Рим. Аврелиан

16 Окт
2013

Статья из цикла «Рим. Рассвет и закат империи».

После того, как империя подверглась нападению захватчиков и в ней разразилась смертоносная чума, римские граждане обвинили новую религию – христианство – в том, что она разгневала языческих богов империи. В отчаянии император Деций прибегает к насилию, принося в жертву жизни христиан, чтобы вернуть расположение богов. Теперь же из-за нападений варваров на все пограничные территории, римляне жили в постоянном страхе. В то время, как кризис усиливался, мятежники захватывали власть, раскалывая империю. Это длилось, пока не появился новый правитель, его звали Аврелиан. Ему удалось объединить империю, используя самый убедительный аргумент — армию.

 

Клавдий II против алеманнов

К середине 3 века нашей эры территория Римской империи была огромной, и для защиты любой отдаленной провинции использовались стоящие там легионы.

В такой ситуации войскам очень часто приходилось рассчитывать только на свои силы, помощь империи была слишком далеко. Императоры выдвигались к границам для урегулирования конфликтов зачастую уже после того, как полностью теряли контроль над ситуацией.

Из-за отсутствия императора воины иногда брали власть в свои руки. Император не мог так быть, и поэтому образовывался вакуум власти, появлялся кто-то, кто мог выполнять эти обязанности за него. Возможно, он называл себя императором, чтобы получить поддержку в той провинции и отогнать угрожавших ей варваров.

Решившись провозглашать императоров, войска пограничных провинций теперь начали объявлять о независимости от Рима.

В то время, как на восточной и западной границах армии начали отделяться, образовывая собственные империи, на северные пограничные территории Рима в 269 году н.э. напали варвары алеманны.

В своем дворце в Риме настоящий император Клавдий II был обеспокоен этим нашествием варваров на земли империи. Враги с той стороны Альп сделали гораздо больше, чем просто вторглись в земли империи: они впервые за очень долгое время пересекли Альпы и в Италию.

Клавдий искал совета у своего опытного командующего конницей Аврелиана – человека, чей образ жизни описан летописцем 3 века Флавием Вописком: «Аврелиан с ранних лет был известен быстротой ума и физической силой. Не проходило и дня, чтобы он не практиковался во владении копьем, луком и другими видами оружия».

Таланты Аврелиана скоро понадобится, поскольку ситуация на границах ухудшалась. Обезумевшие беженцы из северной Италии рассказывали о разрушениях.

С учетом этого вторжения опасность мятежа в армии становилась еще более серьезной. При угрозе нападения варваров местные жители могли провозгласить императором любого, кто в то время командовал войсками в данной провинции.

В попытке удержать северные пограничные территории и не дать им отколоться тоже Клавдий должен был срочно остановить вторгшихся алеманнов.

Северная Италия, 269 год н.э.

В своем лагере алеманны праздновали, наслаждаясь богатыми трофеями, захваченными у ослабевшей Римской империи, включая женщин и детей, которых превратили в рабов.

У нас есть описания празднеств захватчиков, пришедших в Италию и взявших много пленных. Для них это было легкой поживой. Они терзали империю, которая переживала не лучшие времена.

Племена алеманнов возглавляли могущественные вожди, которые обеспечивали преданность воинов, вознаграждая их рабами-римлянами. Но жадность варваров не знала предела.

Император Клавдий был вынужден выступить с войсками из Рима и встретился с алеманнами у озера Гарда в северной Италии. Клавдий со своими легионами встретился с опасным противником.

Летописец 4 века Аммиан Марцеллин писал: «Они неслись вперед, не щадя себя, бросались на наши отряды конниц, оскалив зубы с яростью, как никогда раньше. Их волосы развевались, а в глазах горели искры безумия».

Кроме того, войска императора Клавдия намного уступали в численности, но на его стороне был опытный командующий кавалерией Аврелиан. Его также называли Manu ad ferrum, что означало «рука, готовая взяться за меч», человек, готовый броситься в бой, когда это нужно.

Оправдывая это прозвище, Аврелиан помог Клавдию разбить алеманнов, уничтожив половину их войска и оттеснить их обратно за Альпы.

 

Император Аврелиан

Aurelianus,_Nordisk_familjebokДалее, стараясь усилить защиту Италии от набегов варваров, император Клавдий и Аврелиан поехали на Балканы, чтобы проинспектировать стоящие там легионы. Но во время этой кампании император Клавдий заразился чумой.

