Императрицы Древнего Рима. Мессалина и Агриппина

6 Апр
2014

К началу 1 века нашей эры империя, основанная Октавианом Августом, превратилась в семейное дело.

Официальные источники и памятники в честь побед преподносят культуру римлян в несколько неверном свете. Смущает тот факт, что не только древний, но и современный образ власти в Древнем Риме имеет исключительно мужской облик. Тем не менее женщины, жившие в императорском дворце на холме Палатин, обладали реальной властью.

Своего рода первопроходцем стала жена Октавиана Ливиявлиятельный политик и манипулятор. Ей хватало закулисной власти, и она открыто не вмешивалась в государственную жизнь.

Но для других этого было недостаточно. Две яркие личности, жившие в 1 веке, показывают, что случается, когда императрицы желают большего. Одна из них – Валерия Мессалина, римлянка с весьма дурной славой, чья репутация распутницы осталась в веках. Вторая – Агриппина, которая не останавливалась ни перед чем, чтобы через сына достичь власти, но в конце концов ставшая его жертвой.

Агриппина и Мессалина были непримиримыми соперницами, столкнувшимися на почве своих амбиций.

Вместе с ними мы окажемся в «сердце» императорского двора, этой оплетенной сетями интриг и погрязшей в разврате кровавой арены, где соперницы боролись за будущее империи.

 

Агриппина против Калигулы

Во главе Римской империи стоял целый ряд выдающихся личностей, от хитроумных политиков до отъявленных негодяев и безумцев. Среди них было несколько женщин. Своей неординарностью, как, впрочем, коварством и жестокостью, ничуть не уступавших мужчинам.

Одна из них является связующим звеном между более, чем двумя десятилетиями истории Рима. Эти годы были невероятно насыщенными даже по римским меркам. Та, о ком пойдет речь, приходилась сестрой одному императору – Калигуле, женой другому – Клавдию, и матерью третьему – Нерону. Агриппина. Ее также называют Агриппиной Младшей, чтобы отличать от матери, носившей то же имя.

Ее история поможет понять суть самой власти в Риме, но не только потому, что Агриппина оказалась близка к власти, она сама ею обладала.

При рождении Агриппина получила одно бесценное преимущество: она могла похвастаться прямым родством с первым римским императором – самим божественным Октавианом Августом.

К несчастью, ее ранние годы оказались омрачены горем и ужасом. Ее отец, народный любимец военачальник Германик, а также мать стали жертвами жестокости второго римского императора Тиберия. Агриппине Младшей удалось выжить.

По римской традиции примерно в 13 лет юную аристократку выдали замуж за человека из патрицианской семьи Гнея Домиция Агенобарба. В 37 году н.э. в возрасте примерно 21 года Агриппина родила сынаНерона.

В тот же самый год умирает император Тиберий, погубивший родителей Агриппины. Эта смерть дает молодой матери возможности в открытом вопросе престолонаследия.

Новый император Гай был единственным выжившим братом Агриппины. Он остался в истории под своим детским прозвищем Калигула, что означает сапожок.

Вскоре окажется, что император крайне эмоционально нестабилен. Согласно одному историку, он даже пытался провозгласить консулом своего коня.

Однако, в начале правления Калигула демонстрировал благочестие и всячески выказывал уважение своим трем сестрам. Он включил их имена в императорскую клятву, приносимую сенаторами и солдатами. Теперь они клялись в верности и императору, и его сестрам. Их изображения чеканились на монетах: Агриппина – слева с атрибутами Секуритас, богини безопасности.

К несчастью, Калигула оказался ненадежным и даже опасным покровителем. По его прихоти были убиты десятки выдающихся римлян. Одного отправили на казнь из-за пурпурного плаща – прерогативы императора.

По городу поползли слухи, что вдовствующая Агриппина и ее сестры вынуждены удовлетворять извращенные сексуальные нужды их брата.

Многие древнеримские историки говорили о чересчур близких отношениях Агриппины с Калигулой. Биограф 2 века Светоний пишет, что император имел кровосмесительную связь с каждой из его трех сестер.

Точно неизвестно, имеет ли обвинение реальные основания. На самом деле сохранилось крайне мало сведений об Агриппине в ранние годы правления Калигулы. Однако, должно быть, произошло нечто серьезное, потому что на второй год правления брата Агриппина идет на огромный риск.

В 39 году н.э. Агриппина и ее сестра Ливилла были вовлечены в заговор с целью свержения Калигулы. Организатором выступал предполагаемый любовник Агриппины. Заговор раскрыли, и сестер выслали из Италии на остров.

Согласно Светонию, когда они покидали Рим, император пригрозил сестрам, заявив: «У меня есть не только острова, но и мечи».

