимвров, но лишь ценой вероломства и предательства.

Несколько уцелевших послов донесли до войска варваров весть об измене. Разъяренные варвары поклялись не уходить до тех пор, пока не отомстят обидчику.

Кимвры нанесли жестокий ответный удар. Свидетельство античного историка Плутарха: перед их отвагой и дерзостью нельзя было устоять, а в битве быстротой и натиском они были подобны пожару. Никто не мог выдержать их напора.

Под предводительством кимврийского вождя Бойорига и тевтонского царя Тевтобода варвары двинулись вперед. Судя по данным археологов, их вооружение не уступало римскому, их войско было хорошо организовано, отдельные части имели своих командиров. Мы знаем о них не так уж и много. Похоже, римляне не осознавали степень угрозы, и это дорого им обошлось.

Консул Карбон оказался вдалеке от привилегий и сытой жизни римского политика. Здесь языком власти стали сталь и кровь. И как военачальник он потерпел неудачу.

Главнокомандующий избирался только на время войны и только на год, а потому очень часто в решающий момент у руля оказывался бездарный лидер, и порой это приводило Рим к катастрофе.

Такой катастрофой стала битва за Норикум. Римская армия была разбита. От полного разгрома римлян спасла только стихия: разразилась страшнейшая гроза с громом и молниями.

Повернув коня, Карбон попытался спастись бегством. Он бежал с поля брани, и теперь лишь самоубийство могло стать расплатой за его позор и позор всего Рима.

Боги спасли римлян, но лишь отсрочили угрозу, да и то ценой многих жертв. А это означало, что боги отвернулись от Рима.

Тем не менее римляне по-прежнему считали, что лишь аристократы могут привести их к победе. Римляне были очень консервативны и во всем новом они видели угрозу, поэтому избирая своих политиков и полководцев, они полагались на репутацию их семей.

 

Битвы за Галлию

Галлия, 109 год до нашей эры.

В течение следующего десятилетия несколько самонадеянных, но неумелых аристократов-военачальников возглавят походы на север на защиту провинции Галлия.

Они встретятся с варварами в Толосе, Бурдигале, и наконец, Араузионе – на современной территории Тулузы, Бордо и Оранжа во Франции. И все эти походы закончатся полным разгромом римских легионов.

Римляне выработали особую боевую тактику. Если вспомнить начало фильма «Гладиатор», то можно получить представление о римской манере ведения боя: сначала они изучали обстановку, и только потом переходили в наступление.

В свою очередь варвары предпочитали внезапные атаки, губительные для римских боевых порядков. Когда вы стоите в одном строю, вы своими глазами видите, как убивают ваших товарищей по оружию, и, конечно, смерть переживается намного острее.

Число жертв поражает воображение: только в битве при Араузионе за несколько часов было убито 80 тысяч римлян. Когда ряды легионов смешались, солдатам пришлось тесниться на маленьком пятачке, как сельди в бочке. Они больше не могли сопротивляться. Победители, сами ничем не рискуя, убивали их одного за другим. Это уже не было войной, это было жестокой резней.

 

Марий – последняя надежда Рима

А 105 году до нашей эры кимвры и их союзники жаждали крови римлян и богатой добычи. Но некоторые собирались осесть на вновь завоеванных землях.

Они жили в небольших деревнях, занимались сельским хозяйством, торговали, растили пшеницу, ячмень, рожь, овес, а также бобовые культуры, например, чечевицу, горох и фасоль. Кроме того, они разводили крупный рогатый скот – свиней, овец и коз.

Эта тяга к оседлости более всего пугала римлян. Для них страшнее варваров-воинов были только варвары-женщины. Женщины в рядах пришельцев всегда были для римлян угрозой. Иными словами, женщины означали тягу к оседлой жизни. Грабительский набег подобен подростковой склоке и это еще можно пережить, но когда появляются женщины, с ними приходит постоянство, а значит, жди серьезных перемен.

