Императрицы Древнего Рима. Ливия Друзилла

26 Мар
2014

Глядя на великолепные триумфальные монументы Древнего Рима, видишь, что власть изображена исключительно в мужском облике. Римом правили мужчины – императоры, которым подчинялись тысячи легионеров, диктаторы, чье слово было законом.

Однако, есть и другая сторона того мира. Римские императоры правили неформально, а значит, их приближенные могли получить огромную власть. Кто же входил в ближайшее окружение властных мужей, живших в императорских дворцах?

Естественно, среди них было много женщин. Жены, сестры, матери, любовницы – все они сыграли важнейшую роль, превратив управление огромной империей в семейную драму.

Они были орудиями пиара и образцами поведения. Покровительницы и сводницы, политики и заговорщицы, убийцы и невинные жертвы, языческие богини и христианские святые.

Чтобы раскрыть секрет их власти и влиятельности, придется пересечь всю бывшую империю: от самого ее «сердца» Рима до богатых восточных провинций и далеких северных застав. Все ради того, чтобы найти подтверждение влияния, которое эти женщины оказали на римский мир.

Мы познакомимся с потрясающей историей, растянувшейся на многие века. Историей о том, как неординарные женщины со всех уголков империи оказались в самом «сердце» императорской власти.

Эти женщины подвергались огромному риску: они познали и славу, и горе, они изменили историю римского мира. Самые выдающиеся из них были новаторами, стоявшими у истоков потрясающей истории Римской империи.

 

Дочь опального аристократа

В самом «сердце» современного Рима на улице Императорского форума находится статуя Октавиана Августапервого римского императора. Начиная с 31 года до н.э. в течение более 40 лет он стоял во главе Рима.

Октавиан был родоначальником первой имперской династии, сохранившей внешнюю оболочку республики. В этом гениальном политическом достижении не обошлось без верного союзника – женщины, столь же решительной и грозной, как и сам император. Ее звали Ливия Друзилла. Жена первого римского императора и мать второго, она более 60 лет играла важную роль в общественной жизни Рима.

Имя Ливии стало синонимом злобы и безнравственности. Древнеримские историки и роман писателя 20 века Роберта Грейвса «Я Клавдий» изображают ее интриганкой, отравительницей и убийцей.

Однако, настоящая Ливия была гораздо более сложной личностью, правда, не менее необычной. Она стала символом иного порядка, создала образ новой римской женщины. Ливия пережила смутные времена и смогла сформировать вокруг себя совершенно другой мир.

Ливия родилась в семье аристократов. Это означало, что с первых дней она и купалась в роскоши, и подвергалась страшной опасности.

В 44 году до н.э. диктатор Юлий Цезарь был убит аристократами, которым претило его властолюбие. Рим охватила гражданская война между убийцами Цезаря и его сторонниками.

Вокруг юной Ливии бушевали нешуточные страсти. Она появилась на свет в роду Клавдиев – одном из самых именитых в Риме. Это автоматически означало причастность к политическим волнениям.

После смерти Цезаря отец Ливии сделал неверный выбор, примкнув к убийцам диктатора. После их поражения он совершил самоубийство.

Должно быть дочери опального аристократа пришлось нелегко. Однако, вскоре она оправилась, вышла замуж за Тиберия Клавдия Нерона и родила от него сына.

К несчастью, вскоре их семейная жизнь превратилась в хаос, когда борьба за власть в Риме вышла на новый виток. С одной стороны стоял старый соратник Цезаря Марк Антоний, с другой – приемный сын и наследник погибшего Октавиан, тот, кто впоследствии станет Августом.

Ливия и ее семья оказались перед судьбоносным выбором. Ливия очень молода, но ей и ее мужу предстоит выбрать, на чью сторону встать – Октавиана или Антония. Они уже вовлечены в борьбу, ее муж ведет активную политическую жизнь, они должны выбрать, чью сторону принять. Очень велик риск оказаться в числе потерпевших поражение, тогда по окончании гражданской войны они останутся с пустыми руками.