Период правления Клавдия был краток – с 268 по 270 годы н.э. Он добился выдающихся военных успехов в 269 году, и об этом никогда не забывали.

Но для восстановления империи было мало разбить алеманнов. Поскольку император Клавдий умирал, было ясно, что эта задача ляжет на плечи его верного военачальника Аврелиана.

Балканы, 270 год н.э.

Войска провозгласили его императором. Аврелиан отплатил им, введя культ персидского бога, покровителя воинов, Sol Invictus – «Солнце непобедимое», иначе называемого Митра. Теперь Митра стал считаться в армии богом победы. Не важно, что приносит тебе победу, и раз он приносил удачу, армия поверила в него, как в счастливую звезду.

Будучи низкого происхождения, Аврелиан, как и многие крупные военачальники до него, занял самое высокое положение в империи благодаря своим блестящим способностям к военному делу.

В то время императора создавали его солдаты. Нужно было самому вести войска в бой, а тогда всегда было, где сражаться.

Аврелиану понадобится преданность его войск и сила их бога, когда он встретится с уже знакомым врагом.

 

Победа алеманнов

В 271 году н.э. кровожадные алеманны вернулись, напав на северную Италию, и прорвались до Пьяченцы. Аврелиан с армией торопился на запад, чтобы отрезать варваров, отправив вперед посланника с предложением переговоров.

Но у алеманнов были иные планы. Он предложил варварам сдаться. Известно, каков был ответ: они были свободными людьми и покажут, как свободные люди могут драться.

В сумерках, в лесистой местности к югу от Пьяченцы они устроили засаду. Римская армия понесла серьезные потери. В лесу римские солдаты не могли сравниться с варварами. Засада была столь удачной тактикой против римских войск во много благодаря организации римской армии: воинов обучали сражаться в боевом построении, это помогало, когда условия позволяли развернуть когорты, но в лесу это было невозможно. Нечего и говорить, что варвары это знали.

Попав в западню в лесу, римская армия была смята и обращена в бегство. Для Аврелиана поражение было ужасающим.

 

Разгром алеманнов Аврелианом

Войска были преданы военачальникам, но их преданность была весьма шаткой. Если император побеждал, они готовы были его поддерживать, если же он терпел поражение, то, очевидно, его время было сочтено.

Аврелиан собрал оставшиеся войска, молясь, чтобы они остались ему преданными. Он нуждался в них, как никогда, чтобы не дать алеманнам достичь Рима.

Жителей Рима охватил ужас. Они боялись, что нашествие варваров неотвратимо. В отчаянии многие покинули город.

Поражение римской армии – армии Аврелиана – посеяло панику в Риме, ведь теперь между городом и варварами не было серьезной преграды. Те же, кто не мог бежать, поднимали мятеж на улицах, разозлившись на то, что Аврелиан допустил варваров в Италию.

Жители Рима поняли, что их город разросся в центре империи, а армии оказались сосредоточены на границе и они оказались беззащитны, если враг смог бы пробраться в саму Италию.

Но до того, как алеманны добрались до столицы, Аврелиану, наконец, удалось отрезать их у Фанума – ныне Фано -  в 300-х километрах от Рима. Памятуя о недавнем поражении, Аврелиану необходимо было снова завоевать доверие армии, одержав решительную победу.

Императоры всегда полагались на армию. Они могли говорить, что опираются на поддержку народа, хотя на самом деле сила императора всегда была в поддержке армии.

Аврелиан со своими солдатами вместе разгромили варваров по всем правилам римского военного искусства. Римляне показали, что как только у них появляется возможность развернуть правильное построение, у противника не остается шансов. Потерпев поражение, многие варвары утонули в реке Метавр.

Победа Аврелиана, наконец, позволила отбросить алеманнов за пределы Италии. Она также помогла восстановить доверие к Аврелиану и, несомненно, способствовала повышению духа армии тогда, когда он был серьезно подорван.

 

Зенобия и Пальмирское царство

Но триумф непростой победы Аврелиана скоро затмило известие о конфликте в городе Пальмира на восточной границе империи.

Еще до правления Аврелиана захватчики в течение 10 с лишним лет жестоко опустошали восточные провинции Рима, включая Пальмиру, и угрожали прорваться дальше через ненадежную границу.

Этот напор воинственных народов, многие из которых использовали тактику, к которой римляне не привыкли, создавал немалые трудности в восточных провинциях.