Риму требовался полководец, способный покончить с варварами раз и навсегда. Герой, в котором так отчаянно нуждался Рим, появился в другом охваченной войной регионе, почти за тысячу километров от Рима – в Нумидии, на территории современного Алжира.

Восемь долгих лет римляне пытались завоевать эти земли. И наконец, время пришло. Имя завоевателя – Марий. Храбрый и хитрый, он разбил армию нумидийцев и изгнал их царя Югурту.

Республике были нужны великие полководцы, и Марий был величайшим из всех, что видел Рим. С одной стороны об был великим стратегом, с другой – пользовался огромной популярность у своих солдат: он копал с ними траншеи, делил с ними кусок хлеба, воинским мастерством он превосходил любого из них, а ведь это были лучшие солдаты в мире.

Марий не был аристократом, он выдвинулся благодаря природным качествам, теме не менее он гордился своим низким происхождением.

«Я не могу полагаться на свое происхождение, но я могу показать лавровые венки и другие знаки доблести, не говоря уже о шрамах на теле. Все. Смотрите, таковы символы моего благородства».

Северные варвары угрожали Риму, и Марий стал его последней и главной надеждой.

Марий доказал свои полководческие таланты, однако трубить фанфары было пока рано. Тевтоны и кимвры громили одну армию за другой. С этим надо было срочно что-то делать, к северным границам требовалось послать по-настоящему талантливого военачальника.

 

Новая римская армия

Рим, Италия, 104 год до нашей эры.

Но даже великий Марий был бессилен без своей армии: опустошенный 10-летней войной Рим испытывал острую нехватку солдат. Большие потери, которые понес Рим от германских племен в 113, 109, 107, 106, 105 годах до нашей эры нанесли заметный урон римскому обществу.

Даже призвав к мечу всех, обязанных носить оружие, Марий не мог набрать среди землевладельцев достаточно пригодных для службы мужчин. Чтобы служить в римской армии в период расцвета республики, необходимо было обладать собственностью, армия формировалась из обеспеченных воинов, а их в Риме как раз и не хватало.

Марий принял простое, но действенное решение: он решил набирать солдат среди безземельных граждан. Вам не нужна собственность, чтобы быть гражданином Рима, так почему она нужна, чтобы стать легионером? Многие охотно становились солдатами – это захватывающая работа: трофеи, вино, женщины, песни, возможность увидеть мир за счет республики и т.д., именно то, что всегда привлекало наемников.

Марий объявил, что армия открыта для всех. И поскольку бедняков в римском обществе было несказанно больше, чем людей состоятельных, это позволило Риму резко увеличить свою военную мощь. Если в прошлом солдат набирали по их доходам, то Мария интересовала только их пригодность к ратному делу. Пополнив легионы, он мог теперь противостоять варварам.

Вербовка легионеров среди простонародья проходила намного быстрее, чем раньше, главную роль здесь играла щедрость полководца, обещавшего обеспечить своих людей и обеспечить сполна.

Соблазненные обещанным богатством, новые солдаты Рима отправились на войну. Марий обещает обучить их всем боевым приемам и навыкам.

«Я научу вас поражать противника. Не бояться ничего, кроме бесчестья, спать на голой земле и сражаться на пустой желудок».

 

Победа римлян над тевтонами

В 104 году до нашей эры армия Мария отправилась в Галлию, чтобы дать бой кимврам. К счастью для римлян, варвары решили покинуть Галлию и направились в Испанию.

Эта их ошибка позволила Марию выиграть время для обучения своих легионов. Он не только приучил их к тяготам солдатской жизни, но и заставил их полюбить это.

Марий принес в армию много нового. Например, он установил общий символ для всех римских легионов – значок в виде орла, он приучил людей приносить все необходимое с собой, что делало армию более подвижной, груженые тяжелой поклажей воины называли себя «мулами Мария». Вьючных или тяговых животных Марий в своих военных кампаниях не использовал, у него были двуногие «мулы».