Муж Ливии поддержал Марка Антония. Эта ошибка дорого ему обошлась: соратников Антония выслали из Италии. Ливия, ее муж и маленький сын стали изгнанниками. Сначала они отправляются на Сицилию, а затем – в Грецию.

Однако, вскоре союзники их врага Октавиана выходят на след беглецов. Однажды, чтобы спастись, юной матери пришлось пробиваться прямо сквозь лесной пожар. Ее волосы и одежда были опалены пламенем.

Ливия провела в изгнании три года. Затем Октавиан и Антоний заключили перемирие, что позволило ей вместе с мужем и сыном вернуться в Рим.

Ливия ждала второго ребенка, а ее саму – большие перемены.

 

Блистательная пара во власти

Внезапно Ливии улыбается удача. Она возвращается в Рим беременной женой незначительного политического деятеля, которому повезло остаться в живых. Всего через несколько месяцев она получит развод и выйдет замуж за Октавиана – первого человека в Риме.

Точно неизвестно, где и при каких обстоятельствах Октавиан увлекся Ливией, однако очевидно, что это была любовь с первого взгляда, не угасавшая до самой его смерти.

Позднее биограф Светоний писал: «Он нежно любил Ливию и всю свою жизнь превозносил ее выше остальных».

Однако, их браку препятствовал ряд обстоятельств. Ливия была на последних месяцах беременности, как и жена Октавиана Скрибония.

Однако, это не остановило будущего императора. Чтобы жениться на Ливии, он развелся со Скрибонией в тот день, когда она родила ему дочь.

Насколько известно, Ливия и Октавиан поженились при довольно сложных обстоятельствах. Очевидно, между ними возникли и сильным чувства. Однако, возможно из союз также обусловлен политическими мотивами: брак с представительницей одного из древнейших римских родов, несомненно, нес определенные преимущества. Однако, этих родов немало.

Есть тут и минусы: то, что невеста беременна, должно быть, шокировало многих. Ливии всего 19, она оставляет мужа, потерпевшего множество неудач на политической арене, ради восходящей звезды. Вместе эти двое становятся блистательной парой во власти.

Октавиан был вторым мужем Ливии, а она – его третьей женой. Частые разводы и повторные браки были типичны для римской аристократии. Так создавались и разрушались политические союзы.

Однако, Ливия и Октавиан проживут вместе более 50 лет и станут основателями первой императорской династии.

С самого начала Октавиан решил, что борьба за власть, раздиравшая Рим, не должна омрачить его новый порядок. Для него было крайне важно обзавестись такой супругой, которая бы вместо того, чтобы играть роль посредника между ним и аристократией, стала бы совершенно новой фигурой, несущей иной посыл. Именно этому – абсолютно новой идее, посылку, Октавиан Август обязан своему политическому успеху, а Ливия с самого начала принимала активное участие в происходящем.

 

Ливия – идеальная римлянка

Октавиан вывел Ливию на фронт информационной войны против своего соперника – Марка Антония. Октавиан и Антоний поделили власть в Римской империи. Первому достался Запад, второму – Восток.

Роман Антония и Клеопатры, царицы Египта, и по сей день остается одной из самых трагических историй любви. Для Октавиана этот роман пришелся как нельзя кстати. Он называл Антония распутником, опутанным сетями его безнравственной восточной любовницы. При этом свою жену Октавиан выставлял в совершенно ином свете.

Во имя политических целей мужа Ливию сделали полным антиподом иностранки со всеми ее восточными пороками. Октавиан говорил всему миру, что его жена – тихая домоседка, такая, какой должны быть идеальная римлянка.

К 31 году до н.э. октавиановская пропаганда с Ливией в самом центре преобразуется в настоящую войну. В сражении при Акциуме флот Октавиана наголову разбил силы Антония. Он и Клеопатра покончили со собой.

В Рим доставили огромный обелиск Фламинио как символ победы Октавиана над Египтом.

Это событие стало не просто победой одного соперника над другим, а настоящим триумфом римских ценностей. Поэт Гораций прославлял поражение безумной царицы, замышлявшей уничтожить империю с толпой уродливых евнухов.