На краю сирийской пустыни вдали от защиты Рима жители Пальмиры остались одни без поддержки с тающей армией. Нападавшим помогало и то, что императора не было рядом. Они спешили сами взять власть, отодвинуть границы и вымогать деньги у римлян.

Неся потери, пальмирцы, наконец, устали ждать помощи из далекого Рима.

Люди в тех провинциях, которым постоянно угрожали вторжением, требовали защиты, поэтому они обращались к местным защитникам с предложением взять на себя ту роль, которую императоры, похоже, не способны были выполнять, так как они не могли быть сразу везде.

Подняв мятеж, пальмирская армия взяла все в свои руки. В результате в последующее десятилетие восточные провинции называли себя Пальмирским царством, отколовшись от Рима. Теперь они стали прямой угрозой императору Аврелиану, захватив традиционную римскую житницу Египет.

Египет, 271 год нашей эры.

В богатых зерном египетских землях теперь правила пальмирская царица. Ее звали Зенобия. Мы восхищаемся этой восточной женщиной, которая обладала такой властью и была Клеопатрой своего времени. Вероятно, она пыталась ассоциировать себя с Клеопатрой, и, завоевав Египет, хотели примирить египтян с ее правлением.

Заняв Египет, Зенобия упивалась властью и приказала прекратить поставки зерна в Рим, перерезав один из главных источников продовольствия для империи.

Италия, конечно, была духовным центром империи, именно там она возникла, но африканские провинции и Египет уже сотни лет были житницами империи.

Царица Зенобия с ее преданным военачальником Забдасом, перекрыли поставки зерна империи, давая Риму четко понять, что с пальмирцами надо считаться.

 

Голод и гражданская война в Риме

Рим, 271 год н.э.

Демонстрация силы Зенобией возымела свое действие: Аврелиан обнаружил, что в Риме люди отчаялись и голодают из-за нехватки зерна. Хотя он приказал своим войскам делиться хлебом с людьми, этого было недостаточно.

Естественно, Египет был основным источником зерна, и перебои с его поставками в Рим стали серьезной угрозой любому императору, тем более тому, который раньше уже вызвал крупные волнения.

Угроза голода встревожила и разгневала римлян. Потеряв провинции из-за отколовшихся армий на востоке и западе, империя столкнулась с мятежом уже в самом Риме.

Римляне восстали против своего императора Аврелиана. Этот мятеж был жесток, как никакой другой со времен республики. У Аврелиана не было иного выхода, как бросить на мятежников своих безжалостных солдат.

В самом Риме кипели бои, это гражданская война, римляне этого очень боялись, они знали, насколько она может быть разрушительна и жестока.

Непривыкшая воевать в городе армия Аврелиана, хоть и была непобедима на открытой местности, здесь, когда невозможно было развернуть боевые порядки, снова показала свои слабые стороны.

Римские солдаты, бывшие под командованием Аврелиана, не привыкли сражаться в условиях города. В древности на улицах городов вообще редко велись такие бои, когда приходилось бы драться за каждую улицу, и для римских ветеранов такие условия представляли серьезные трудности.

В конце концов, Аврелиан решительно подавил мятеж. Летописец 4 века Евтропий писал: «Аврелиан жестоко подавил мятеж, многих знатных людей проговорил к казни. Он на самом деле был жестоким и кровожадным. Был тем императором, который больше подходил для того времени, чем какой-нибудь более мягкий правитель».

Аврелиан казнил зачинщиков мятежа, напомнив жителям Рима, кто их правитель.

Император сломил сопротивление. Он перестраивает стены Рима для защиты от внешнего врага. В его руках город становится сильным и хорошо укрепленным.

Вследствие военного кризиса в северной Италии в начале своего правления император Аврелиан приказал обнести Рим новыми стенами. Это было первым крупным строительством новых стен для Рима за примерно тысячу лет.

 

Война с Пальмирским царством

Теперь Аврелиан решил разобраться с Пальмирским царством: необходимо было обезопасить поставку зерна, чтобы избежать голода в Риме. Сокращающиеся хлебные пайки не смогут поддерживать людей вечно.

Аврелиан намеревался заново восстановить контроль над всеми провинциями империи, поэтому в 272 году н.э. он двинулся на восток.

Его первой целью стал бывший римский город Антиохия, а затем часть более крупной провинции, называемой Сирия.

Антиохия была оживленным и богатым торговым центром, весьма ценным для Рима. Теперь же под властью Пальмирского царства он стал убежищем для скрывающейся царицы Зенобии.