Принимая все эти нововведения, армия становилась сильнее. Не последнюю роль в этом сыграло введение типового вооружения и снаряжения.

Хорошо подготовленные сплоченные мариевы «мулы» ждали своего боевого крещения. Два года никто и не слышал о варварах, но страх оставался.

Запуганные римляне в нарушение свои традиций о сроках консулата вновь избирают Мария. Отчасти из-за угрозы вторжения с севера необходимо был идти на необычные шаги. И в 104, 103, 102, 101, 100-м годах до н.э. Мария избирают консулом.

В итоге в 102-м году до нашей эры призрачная угроза стала реальной: кимвры, тевтоны и амброны, опустошив север и запад, подошли к Риму. Марий возводит укрепление вблизи Араузиона и посылает войска на оборону Норикуму.

Защита альпийского прохода имела первостепенное значение. В течение нескольких недель половина войска тевтонов и амбронов осаждали укрепления Мария, наводя ужас одним своим видом.

Вот, что пишет Плутарх: казалось, им не было конца. Бесчисленные, наводящие страх, их крики не походили ни на что, слышанное ранее. И все же Марий принуждал своих воинов смотреть и привыкать.

Марий был блестящим полководцем, он знал, чем живет солдат, понимал его мысли и настроения. Марий дал римской республике уверенность в том, что они могут победить варваров.

Римские укрепления выстояли. Но тевтоны и амброны не отступили, их 150-тысячные орды двинулись на юг в поисках другого прохода через Альпы.

Марий уже выбрал подходящее поле боя, где он сможет, наконец, испытать всю мощь своей необыкновенной армии.

В 102 году до нашей эры сотни тысяч варваров стояли у границ Италии. Великий римский полководец Марий преследует тевтонов и амбронов, ищущих переход через Альпы. Он перебрасывает свои войска из араузионского лагеря в Секстиевые воды – нынешний Экс-ан-Прованс во Франции.

Здесь Марий отдает приказ построить лагерь. Он тщательно продумывает каждый ход. Римский лагерь стал примером выдающейся военной организации. Расположение на возвышенности давало римлянам тактическое преимущество, они могли наблюдать за действиями противника. Лагерь окружал глубокий ров, за которым возвышался вал и частокол, стояли наблюдатели и каждый знал, что он должен делать.

Была у этого лагеря и еще одна уникальная особенность. Свидетельство античного историка Плутарха: Марий выбрал место, где не было воды. Этим он хотел, как говорят, еще больше ожесточить солдат. Когда многие из них стали возмущаться и кричать, что хотят пить, Марий, указав рукой на реку, протекавшую возле вражеского стана, сказал – вот вам питье, за которое придется платить кровью.

В Роне, на берегах которой раскинулись два больших лагеря – амбронов и тевтонов – было много свежей воды. Будучи уверенными, что римляне далеко, амброны устроили пиршество и веселье.

Римляне и прежде всего простые солдаты боялись северных варваров еще и потому, что те выросли в холодном климате, а суровый климат порождает суровых мужчин: они были выше ростом, крупнее и, по мнению римлян, источали зловоние. Не потому, что не мылись – напротив, они мылись чаще римлян, но как мы используем одеколон, так мы используем медвежий жир. Римляне же привыкли к аромату оливкового масла.

Амброны не думали, что опасность может прийти из леса, но ошиблись: отряд Мария проник в варварский лагерь. Римляне не были глупцами, они знали, что идут на смертельный риск, поэтому они сначала обстреляли противника.

Мариевы «мулы» вступили в перестрелку, но варвары мгновенно подтянули силы и получили численное преимущество. Как только римлян стали теснить, Марий подтянул подкрепление. Получившие подмогу римляне отбросили амбронов к их лагерю.

И тут битва приняла странный оборот, как сообщает Плутарх: «женщины варваров, вооруженные топорами и мечами, со страшным криком ринулись в бой. Не чувствуя порезов и ран, они шли до конца, воодушевляя своим примером мужчин».