Клеопатра мертва. Ливия продолжает жить, воплощая как никогда популярные традиции старых добрых времен.

Став властителем Римской империи, Октавиан получил от благодарного Сената титул Август. Это подразумевало особый статус, однако он по-прежнему продолжал вести скромную жизнь.

В простом доме на холме Палатин Октавиан Август призывал Ливию и других аристократок прясть и ткать. Он хотел, чтобы народ видел в Ливии идеальную римлянку – жену и мать.

Конечно, все это было частью своеобразного пиара нового режима. В римской политике полным ходом шла революция. Задача Ливии заключалась в том, чтобы это скрыть.

Судьба Юлия Цезаря, усыновившего Октавиана, стала для последнего серьезных уроком. Цезарь, называвший себя диктатором навсегда, был убит сенаторами, считавшими его тираном. Октавиан мечтал о единоличной власти, надеясь избежать связанных с ней рисков. Он скромно звал себя первым гражданином.

Август заявил, что поворачивает время вспять, не только восстанавливая конституцию Древнего Рима, но и возрождая былую скромность и честность как в публичной, так и частной жизни.

 

Влияние Ливии на политику империи

Ливия была в самом центре кампании по возвращению прежних ценностей. Однако, ее роль символа прежнего уклада вызывает интересные противоречия. На протяжении веков женщины никак не участвовали в публичной жизни Рима. То, что Ливия оказалась вовлеченной в политику, говорит о нее неординарности.

Доказательство тому можно найти в городе Афродисиас на юге Турции. Во времена Ливии это был процветающий грекоговорящий город в римской провинции Азия. Здесь есть доказательства того, что Ливия была чем-то большим, нежели просто элементом пропаганды. Она напрямую влияла на повседневную жизнь по всей империи.

Об этом нам расскажет надпись на стене. Текст, возможно, относится к ранним годам брака Ливии и Октавиана. Здесь говорится о другой общине этой провинции — об острове Самос, чьи жители добивались того же статуса, что и у Афродисиаса, а также отмены налогов.

Вот строки из ответа императора островитянам, сохраненные местными жителями, должно быть, он им очень польстил: «Вы сами видите, что я наградил привилегией свободы одних лишь жителей Афродисиаса, поддержавших меня в войне. Я всей душой расположен к вам и хочу порадовать жену, просящую за вас, но не настолько, чтобы нарушить собственную волю».

Надпись доказывает, что Ливия решительно отстаивала интересы жителей Самоса перед Августом, пусть на тот момент безрезультатно.

Семья Ливии долгое время покровительствовала островитянам и она не желала сдаваться. Вскоре после отказа она добилась своего: жители Самоса получили освобождение от уплаты налогов.

Влияние Ливии на Октавиана дало римским аристократкам нового времени реальную власть. Конечно, эта власть была неофициальной, но сути своей от этого не меняла.

Теперь влияние Ливии ощущалось на всей территории империи. В конце 20-х годов до н.э. она сопровождала мужа в поездке по восточным провинциям.

Во время путешествия Ливия подружилась в Саломеей, сестрой Ирода Великого, прокуратора Иудеи, столицей которой был Иерусалим. Когда Саломея попросила у Ливии совета по личному вопросу, касавшемуся серьезных политических проблем, та не побоялась помочь подруге и вмешалась во внутренние дела провинции.

Саломея влюбилась в араба, не желавшего принять иудаизм. Ирод пригрозил, что если сестра выйдет замуж за этого человека, она станет его злейшим врагом.

Согласно еврейскому историку Иосифу Флавию, Саломея попыталась переубедить Ирода, попросив Ливию заступиться за нее. Вмешательство римлянки не помогло: Ирод продолжал настаивать на том, что он сам выберет мужа для сестры.

По словам Иосифа Флавия, затем Ливия посоветовала Саломее сдаться. Та, в свою очередь, подчинилась жене Цезаря. Мы видим, что Ливия пытается влиять на ситуацию даже на территории, которая является лишь провинцией Римской империи. Она активно помогает подруге, а затем мудро советует ей отступиться. Ливии удастся сохранить дружбу с Саломеей, которая продлится не один десяток лет.