Зенобия и ее военачальники знали наверняка, что Антиохия станет первой целью Аврелиана, как только он войдет в Сирию, поэтому она укрепилась в городе, а Забдас вывел войска в долину реки Оронт к западу от озера Амик, что рядом с городом.

Зенобия упивалась своей властью, поручив военачальника готовиться к сражению за городскими стенами. Там командующий Зенобии Забдас и встретился с армией Аврелиана.

Римляне смыкали щиты стеной, построившись в линии плечом к плечу, и стоило войскам сойтись, в ход шли мечи. Бывало, воинам отрубали кисти рук, они получали раны в шею и лицо.

В то время, как его пехота скрестила мечи с пальмирцами, Аврелиан уже знал, что поможет ему перехитрить военачальника Забдаса. Именно для этого сражения Аврелиан приказал своей отлично обученной легкой кавалерии сделать то, что позже будет называться тактикой ложного отступления.

Легкая кавалерия Аврелиана притворилась, что спасается бегством, заставив пальмирцев броситься в погоню и оставить пехоту без прикрытия. Затем кавалерия развернулась и обрушилась на преследователей. Пальмирская панцирная конница была уничтожена, и дорога на Антиохию открыта.

Забдас приказал уцелевшим войскам отступить. Зенобия и ее военачальники отступали в Пальмиру. Аврелиан начал преследование, надеясь догнать царицу до того, как она доберется до города.

Но в сирийской пустыне Аврелиан столкнулся с непредвиденными трудностями. Надо помнить, что это было лето, в пустыне жарко. Изнуренные зноем и подвергшиеся нападению кочевников-арабов, хранивших верность Зенобии, Аврелиан со своей армией продолжал преследование.

Но из-за раны Аврелиана преследование замедлилось, что дало Зенобии время укрыться в Пальмире. Проклиная напавших кочевников, Аврелиан поклялся взять в плен их царицу.

Теперь, получив от Аврелиана, который осадил город, приказ сдаться, Зенобия написала ему письмо с резким упреком в духе Клеопатры: «Что бы ни совершалось во время войны, это должно быть сделано с мужеством. Ты требуешь, чтобы я сдалась, как будто не знаешь, что Клеопатра предпочла умереть царицей, а не остаться в живых, каким бы высоким ее положение ни было».

Несмотря на свою браваду, гордая царица знала, что в городе нельзя долго оставаться в безопасности. Она подготовилась к бегству.

Пальмира в любом случае не была приспособлена к долгой осаде: оборонительные сооружения были возведены наспех, и ясно, что у Аврелиана в городе были сторонники. Город не продержался бы долго.

Царица Зенобия и ее военачальник Забдас под покровом темноты снова ускользнули от Аврелиана.

В 272 году н.э. Зенобия бежала в Персию, добравшись до реки Евфрат на территории современного Ирака, но воины Аврелиана преследовали ее по пятам.

На берегу Евфрата царица предложила лодочнику золото, чтобы перебраться через реку, но даже ее отчаянные угрозы не помогли ей спастись. Ее догнала и взяла в плен римская кавалерия. Царицу, ее советников и командующих взяли в плен и осудили.

Связанная Зенобия, чтобы не дать ей снова сбежать, ждала скорой встречи с Аврелианом.

Пальмира, 272 год н.э.

Отвоевав трон Пальмиры, Аврелиан, наконец, встретился с мятежницей Зенобией – женщиной, чьей смелостью он не мог не восхищаться. Он сам говорил: «Что она за женщина? Как умно она себя вела, как твердо следовала своим планам, какой строгой она была с воинами, как была при необходимости великодушна и как безжалостна, когда этого требовала дисциплина».

Но осознав, что казнь почти неизбежна, Зенобия дрогнула: она сослалась на то, что ее ввели в заблуждение дурными советами, поэтому ее советника, а также командующего Забдаса приговорили к смерти.

Аврелиан решил, достигнув Рима, по-иному распорядиться судьбой прекрасной царицы. Перед отъездом из Пальмиры Аврелиан посетил храм, где в одиночестве отдал дань уважения одному богу – богу воинов Митре, «непобедимому Солнцу», который подарил ему победу на чужой земле.

Он, несомненно, помнил, что бог-Солнце покровительствовал ему, способствовал его победам в Пальмире. На монетах был изображен императора, на другой стороне – символы солнечного бога Митры.