Калигула не только сослал опальным сестер, вдобавок он конфисковал все их имущество. Затем устроил прибыльный публичный аукцион, выставив на продажу их украшения, мебель и рабов.

Власть, данная Агриппине и Ливилле высоким происхождением, привела их к участию в заговоре и наделила реальной силой. Их кровные линии стали могущественным политическим оружием, но также подвергли сестер огромному риску.

Почему заговорщики решили привлечь на свою сторону сестер императора? Дело в том, что в то время власть передавалась по наследству, а не посредством выборов. Это означало, что главную роль играла сама семья. Кровное родство было ключом к получению власти, оно открывало доступ к престолу. В данном контексте женщины становились крайне важными фигурами: вступив в брак с одной из них, мужчина становился членом императорской семьи. Кроме того, женщины рожали детей – потенциальных наследников престола.

Агриппине повезло: ее не казнили за участие в заговоре против Калигулы. Вместо этого она отправилась в ссылку.

Два года спустя в 41 году н.э. в жизни Агриппины происходит значительное изменение: Калигулу убивают. В заговор против него были вовлечены сенаторы, желавшие покончить с единоличной властью и вернуться к республике. Однако, их мечтам не суждено сбыться…

 

Возвращение Агриппины из изгнания

В императорском дворце на холме Палатин преторианцы, личная охрана императора, оказались не у дел и потеряли власть. Теперь охраняться оказалось некого.

Тогда один из солдат обратился к незаметному стареющему императорской семьи как к новому властителю Рима. Это был дядя Агриппины Клавдий. Став императором, он хотел показать, что на смену жестокости пришли спокойные времена.

Одним из первых действий нового главы Рима было возвращение Агриппины и ее сестры Ливиллы из изгнания и восстановление их в имущественных правах.

Агриппина возвращается в Рим и совершает, казалось бы, очень странный поступок: сестры организуют официальные похороны Калигулы – брата, которого они пытались свергнуть.

Скорее всего урну с его прахом захоронили в мавзолее Августа – гигантском семейном склепе, возведенном основателем династии.

Оказалось, что Агриппина наделена политической дальновидностью. Римский народ любил Калигулу, постоянно оскорблявшего и унижавшего богачей и аристократию. Несмотря на всю ненависть к нему, патриции никогда бы не решились осуждать сестру, воздающую честь брату.

Кроме того, чествуя кровного брата, Агриппина словно напоминала римскому обществу о своей генеалогии, в особенности – о прямом родстве с божественным Августом, императором, принесшим в Рим мир и порядок.

Родство с Октавианом всегда было козырной картой в политической игре Агриппины. Теперь же императором стал ее дядя, Клавдий. Тем не менее родственные связи, вознесшие Агриппину и Ливиллу на такие высоты, сделали их крайне уязвимыми. Скоро они подвергнутся нападкам нового врага – жены Клавдия Мессалины.

 

Мессалина – самая известная римлянка

Вхождение Мессалины в род Юлиев-Клавдиев делает отношения в императорской семье еще более напряженными. Чтобы воссоздать истинный образ римских императриц, приходится иметь дело с разными, часто противоречивыми свидетельствами: положительным образом, запечатленным на монетах, в надписях и скульптурных изображениях, а также отрицательными отзывами древнеримских историков.

Прижизненные изображения Мессалины показывают нам умиротворенную императрицу-мать.

Однако, из-под пера более поздних историков вышли совершенно иные описания. Биограф Светоний упоминает о ее преступлениях и непристойном поведении. Согласно историку Тациту, жившему во 2 веке, Мессалина вела себя постыдно и бесчестно. Поэт Ювенал окрестил ее императрицей-проституткой.

История, записанная в 1 веке н.э., закрепила за Мессалиной репутацию развратницы. В ней говорится, что она соревновалась со знаменитой римской проституткой и выиграла марафон, отдавшись за 24 часа более 25 мужчинам.

Существует множество историй о любовных похождениях Мессалины в время, когда она была замужем за Клавдием. Почему именно ее имя связано с распутностью такого масштаба?

Образ Мессалины интересен тем, что она якобы развратничала, собственно, ради разврата. Например, Плиний Старший пишет, что по ночам она выбиралась из дворца, завернувшись в плащ и надев белый парик. Мессалина ходила по улицам Рима в поисках публичного дома и там на грязном тюфяке до рассвета отдавалась клиентам. Однако, и это не могло утолить ее жажду. Она возвращалась во дворец переодетая, грязная и ужасно пахнущая после борделя.

Дурная слава Мессалины осталась в веках. Она до сир пор остается самой известной римлянкой. Дурная репутация практически не дает возможности докопаться до фактов.

Однако, все же есть возможно восстановить политическую карьеру этой неординарной и расчетливой женщины.