Действия Ливии в Иудее свидетельствует о ложности так тщательно создаваемого ею образа: она не была лишь тихой и покорной женой, ткавшей одежду мужа на холме Палатин. Ливия активнейшим образом участвовала в сложной политике империи.

Ее вмешательство в организацию брака Саломеи представляет огромный интерес. Мы видим, что она принимает активной участие в делах империи. Забегая вперед, можно ли назвать ее соратницей Октавиана Августа?

Слово соратница подходит как нельзя лучше. Внезапно Октавиан получает единоличную власть над империей, и никто ему не противостоит. Он и его близкие становятся монаршей семьей. Супруга превращается в своего рода королеву и начинает использовать свою неофициальную власть от имени других женщин. Это реальная альтернатива мужскому политическому миру.

 

Образ заботливых родителей

На людях Ливия играла роль тихой супруги императора, однако в кулуарах она была хитрым политиком. Согласно биографу Светонию о настоящем характере Ливии можно судить по словам ее праправнука, знаменитого императора Калигулы, который часто называл прабабку Улиссом в столе. На барельефах Ливия изображена в столе – женском эквиваленте тоги. Эта одежда ассоциировалась с женской благопристойностью. Слова Калигулы означали, что под женским обличием скрывался хитрый Улисс – самый умный персонаж классической мифологии.

Ливия, одетая в столу, изображена на Алтаре Мира. Этот великолепный памятник был воздвигнут римским Сенатом в честь Октавиана Августа и Ливии. Его освятили в 9 году до н.э. в день 50-летия Ливии. Это не может быть простым совпадением. Ливии удалось подняться на высоту, о которой раньше ни одна римлянка и мечтать не могла.

В компании других членов императорской семьи Октавиан Август и Ливия предстают перед нами в качестве отца и матери самой Римской империи. Они блюдут нерушимость благосостояния и моральных устоев страны, устанавливаемых Октавианом на законодательном уровне.

Однако, у этого образа заботливых родителей, взирающих на римский мир, имелся один недостаток: брак Октавиана и Ливии остался бездетным.

Античные источники говорят, что Октавиан Август всем сердцем желал иметь детей от Ливии, но их единственный ребенок родился недоношенным и умер.

Отсутствие наследника являлось серьезной проблемой: будущее династии подвергалось огромному риску. Это подрывало стабильность, так долго царившую в империи.

Чтобы сохранить власть семьи Ливии и Октавиана, требовалось найти наследника. Очевидным решением проблемы была единственная дочь Октавиана от его предыдущего брака – Юлия Старшая.

 

Юлия Старшая – решение проблемы наследования

Юлия Старшая – еще одна женщина, оставившая неизгладимый след в истории Римской империи. Эта невероятно популярная среди народа римлянка обладала крайне своенравным характером. Столь опасное сочетание подорвет все устои, которые так истово защищал ее отец Октавиан.

Юлия родилась в тот самый день, когда Октавиан развелся с ее матерью. По римскому обычаю она выросла у отца. Затем пришло время выйти замуж и покинуть дом. Две предыдущие помолвки, обусловленные политическими интересами Октавиана, были расторгнуты. В возрасте 13-14 лет она выходит замуж за своего двоюродного брата.

Однако, всего через два года после свадьбы первый муж Юлии умирает. Октавиан Август быстро выдает дочь за великого полководца Марка Випсания Агриппу, который старше ее на 25 лет.

Юлия выполнила свой династический долг, родив 5 детей, однако ее жизнь – отнюдь не история любящей матери.

На протяжении всей замужней жизни Юлии ходили слухи о ее изменах. В знаменитом анекдоте Юлию спрашивают: почему ее дети похожи на Агриппу, несмотря на внебрачные связи. Она отвечает: я беру пассажиров на борт лишь тогда, когда в лодке уже кто-то есть, т.е. заводит любовника, уже будучи беременной.