Император был тесно связан с одним божеством, и люди, вдохновленные его победами, принимали этого бога.

Среди спокойствия восточного храма он осознал, что это тот единственный Бог, который поможет объединить весь Рим. Похоже, Аврелиан подсознательно следовал растущей в то время тенденции к универсализму как в религии, так и в римской политике.

Совершив жертвоприношение и окропив алтарь собственной кровью, Аврелиан обещал, что его богу будет поклоняться весь народ.

Рим, 273 год н.э.

Отвоевав восток и восстановив выдачу бесплатного хлеба в Риме, Аврелиан вернулся домой героем. Это дало римлянам надежду, что наступил конец почти полувековому периоду, когда военные неудачи сменялись восстановлением, за которым снова следовал крах, и потом опять брезжило иллюзорное возрождение.

У Аврелиана в Риме была еще одна цель: он использует богатства с востока для установления культа бога, покровительствующего воинам – Митры непобедимого, Солнечного бога в качестве единственного божества империи. Вскоре начались работы над новым храмом.

Он поднял новый культ на уровень официальной государственной религии в Риме. Он построил потрясающий храм Солнца, который обставил трофеями из Пальмиры.

Но религия должна подождать: Аврелиан должен еще выиграть не одно сражение до того, как империя будет полностью объединена.

 

Галльская империя

На севере Римские территории Галлия и Британия в 274 году н.э. попали под контроль узурпатора, провозглашенного мятежной римской армией. Они называли свои владения Галльской империей.

Все больше уподобляясь своим врагам варварам, аквитанские легионы отвергли присягу римских солдат и сделали высокомерного римского военачальника Тетрика императором.

В то время легионы часто неожиданно восставали и провозглашали своих военачальников императорами, затем они сражались, и победивший, в конце концов, становился законным правителем.

Отделение Галлии, конечно, испугало римлян – это была серьезная потеря, кроме того это унизительно, когда такая крупная традиционно римская территория находилась во власти другого.

Император Аврелиан немедля отправился отвоевывать галльскую землю и восстанавливать былую славу империи. Единственным препятствием на его пути был Тетрик и его аквитанские легионы.

Солдатского императора Тетрика и его армию уже нельзя было отличить от их врагов варваров: забыв о дисциплине, они развлекались, терзая пленных.

Быть солдатским императором было очень опасно, потому что такой человек получал власть только благодаря поддержке его войск. Но удержать власть гораздо сложнее, потому что надо было избегать конфликтов с другими командующими, которые тоже видели себя императорами. Тетрику нельзя было показывать солдатам и тени слабости.

Но в уединении своего дворца он говорил с советниками, пытаясь предугадать, откуда появится его следующий соперник. Сам Тетрик за предыдущие несколько лет сумел погасить внутренние раздоры, которые могли привести к кровопролитию между соперниками в Галлии.

Тетрик хотел передать свои владения сыну, установив собственную династию. Но известия о новом сопернике теперь угрожали этой мечте. Он, похоже, понимал, что после победы на востоке Аврелиан собирался идти на Галлию, чтобы вернуть ее в состав Римской империи.

Получив известие о приближении Аврелиана, Тетрик, известный своим непостоянством, стал во всем винить советника.

В 274 году н.э. Аврелиан шел на город Шалон на территории современной Франции, чтобы встретиться с Тетриком и вернуть западные земли под контроль Рима.

Аврелиан с войсками встретился с Тетриком в лесистой местности около Шалона, где произошла жестокая битва.

Армия Аврелиана, наверное, имела больше кавалерии, чем обычно было в римской армии. Что же касается Тетрика, то у него были все еще сильные рейнские и аквитанский легионы, закаленные в боях с варварами. Это было сражение между двумя похожими силами и похожим оружием.

Теперь уже армия Тетрика испытала на себе всю тяжесть мести Аврелиана. Осмелившись провозгласить императором другого, именно эти воины представляли наибольшую опасность.

В 3 веке армии играли очень важную роль при выборе императора. Это было чем-то новым в римском мире и являлось результатом постоянных войн. Армия стала более сильной, у нее появилась возможность выбирать императоров, она могла навязывать свой выбор самому Риму.

Аврелиан не мог снести такое оскорбление своей власти. В то время, когда воины Тетрика колебались, Аврелиан приказал своим войскам не жалеть их.