Женщины варваров всегда были на поле боя. Часто именно они тащили поклажу, и чтобы не задерживать свою армию, им надо было держаться рядом.

Их женщины были горды и независимы, предпочитая смерть поражению и плену. Римляне считали этих женщин невероятно смелыми и мужественными. Вообще, варвары казались римлянам людьми отчаянными: приводя женщин и детей на поле боя, они ставили на карту все. Победа или смерть – это было едино для всех варваров: мужчин, женщин, детей, младенцев.

Но римлянам тоже было, что защищать – их честь и Родину. Отлично обученные Марием, они добились первой за 10 лет победы над германскими варварами.

Вернувшись в лагерь, Марий начал готовиться к отражению ответной атаки, которую непременно предпримет царь тевтонов Тевтобод.

В Секстиевых водах Марий оказывается в крайне сложной ситуации. Враг, как и прежде, превосходил численно, но Марий всегда мог выбрать нужное время и место, обыграв врага тактически.

Со своим верным трибуном Клавдием Марцеллом он разработал план засады. Марий послал Марцелла и 3 тысячи человек к тевтонскому лагерю и приказал затаиться в лесу до начала боя.

Жаждущие мести варвары поспешили к холму римского лагеря, как и планировал Марий. Согласно Плутарху, римляне встретили противника сплошной стеной щитов: «Сам Марий показывал пример в бою своим солдатам, никому не уступая и превосходя всех силой и ловкостью».

Это сражение стало настоящей проверкой методов подготовки «мулов» Мария, которые оказались достаточно сильны, чтобы нести снаряжение, доспехи и оружие, достаточно дисциплинированны, чтобы держать позиции и не дрогнуть перед яростью и дикими криками врага, а затем разбить его стремительным натиском.

Как только войско Мария оттеснило врага назад, из засады выше отряд Марцелла. Совместный удар не оставил царю тевтонов надежды на отступление.

Количество жертв поражало воображение: римляне перебили более, чем 100 тысяч тевтонов, выживших они взяли с собой в качестве рабов – военной добычи, которая принесет «мулам» Мария и всем его сторонникам богатства.

Марий покровительствовал не только своим солдатам, его щедростью смогли воспользоваться и остальные римляне. Сосредоточив в своих руках всю власть, Марий становился заступников даже для сенаторов.

 

Победа римлян над кимврами

Рим, Италия, 102 год до нашей эры.

Угроза варваров ушла, но римляне вновь избрали Мария на высший государственный пост, это уже пятый срок его правления – беспрецедентный случай в истории.

Страх того, что варвары вновь проникнут в Италию через Альпы, которые римляне не контролировали, был огромен, и политики должны были учитывать это.

Опасность еще не ушла, Марий разгромил только половину варварских племен. Кимвры, самые опасные из них, по-прежнему были сильны.

Пока Марий находился в Риме, кимвры прорвались через римские оборонительные линии в Норикуме. Враг, наконец, вторгся в рубежи Италии и опустошил долину реки По.

Только один человек обладал достаточным мужеством и хитростью, чтобы преодолеть эту угрозу – консул Марий.

Когда Марий прибыл в римский лагерь, кимвры отправили к нему послов – они пришли не с мечом, а с переговорами. Они сказали Марию: «мы не хотим воевать, а хотим землю. Мы хотим получить столько же земли, сколько вы дали нашим соседям у предгорье Альп».

Кимвры, видимо, еще не слышали о несчастье, постигшем их союзников – тевтонов. Скривившись в улыбке, Марий ответил: «ах, вы можете не беспокоиться, ваши братья уже получили землю, и мы с радостью даруем ее вам». Конечно, он говорил о могильной земле.

Согласно Плутарху, кимвры не поверили и потребовали доказательств: «Марий насмехался – ваши друзья здесь, и негоже вам уйти, не обняв их. С этими словами он велел привести закованного в цепи тевтонского царя Тевтобода».