 

Союз Мессалины и Клавдия

Мессалина вышла замуж за Клавдия за 3-4 года до того, как он стал императором. Скорее всего тогда ей было около 20 лет. Клавдий приходился ей троюродным братом и был примерно на 30 лет старше ее.

Он не строил амбициозных планов, однако это союз говорит о политическом чутье. Почему он выбирает именно ее? Какие преимущества несет этот брак?

Вероятно, главной целью этого было сохранить целостность рода и чистоту крови. Мессалина – потомок сестры Августа. Таким образом, она связана с основателем династии. Кроме того, Мессалина молода и может произвести на свет наследников, в жилах которых будет течь та же кровь. Таким образом, союз с ней несет в себе множество преимуществ.

Восхождение Клавдия на престол изменило и его жизнь, и жизнь Мессалины. Однако, своему положению он обязан преторианцам. Его собственной заслуги в этом возвышении фактически не было.

Несмотря на то, что Клавдий принадлежал к великому роду Юлиев-Клавдиев, он не являлся прямым потомком божественного Октавиана Августа. Хотя статуи изображают его богоподобной фигурой, на самом деле Клавдий был немощен и не мог похвастаться здоровьем. Все это делало его не самым сильным императором.

Мессалина прекрасно это осознавала, как и собственную уязвимость. В теории она обеспечила стабильность будущего, родив сына вскоре после того, как ее муж взошел на престол. Но что, если болезненный император умрет раньше, чем ребенок станет достаточно взрослым, чтобы править? В Риме хватало амбициозных аристократов, претендовавших на престол.

Мессалина организовала заговор с целью устранения потенциальных соперников Клавдия, особенно в Сенате. В одном случае она заявила, что видела во сне, как влиятельный сенатор и родственник Августа убивает Клавдия. Несчастного казнили. Мессалина верила, что должна активно защищать не только положение Клавдия, но и свое собственное.

Когда во время правления Калигулы Клавдий на ней женился, он таким образом улучшил свой статус за счет принадлежности жены к роду великого Августа. Однако, что если Клавдий найдет другую жену, еще более ценную с политической точки зрения? Того, кто вознесет его на новую высоту и примирит с Сенатом, презирающим императора?

На роль еще более выгодной партии Клавдия претендовали две женщины: сестры Ливилла и Агриппина, прямые потомки Октавиана Августа и племянницы самого Клавдия. Своим первым указом он вернул их из ссылки обратно в Рим.

Сначала Мессалина нацелилась на Ливиллу. Брак с правнучкой божественного Октавиана значительно улучшил бы положение Клавдия.

Мессалина сделала так, что Ливилла предстала перед Сенатом по обвинению в супружеской измене и во второй раз за два года была отправлена в ссылку. Через несколько месяцев ее казнили.

Ливилла больше не стояла на пути, однако еще оставалась Агриппина, вдова, готовая к новому браку. Даже если стареющий император больше не мог иметь детей, у нее уже был сын, в чьих жилах текла кровь Августа – Нерон.

Благодаря тем преимуществам, что давало подобное происхождение, Нерон становился соперником сына Мессалины: Агриппина прекрасно понимала, что он может занять престол.

Тем не менее внезапно ее имя исчезает их хроник. Похоже, Мессалина на какое-то время забыла о ней. Возможно, она почувствовала себя достаточно сильной.

 

Мессалина – ключевая фигура в Римской империи

В данный момент Клавдий и его жена заняты установлением собственного авторитета. В 43 году н.э. Клавдий, желая укрепить свое положение за счет военных достижений, вторгается в Британию.

Надпись, когда-то украшавшая триумфальную арку, установленную в честь его победы, рассказывает о том, как вожди бриттов сдались римлянам. Мессалина греется в лучах славы мужа.

Во время великолепного триумфального шествия, устроенного в честь победы императора, Мессалина ехала в колеснице за Клавдием. Значение этого факта огромно: она стала первой взрослой женщиной, принявшей участие в триумфальном шествии в Риме. Вместе с ней ехал ее маленький сын, будущее династии, получивший почетное имя Британник.

Участи Мессалины в одном из самых важных событий в стране стало беспрецедентным случаем. Это также показало, насколько жена важна для Клавдия.

Сенаторы-аристократы всегда поддерживали императора Октавиана, однако теперь все изменилось. Во время правления Клавдия плохие отношения с Сенатом сделали его чрезвычайно зависимым от ближайшего окружения императорского двора. Прежде всего в него входили бывшие рабы, вольноотпущенники и, конечно, Мессалина. Она стала ключевой фигурой режима.

Древнеримские историки говорят, что ее влияние на Клавдия было огромным: высокопоставленные римляне смиряли гордыню и льстили ей. Биограф Светоний рассказывает, как консул и наместник одной из провинций Луций Вителлий заискивал перед Мессалиной: «Вителлий не упускал ни единой возможности заслужить расположение Клавдия, попавшего под влияние его жены и вольноотпущенников. Он попросил Мессалину оказать ему честь и позволить разуть ее. Обнажив правую ступню, Вителлий покрыл туфлю поцелуями, а затем стал носить ее под тогой».