В некоторых источниках говорится, что Тетрик понял, что игра проиграна еще до сражения. Но стороны казалось, будто он сражался до конца, и Аврелиан победил.

Это сражение стало кульминацией в его попытке заново объединить империю. В конце концов, Аврелиан взял узурпатора Тетрика в плен. Как и в случае с царицей Зенобией из Пальмиры, император Аврелиан даровал Тетрику жизнь.

Для Тетрика это тоже было удивительно, потому что противников в гражданской войне обычно не щадили, в последствии они снова могли восстать. Таким образом, Аврелиан проявил невероятное милосердие, пощадив обоих противников.

А вот аквитанским легионам Тетрика так не повезло. За свое предательство, за то, что они провозгласили нового императора, им придется заплатить страшную цену.

Аврелиан был приверженцем строгой дисциплины, он не терпел никаких проявлений мятежа в армии. Он сурово с ними обращался, но его уважали.

Аврелиан понимал, что для поддержания уважения солдат наказание мятежных легионов должно было быть жестоким. Не пожалели никого…

Аврелиан был удачливым командующим, и как, наверное, ему и полагалось, был жестоким. И все же он благородно обошелся с Тетриком.

 

Триумф Аврелиана

Осененный этим великодушием, Аврелиан вернулся с победой в Рим.

Рим, 274 год н.э.

Там после 4 лет непрерывных походов Аврелиан отпраздновал объединение империи впечатляющим триумфальным шествием, продемонстрировав Риму высокопоставленных пленников, взятых в дальних землях.

Эта церемония также несла в себе иной, несколько устрашающий смысл: присутствие императора Аврелиана в Риме на праздновании военной победы было новшеством для всего поколения.

Поверженных узурпаторов – Зенобию и Тетрика – провели, как и всех остальных – это свидетельство успехов Аврелиана на востоке и западе.

Было унизительным быть проведенным по Риму в качестве пленного вражеского предводителя. Это означало, что у тебя не хватило мужества умереть на поле боя.

Как бы ни были унижены Зенобия, Тетрик и другие, они остались жить благодаря снисходительности императора Аврелиана. Он также показал жителям Рима и свою щедрость: Аврелиан раздавал хлеб, свинину, а также белые туники египтян и африканцев. Это было демонстрацией силы и щедрости.

В благодарность за свой триумф Аврелиан освятил храм, построенный им в честь солдатского бога Митра Непобедимого, чья сила и благосклонность, как верил Аврелиан, даровала эти победы.

Многие специалисты считают, что это была попытка сплотить жителей империи в политических и религиозных целях. А их в сознании римлянина было очень сложно разделить.

Аврелиан установил 25 декабря как ежегодный праздник Митры Непобедимого. Позже, когда при других императорах Рим стал христианским, на эту дату пришлось празднование Рождества Христова. И теперь, спустя 1700 лет католики празднуют Рождество, не зная, что в этот день когда-то отмечался языческий праздник Митры.

 

Митра не уберег Аврелиана

Объединенная Римская империя теперь простиралась от Пальмиры до Британии.

Но в 275 году н.э. варвары снова начали опустошать восточные земли. Аврелиан повел армию во Фракию.

Аврелиан был удивительной фигурой. Он был очень энергичным человеком. Посмотрев на те места, где он в течение жизни проводил кампании, мы поймем, что он должен был обладать невероятной энергией. Именно эта настойчивость и энергия позволили ему завоевать преданность войск.

Аврелиан был удачливым и умелым военачальником, он знал своих людей и умел ими управлять. Он был щедр к ним, мог надеяться на верность и поддержку своих легионов, они верили ему и видели в нем своего вождя.

Дав этим солдатам славу и честь громких побед, Аврелиан и не подозревал о предательстве, которое зрело среди них.

Убийство Аврелиана очень трудно объяснить. Учитывая то, что он постоянно одерживал победы, солдаты должны были быть довольны этими успехами и наградами.

Это предательство повергло империю в шок. Известие о смерти императора было принято с недоверием и горечью. Его пышно похоронили в величественной могиле прямо на том месте, где он был убит.

Рим скорбел о великом императоре, который спас империю от развала.

Значимость Аврелиана заключается в том, что это было начало римского возрождения, возвращением к жизни римской системы. Ему удалось снова объединить империю и подчинить ее своей единой власти.

Но в конце даже Митра, бог воинов, не смог уберечь его от мечей предателей, а империя, которую он так старался объединить, снова раскололась.


 

Комментарии:

Наверх