Юлия вволю развлекалась, но похоже, она решила проблему наследования. Октавиан Август усыновил ее старших детей, Гая и Луция, сделав их своими наследниками.

На монетах, одном из ключевых средств пропаганды Древнего мира, чеканили изображение Юлии и двух ее сыновей. Именно она, а не мачеха Ливия, стала единственной женщиной, чье изображение появилось на монетах во время долгого правления Октавиана Августа.

Отец не только чтил Юлию, но и любил ее. Выдавая дочь замуж, император преследовал политические цели, но это считалось обычным делом в римском обществе, давно установившейся традицией. Не сохранилось свидетельств того, что Юлия противилась его планам.

Однако, очевидно то, что отца выводили из себя и манеры Юлии одеваться, и люди, с которыми она общалась. Согласно тому же источнику 5-го века Октавиан говорил друзьям: у меня есть две своенравные дочери – римский народ и Юлия.

В 12 году до н.э. ее муж Марк Агриппа умирает. Юлия беременна. Однако, несмотря на это и траур, Октавиан вновь выдает ее замуж, у него почти не было выбора. Август позиционировал себя как образец моральности и использовал брак для укрепления социальной стабильности.

Насаждение новых ценностей подкреплялось буквой закона. По законам 18 года до н.э. молодых вдов, повторно не вышедших замуж, наказывали. Измена стала уголовным преступлением, которое каралось изгнанием.

При подобных законах дочь первого гражданина Рима просто не могла долго оставаться незамужней. Решением стала свадьба Юлии, дочери Октавиана, и Тиберия, старшего сына Ливии от первого брака.

Казалось бы, какой удачный династический союз, однако все сложилось совершенно иначе. Брак не был счастливым, биограф Светоний пишет, что Тиберий ненавидел Юлию. Тоскуя по жене, с которой его заставили развестись ради женитьбы на Юлии, в 6 году до н.э. он покидает Рим.

Теперь очень богатая и фактически свободная Юлия, оставшись в столице великой империи, живет в свое удовольствие и заводит еще больше любовников.

В 1 веке философ Сенека предполагает, что именно на форуме, где когда-то с ораторской трибуны Октавиан объявил о новом законодательстве, ратующем за мораль, Юлия устраивала оргии. Другие авторы называют ее порочной и безнравственной, имя Юлии стало синонимом распутства.

Античные писатели предполагают, что все в Риме прекрасно знали о поведении Юлии. Несмотря на это или, возможно, благодаря этому, простой народ ее обожал.

Однако, во 2 году до н.э. удача отворачивается от Юлии: вести о ее распутстве, наконец, достигли ушей ничего не подозревающего отца. Октавиан знал, что его дочь не подарок, но поразился масштабам непристойности. Дочь не только унизила его, своим поведением она подрывала установленные им моральные нормы. Первый гражданин пришел в ярость.

Согласно Светонию, сначала Октавиан намеревался казнить Юлию, затем решил изгнать ее из Рима.

В ссылке ей запрещали пить вино и держали в крайне суровых условиях. В конце концов через 5 лет ее перевезли на материк, и условия содержания стали более приемлемыми. Однако, ничто не могло убедить отца простить дочь.

Светоний добавляет, что несмотря на скандал, люди по-прежнему любили Юлию и просили позволить ей вернуться. Это приводило Октавиана в ярость, он приказал забыть о ней, грозя карой небесной. В своем завещании император даже запретил хранить останки Юлии в огромном мавзолее, возведенном для него и его потомков. Блудную дочь выгнали не только из Рима, но и из семьи.

Можно ли назвать Юлию примером конфликта между семейными делами и политикой государства? Можно сказать, что при Октавиане Августе это было одним и тем же. Он сделал свою семью символом процветания, стабильности и счастливого будущего. Император хотел, чтобы его родные считались идеальными женами и матерями, однако, все пошло не так. Юлия была пешкой в этой игре. Возможно, скандал обусловлен тем, что Август позиционировал свою семью как основателей имперской династии, пытаясь не выйти за рамки имперской конституции. Это задача не из легких.