Древнеримские историки создали оставшийся в веках образ распутницы Мессалины, обладавшей огромной властью над мужчинами. Однако, некоторые из тех писателей намеренно использовали сплетни об ее распущенности, чтобы оправдать свою враждебность по отношению к императорской власти.

Мессалину часто описывают как нимфоманку. Возможно ли, что она использовал соблазнение для достижения политических целей в опасном мире дворцовых интриг? Действительно, историки распалялись и называли Мессалину одной из главных нимфоманок истории. Однако, в римском мире обвинения в чрезмерной распущенности всегда были своего рода политическими нападками на врагов. Описывая жену императора как ненасытную развратницу, автор подразумевал, что муж не может ее контролировать. А если император не в состоянии справиться с супругой, что уж говорить о государстве… Таким образом, мы можем интерпретировать эту историю как отрицание способности Клавдия править. Вот, что пытались сделать те историки. Тем не менее у сексуального поведения Мессалины есть политические мотивы. В те времена женщинам была доступна лишь неофициальная, закулисная власть, ее легко получить, используя собственную привлекательность, а также вступая в интимные отношения.

Мессалина сумела полностью подчинить себе мужа и заставить сенаторов заискивать и унижаться перед ней. Казалось, она всегда добивается своего, любой ценой.

Сады Лукулла – это было одно из самых красивых мест Рима. Положив на них глаз, Мессалина убедила Клавдия, что хозяин садов, бывший консул Децим Валерий Азиатик, намерен убить его.

Азиатика буквально притащили к императору, обвиняя во всем: от продажности до сексуальных извращений. Не вынеся позора, он покончил с собой.

Смерть Азиатика и присвоение его владений Мессалиной датируется 47 годом н.э., т.е. 6-м годом правления Клавдия.

 

Измена Мессалины

Однако, когда Мессалина была на самой вершине власти, на горизонте вновь появилась ее соперница – племянница Клавдия Агриппина.

Когда историки вновь начинают упоминать Агриппину, возникает ощущение нарастающей враждебности между двумя женщинами. Тацит говорит, что это соперничество имело политические последствия: «Из-за мстительности и жестокости Мессалины поддержка и любовь к Агриппине усиливалась. Мессалина всегда была ее злейшим врагом».

Однако, жена императора направила свои козни не на саму Агриппину, а на ее сына.

В 47 году н.э. Клавдий устраивает в Риме большие игры в честь 800-летия основания города. В пышной церемонии принимал участие и сын Мессалины Британник и ребенок Агриппины Нерон. Толпа встречала мальчиков с восторгом. Тацит пишет: «Появление Нерона было встречено более бурно, что посчитали пророчеством». Большее внимание к Нерону подразумевало, что Агриппина стала популярнее Мессалины.

Чтобы уничтожить соперницу, императрица со своим новым любовником идет на огромный риск. Это станет смертельным коктейлем из распутства и политики.

В то, как Тацит описывает безнравственное поведение Мессалины, трудно поверить. Он пишет, что она влюбилась в самого красивого мужчину в Риме Гая Силия, который должен был стать почетным консулом. Согласно Тациту, Мессалина льнула к нему прямо на людях, а также осыпала его подарками. Затем в 48 году н.э., пока Клавдия не было в Риме, жена императора вступила в брак со своим любовником.

«Событие поразило всех. Почему они не побоялись совершить подобное в городе, где все у всех на слуху? В назначенный день перед свидетелями еще не вступивший в должность консул и жена императора прошли традиционную брачную церемонию. Молодожены сидели во главе праздничного стола, обменивались поцелуями, а затем провели вместе ночь».

Силий также планировал усыновить Британника. Происходившее походило на государственный переворот.

Когда вести о брачной церемонии достигли ушей Клавдия, он оказался в замешательстве. Источники говорят, что он все время спрашивал: я все еще император?

Невероятная история близилась к развязке: либо Клавдий будет свергнут, либо Мессалина подписала себе смертный приговор.

В конце концов убежденный верными вольноотпущенниками, Клавдий возвращается в Рим. Гонцы сообщают Мессалине, что император жаждет мести. У нее есть лишь один шанс выжить: объясниться при личной встрече с императором.

Отчаянно желая перехватить Клавдия по дороге в Рим, Мессалина спешно покидает город вместе с двумя своими детьми и великой весталкой, верховой жрицей культа, чтобы та помогла смягчить мужа.

Однако, авангард Клавдия спешит в Рим и перехватывает Мессалину. Под предводительством помощника Клавдия вольноотпущенника Нарцисса бывшие рабы делают все возможное, чтобы не допустить предательницу к императору.