Марий не пошел на сделку с кимврами, и послы вернулись, пообещав отомстить за своих разбитых союзников.

Несмотря на громкие победы Мария, римляне все еще уступали варварам в численности. Перед грядущей битвой великий полководец принес жертву богам. Римляне приносили жертву перед сражениями, желая снискать милость богов. Это не гарантировало победу, но увеличивало шансы, и римляне относились к этому очень серьезно.

Вера стала для римлян единственной защитой в этом неравном бою. Завтра потекут кровавые реки, и чьей крови прольется больше, зависит от воли богов. Марий ищет знаки в крови жертвенного козла и провозглашает, что небеса на его стороне.

В 101 году до нашей эры весь римский народ, затаив дыхание, ждал решающей битвы с заклятым врагом, стоящим у селения Верцеллы в Италии.

15-тысячная конница кимвров скачет к полю брани. Следом за ней, как туча саранчи, идет пехота.

Заняв позиции, Марий в последний раз взывает к богам. Античный историк Плутарх: «Омыв руки, Марий воздел их к небу и взмолился богам, обещая принести им гекатомбу».

В общей сложности число римлян было не многим более 50 тысяч, кимвров – как минимум в два раза больше.

Настоящий кошмар для римлян, но Марий идет на хитрость: его войска стояли спиной на восход, и в момент, когда солнце было в зените, его лучи сверкали на лориках легионеров. Варварам казалось, что войско объято огнем, будто бы боги извергают молнии, желая помочь их врагам.

Почувствовав панику в рядах врага, римляне перешли в наступление. У римлян были пращники и лучники, но главной ударной силой стали легионеры – люди, готовые пролить кровь, люди, готовые слышать стоны жертв и соратников, погибающих рядом. Они часто не знали, что происходит вокруг — им мешал шлем. Они почти ничего не слышали и могли видеть только перед собой. Это требует мужества и самоотверженности, необходимо преодолеть страх.

Римляне разгромили 120-тысячное войско кимвров, но главное – они изгнали страх, нависавший над Римом уже 13 лет.

 

Формирование авторитарного режима в Риме

Марий возвращается на Родину героем. Восхищенная толпа в один голос называет его спасителем Рима. Несмотря на закон, согласно которому никто не имеет право на повторное консульство, его призывают вновь занять высший пост.

Шаг за шагом Марий приближался к тому, чтобы народ увидел в нем постоянного правителя. Таким образом, мы подходим к появлению императорской власти.

Именно этого опасалась вся аристократия. Теперь, когда угроза варварского вторжения исчезла, многие знатные люди стали проявлять к Марию открытую вражду.

Чтобы остаться у власти, Марий должен был найти поддержку извне. Он ищет коррумпированных политиков, не чурающихся взяток и убийств.

Как политик Марий не смог найти себе надежных союзников. Его твердость и проницательность, спасавшие его от мечей и копий на войне, не нашли своего воплощения с боях политических.

Завидуя восходящим военным знаменитостям, Марий заказывал убийства многих своих соперников. Под руководством Мария насилие, а не слово, становится главным рычагом урегулирования политических споров. Он спас Рим только для того, чтобы вырезать сердце республики.

Тем не менее, Марий не потеряет любви народа. В 86 году до нашей эры незадолго до смерти он был избран на должность консула в 7-ой раз.

Марий заложил традиции военной власти и сформировал общественное мнение для перехода к авторитарному режиму. Это поворотный момент, поскольку в дальнейшем баланс власти будет смещаться. Вместо 10-20 семей, контролирующих консулат, власть начала переходить в руки знаменитых военачальников. Деньги и поддержка армии давала возможность полководцам не беспокоиться о сборе голосов и запугивать своих конкурентов угрозами расправы. Все это выльется в будущем в большие проблемы для римского государства.

Как только Рим начал свой медленный, но верный путь к диктатуре, он заронил семена своего распада. Политическая несправедливость и войны не закончатся уже никогда.


 

Комментарии:

Наверх