Вернувшись во дворец, Клавдий заявляет, что встретится с несчастной на следующий день. Испугавшись, что Мессалина уговорит императора простить ее, Нарцисс отдает приказ преторианцам убить императрицу.

Тацит пишет, что солдаты застали Мессалину в садах Лукулла, предыдущего хозяина которого она обманом свела в могилу, очернив его репутацию.

Она была со своей матерью, сказавшей ей: твоя жизнь кончена, осталось лишь достойно принять смерть.

«Тогда Мессалина, наконец, поняла, что ее ждет. Она схватила кинжал и поднесла его к горлу, а затем к груди. Напрасно: в результате ее убил офицер. Тело оставили у матери».

Клавдий не проявил особого интереса, узнав, что Мессалина мертва. Тацит пишет, что он приказал принести еще вина и продолжил пировать. В конце концов он смог вздохнуть в облегчением.

Супружеская измена считалась в Риме уголовным преступлением и в независимости от попытки захватить власть роман с Силием грозил Мессалине как минимум изгнанием.

Удача не улыбнулась женщине, стремившейся к власти. Скандальный роман и страшная смерть Мессалины волновали и ужасали древних историков. Но почему она решилась на этот самоубийственный поступок?

Согласно Тациту, Мессалину ослепили эмоции, и вся история с Силием основана всего лишь на безумной влюбленности.

Однако, более вероятным мотивом действий Мессалины была не похоть, а отчаянный страх перед угрозой в лице племянницы Клавдия Агриппины.

Не сумев настроить императора против родственницы, Мессалина, опасаясь соперницы, стала искать иной политической поддержки, что привело ее к измене и в конце концов к смерти.

Сегодня в музеях Рима можно найти множество изображений императриц. Однако, статуй Мессалины почти не сохранилось, Сенат приказал их уничтожить, даже те, что находились в частном владении. Мессалина должна была исчезнуть с лица Земли.

Ирония в том, что эта женщина известна гораздо больше других. Она стала воплощением аморальности римского общества. Ее имя – синоним бесстыдности.

Возможно, этот образ не так уж безоснователен. Однако, ошибочно полагать, что она была лишь нимфоманкой. Мессалина, бесспорно, понимала, какие привилегии дает ей положение императрицы, и без колебаний ими пользовалась. Она также осознавала, что стояло на кону в жестокой политической игре тех времен. К несчастью, Мессалина не сумела увидеть лишь то, что ее власть не безгранична.

 

Агриппина – жена римского императора

Что до Клавдия, то смерть Мессалины стала печальным окончанием его третьего брака. Согласно Светонию, он много раз повторял верным преторианцам, которые возвели его на престол, что он не должен жениться снова.

«Клавдий пообещал своей личной охране, что он больше никогда не женится, так как все его браки закончились полным крахом. Император добавил, что если он нарушит свое слово, у них есть право убить его собственными руками».

Пережив кровавую драму с Мессалиной, стареющий Клавдий мечтал о спокойно холостяцкой жизни. Его мечтам не суждено было сбыться…

Император оставался уязвимым: заговор Мессалины вызвал волнения. Отношения императора с аристократами, заседавшими в Сенате, продолжали оставаться напряженными.

Клавдий пытался укрепить собственное право на престол. Одна женщина прекрасно знала, что больше всего императору нужна жена с безукоризненной генеалогией. Пришла пора Агриппине, прямому потомку божественного Августа, вновь выйти на сцену.

Агриппина идеально подходила для укрепления существовавшего режима. Она же была готова использовать слабые стороны императора в своих корыстных целях. Она заключила союз в Марком Антонием Палласом, императорским казначеем и одним из самых влиятельных вольноотпущенников. В то время, как Клавдию предлагали другие кандидатуры, Паллас ходатайствовал за Агриппину.

Лучше пусть император возьмет в жену Агриппину, женщину из благородного рода, и объединит две ветви дома Клавдиев, чем позволит ей, еще способной рожать, унести кровь цезарей в другую семью.

Другими словами, влиятельную Агриппину нельзя было игнорировать. Если Клавдий не заключит с ней союз, ее привилегии отойдут кому-то другому, а тот, в свою очередь, сможет претендовать на престол. Что до Агриппины, то она сама сделала шаг навстречу новому выгодному замужеству.

Агриппине, дочери родного брата императора, удалось добиться расположения дяди с помощью соблазна. Она воспользовалась родственным правом целовать дядю и неустанно льстила и угождала ему.

Однако, на пути Агриппины все еще лежало серьезное препятствие: запрет на брак между дядей и племянницей – так гласили римские законы и древние традиции.

Однако, в конце 48 года н.э. сенаторам удалось найти способ обойти этот закон. Было разыграно утонченное политическое представление, руководила которым скорее всего сама Агриппина.

Сенатор, который так бережно хранил туфлю Мессалины, заявил: императору нужна помощь, ведь управлять империей – задача не из легких, кто справится лучше, чем Агриппина? Что же до запрета на брак дяди и племянницы, то это лишь социальная условность, а они со временем меняются. Сенаторы и римский народ одобрили решение. Тогда Сенат издал указ, легализующий брак Клавдия с дочерью брата.

Терпение и продуманные действия Агриппины окупились: теперь она стала женой римского императора. Ее влияние на правительство будет огромным и не заставит себя ждать.

 

Агриппина – ключевая фигура в Римской империи

Тацит пишет об этом с ненавистью и отвращением: «С того момента все в стране перевернулось вверх дном. Требовалось полное подчинение женщине – Агриппине. В отличие от Мессалины, которая вмешивалась в политику ради собственного удовольствия, Агриппина правила безжалостно, почти как мужчина».

Не только Тацита возмущали действия Агриппины. Историк Кассий Дион, писавший почти век спустя, утверждает, что стоило Агриппине поселиться во дворце на холме Палатин, как она с помощью подкупа и запугивания узурпировала власть, оставив мужа не у дел.

Агриппина, женщина, стала действовать как мужчина, навсегда изменив роль жены императора. Ее великая предшественница Ливия, супруга Октавиана, влияла на все, начиная от законодательства и заканчивая судебными решениями. Однако, она являлась закулисным правителем, а власть Агриппины была более, чем видимой. Она получила титул Августы, став первой женщиной в истории, носившей его при живом муже.

Впервые император и его супруга вместе появляются на монетах: она одной стороне Клавдий, на другой – Агриппина.

В этот момент возникает настоящий, публично признаваемый союз. У римлян никогда не имелось слова для обозначения императрицы, это показывает, насколько чужда была им идея участия женщины в делах государства. Однако, Агриппина стала именно императрицей.

Статуи со всех уголков империи показывают, что ее воспринимали как ключевую фигуру в правительстве. Особенно поражает группа барельефов, найденная на территории бывшей римской провинции Азия.

Здесь Агриппина и Клавдий держатся за руки. Это подразумевает гораздо больше, нежели просто супружескую гармонию. Считается, что фигура справа, утратившая голову, символизирует римский Сенат, возлагающий венок из дубовых листьев на голову Клавдия – символ благодарности за спасение страны. Император, Сенат и Агриппина являются ключевыми звеньями в обеспечении стабильности и процветания Рима.

Подобные изображения особенно значимы потому, что имею под собой реальные основания: Агриппина действительно помогала в управлении страной.

Когда Клавдий стал императором и в течение нескольких лет Сенат относился к нему холодно, Агриппина всеми силами старалась улучшить эти отношения. Она заручилась поддержкой ключевых фигур в Сенате. Конфликт сменился сотрудничеством.

Результатом улучшения отношений стало прекращение репрессий. В течение 7 лет с 41 по 48 годы, когда женой Клавдия была Мессалина, казнили десятки сенаторов. Начиная с 49 года н.э., когда за императора вышла Агриппина, подобные случаи стали намного более редкими.

Агриппина наслаждалась безграничной властью как в кулуарах, так и публично.

Величайшим военным достижением Клавдия оставалось завоевание Британии, начавшееся в 43 году н.э. В Азии триумф был отмечен созданием статуи обманчиво молодого и энергичного Клавдия, героически покоряющего варваров.

Британское сопротивление возглавлял вождь Каратак. Его поймали и привезли в Рим в 51 году н.э. Тогда перед императором Клавдием и его супругой прошло торжественное шествие. Согласно Тациту, Каратак и другие пленники выказали уважение императору, а затем проявили то же почтение и поблагодарили Агриппину.

Это был беспрецедентный случай для тех времен – нарушение древних традиций. Никогда еще женщина не сидела под римским штандартами. Агриппина устанавливала свою власть в империи, созданной ее предками.

Она присутствовала не только на церемониях и торжествах, но и делила вместе с мужем его политические обязанности. Агриппина сидела рядом с ним во время утреннего приветствия, принимая посетителей. В центре жизни Древнего Рима находились отношения между патроном и клиентом. Теперь, когда к императору обращались просители, считалось, что его супруга тоже могла выступать в роли покровителя.

Кассий Дион пишет, что никто не пытался ограничивать Агриппину. Она обладала большей властью, нежели сам Клавдий.

 

Лучшая из матерей

Императрица использовала свой уникальный статус для достижения главной цели ее жизни – сделать своего сына Нерона следующим императором.

Всепоглощающая заинтересованность будущим сына привела Агриппину к астрологам, сказавшим ей, что Нерон станет императором, но убьет свою мать. Пусть убьет, лишь бы правил – был ответ.

Планы касательно Нерона были безжалостными и расчетливыми, Агриппина начала вынашивать их ее до брака с Клавдием. Она решила во что бы то ни стало женить его на Октавии, дочери императора.

Однако, девушка уже была помолвлена. Из-за козней Агриппины жениха обвинили в инцесте, вскоре он покончил с собой.

Затем амбициозная мать обратилась к следующему препятствию на пути Нерона к власти: у Клавдия уже имелся наследник — его сын Британник, рожденный Мессалиной. Британник был на 3 года младше Нерона, но он являлся кровью от крови императора.

Чтобы нейтрализовать мальчика, Агриппина медленно, но верно настраивала императорский двор и Сенат в свою пользу. В то же время она заменяет верных Британнику преторианцев на своих союзников.

В 50 году н.э. Агриппина убеждает Клавдия усыновить Нерона. Затем в 53 году юноша женится на дочери императора Октавии. Теперь его воспринимают как наиболее вероятного преемника.

Изначально Агриппина считала, что шансы на успех велики, стоит лишь правильно разыграть карты, в чем она преуспела. Затем оставалось лишь устранить Клавдия

Вечером 12 октября 54 года в императорском дворце шел пир. Внезапно Клавдию стало плохо. Ночью император умирает.

Древнеримские источники сходятся на том, что это дело рук Агриппины. Тацит подробно описывает, как императрица, по его словам, давно задумавшая преступление, достала яд и сделала так, чтобы его подмешали в еду Клавдию.

Писатели того времени говорят, что ядом были покрыты очень вкусные грибы. Действие отравы не проявилось сразу, поэтому лекарь – соучастник Агриппины – дежурил у кровати. Притворяясь, что помогает императору, он опустил Клавдию в горло перо, смоченное в быстродействующем яде.

Описание смерти императора – настоящая детективная история. Есть ли сомнения в том, что все организовала Агриппина? Смерть Клавдия пришлась, как нельзя кстати, он умирает в самый нужный момент. Если бы император не усыновил Нерона, его наследником стал бы Британник, юноша вот-вот должен был достичь совершеннолетия. Его судьба наверняка вызвала бы неоднозначную реакцию. Однако, сейчас уже ничего не докажешь, Клавдий всегда чревоугодничал, а грибы – довольно опасная пища.

На следующий день после смерти Клавдия сына Агриппины Нерона представили преторианцам как нового императора.

Тацит с сожалением отмечает, что важнейшие решения в стране зачастую принимались личной гвардией императора. Он пишет, что за выбором солдат следовали указы Сената, провинции подчинялись также быстро.

По всей империи люди прекрасно осознавали и одобряли то, что ключевую роль в восхождении Нерона на престол сыграла его мать. Даже в Риме, столько лет не принимавшем женщин, рвавшихся в политику, на монетах появляется изображение Агриппины и ее юного сына императора.

Нерон встал во главе страны, когда ему еще не исполнилось 17 лет. Никто не сомневался, что мать будет руководить им железной рукой. Согласно Тациту, Агриппина буквально горела жаждой незаконной власти. Биограф Светоний отмечает, что Нерон был не прочь передать ей бразды правления.

Нерон позволял Агриппине влиять на все государственные вопросы как в личных беседах, так и публично. В первый день правления он в качестве пароля для стражи выбрал фразу «лучшая из матерей», затем они вместе участвовали в торжественной процессии.

Что касается политики, то Агриппина сделала все возможное, чтобы принимать в ней активное участие. Она даже подслушивала, что говорили на заседаниях Сената, куда женщин традиционно не пускали.

 

Гибель Агриппины

Когда из провинции Армения прибыли послы, Агриппина пожелала сидеть рядом с императором. Тацит пишет, что все были поражены, и скандала едва удалось избежать.

Это нарушение этикета показало, что политическая власть Агриппины, в общем-то, мнимая. В реальности положение Агриппины было довольно шатким. Она уже выполнила свою главную функцию, возведя сына на престол. Теперь Агриппина полностью зависела от его капризов.

Когда юноша стал заводить друзей и любовниц, которых мать не одобряла, она начала постепенно терять контроль над сыном. Тацит пишет, что отчаянно пытаясь сохранить свое влияние на Нерона, Агриппина была готова даже вступить с ним в кровосмесительную связь.

В полдень, когда рассудок Нерона уже был затуманен вином, Агриппина часто появлялась перед опьяневшим сыном роскошно одетая и готовая к инцесту.

Все это были жесты отчаянья: власть ускользала от Агриппины.

Через год после восшествия на престол Нерон понял, что мать ему уже не нужна: ее вмешательства в государственные дела унижало и раздражало его. Светоний пишет, что юный император не выносил чересчур сурового взгляда матери.

Согласно Тациту, Агриппина попыталась подорвать его власть, создав антинероновскую фракцию. Он также добавляет, что сбору денег на реализацию коварных планов не помешала даже ее жадность.

Пока из все неординарных римлянок Агриппине одной удалось ближе всех подобраться к получению единоличной власти. Однако, сын, который должен был открыть ей путь к могуществу, обратился против матери.

Вероятно, она полагала, что начнет править практически наравне с ним. Несомненно, Агриппина была очень умной женщиной, которая, как и многие другие в ее положении кусали локти, считая, что справились бы с задачей гораздо лучше мужчин. Нерон, к примеру, не отличался умом и сообразительностью, однако Агриппина недооценила его советников, вынашивавших свои планы. А они, в свою очередь, сыграли на том, как унизительно императору находиться под контролем матери.

Нерон – подросток с бунтарским духом. Он взошел на престол всего в 16 лет. Его женят на той, кто ему не нравится, а юноше хочется развлекаться. Однако, мать постоянно указывает ему, что делать. Советники же действуют более тонко: они тоже направляют его, но при этом не осуждают за любовницу, участие в скачках и т.д. Агриппине не давалась дипломатия, она никогда не шла на компромисс.

К 55 году н.э. Агриппина впадает в немилость. Нерон лишил ее личной охраны и устранил ее союзников. В конце концов он заставляет мать покинуть императорский дворец на холме Палатин. Оправданием этому послужил якобы сильный шум, который поднимали с утра ее просители. Скорее всего он просто хотел разделить Агриппину с верными ей преторианцами.

Светоний утверждает, что Нерон всячески унижал Агриппину. В Риме не нее посыпались судебные иски. Император заставил толпы собираться у ее загородного поместья и выкрикивать оскорбления.

Затем в 59 году после 5 лет правления Нерона эта вражда выходит на новый уровень. Согласно Светонию, император готовил покушение на жизнь матери.

Подробности находим у Тацита. Он пишет, что любовница специально злила Нерона, называя его подкаблучником матери. Окончательно устав от Агриппины, император задумал ее убить.

Однако, расправиться с женщиной, столько лет выживавшей в опасном мире римской политики, было не так то просто. Светоний рассказывает, что Нерон три раза пытался отравить ее и три раза терпел неудачу, потому что она успевала принять противоядие.

Затем он решил обрушить потолок в покоях матери, пока она спала, однако Агриппину предупредили.

Тацит описывает еще один план убийства, разработанный, когда мать с сыном находились на разных берегах залива недалеко от Неаполя. Нерон твердо решил устранить Агриппину, но при этом он хотел, чтобы смерть выглядела как несчастный случай.

По плану он пригласил мать на ужин, а затем отправил ее домой на судне, которое должно было затонуть. Так и случилось, но Агриппине и ее подруге Аккеронии удалось выплыть.

Затем Аккерония совершила страшную ошибку: надеясь увеличить шансы на спасение, она стала кричать корабельной команде, называясь Агриппиной. Тогда ее забили насмерть.

Спасшаяся Агриппина, не поднимая шума, доплыла до берега.

Затем, согласно Тациту, Нерон послал в ее дом солдат, приказав им убить мать. Убийцы выстроились по обе стороны кровати. Сначала центурион ударил Агриппину дубинкой по голове. Когда он склонился над кроватью, доставая кинжал, Агриппина закричала, чтобы он нанес удар во чрево. Так она и погибла.

Невзлюбившие ее историки говорят, что при жизни Агриппину ненавидели. Тацит пишет: «Все мечтали, чтобы власть этой женщины подошла к концу».

Согласно Светонию, получив весть о смерти Агриппины, Нерон возликовал. Его поздравила армия, Сенат и простой народ. Льстивые поздравления делают достижения Агриппины еще более значимыми.

Пока политическая система империи еще формировалась, Агриппина хваталась за возможности, открытые амбициозной женщине столь высокого происхождения.

Умная и безжалостная Агриппина, обладавшая политическим чутьем, стала символом новой эры. Она показала, как много могла добиться женщина в Римской империи. Однако, обрести власть она сумела лишь через мужчину, своего сына.

Трагедия Агриппины состояла в том, что он не унаследовал ее таланты.

Даже столько отрицательное настроенные авторы, как Тацит, отмечают, что лишь со смертью матери Нерон стал погружаться в безумие. Он тратил огромные средства на масштабные строительства и исполнял трагические роли в театре.

Восстания, следовавшие одно за другим, в 68 году привели его к самоубийству.

У Тацита находим, возможно, наилучшим образом сформулированный итог политических достижений Агриппины и ее страшного конца: «Она дала ему империю, но не смогла вынести его правления».


 

Комментарии:

Наверх