В одно мгновение Юлия потеряла все. Подобное выставление собственной порочности напоказ говорило о том, что ей не хватает политической дальновидности. Чего нельзя было сказать о нее мачехе Ливии…

 

Теория заговора

Некоторые античные авторы приписывали Ливии просто невероятное коварство. Ее обвиняют в том, что именно она посредством манипулирования решила вопрос наследования и саму судьбу империи. Существует даже предположение о том, что она убила Октавиана. Эти мрачные слухи сыграли ключевую роль в дальнейшем изображении Ливии.

Теория заговора гласит следующее: цель Ливии заключалась в том, чтобы после смерти мужа сделать императором своего сына Тиберия. Однако, сам император назвал своими наследниками внуков Луция и Гая.

Во 2 году н.э. умирает Луций, в 4 году – Гай.

Великий римский историк Тацит устроит настоящую кампанию против Ливии, бросив на нее тень подозрений. Сначала Луций Цезарь, а затем Гай Цезарь преждевременно ушли из жизни по естественным причинам, если, конечно, в деле не была замешана их мачеха Ливия…

Тацит предполагает, что она тайно плела козни, чтобы устранить любых соперников Тиберия. Он заявляет, что к 9 году н.э. Ливия полностью подчинила себе престарелого Октавиана. Ей не стоило труда организовать изгнание последнего внука Октавиана Агриппы Постума. Неизвестно, какие обвинения были выдвинуты, но потенциальный соперник устранен. Предположительно, это дело рук Ливии.

Тацит винит в этом жену императора, однако у него есть на то причины. Историк, писавший спустя век после тех событий, был сенатором. Именно Октавиан Август лишил Сенат власти. С помощью истории о женских кознях Тацит мог высмеивать всю политическую систему.

В теории заговора, направленной против Ливии, есть еще один ключевой элемент. В 14 году н.э. Октавиан тяжело заболевает. Вскоре становится ясно: конец близок. Один античный источник сообщает, что он умер, целую Ливию со словами «помни о том, как мы жили, Ливия, и прощай».

Версия Тацита менее романтична. Он пишет: «Когда здоровье Октавиана ухудшилось, некоторые заподозрили, что это дело рук его жены».

Историк 3 века Кассий Дион пишет об этом более подробно, говоря, что Ливия опустила плоды инжира в яд, а затем угостила ими мужа.

Историки, настроенные против Ливии, заявляли, что у нее был мотив для убийства мужа, с которым она прожила более 50 лет. Они предполагают, что Октавиан приезжал к Агриппе Постуму, своему внуку в изгнании, и даже хотел вернуть его в Рим, сделав своим наследником. Однако, эти истории не имеют подтверждения.

Тиберий был выдающимся генералом и опытным управленцем, его давно рассматривали в качестве наследника императора.

Когда в 14 году н.э. Октавиан умирает, Сенат сразу же назначает Тиберия его преемником. Это значит, что у Ливии не было причин травить мужа. Интересно то, что эта версия все равно стала популярной. Это мало говорит нам о Ливии, однако становится ясно, как сильно претило античным историкам идея о женщинах, обладающих властью.

Через несколько дней после смерти прах Октавиана захоронили на Марсовом поле. Скорбящая Ливия не покидала место в течение 5 дней. Однако горе не сломит ее, Ливию еще ждет невероятный взлет.

 

Возвышение Ливии

Статус Ливии продолжает подниматься. Она уже добилась беспрецедентно высокого положения в римском обществе. Однако с оглашением завещания ее покойного мужа в здании Сената перед Ливией открылись неведомые ранее горизонты.

Октавиан оставил жене огромное состояние и потребовал для нее неведомых ранее почестей. Император повелел причислить ее к собственному роду Юлиев, делая Ливию не только своей вдовой, но и дочерью. Теперь она получала имя Юлия Августа, закреплявшее за ней высокий политический статус.

Еще ни одна женщина в Риме подобным образом не делила вместе с мужем его титул. Дале после 70 Ливия оставалась лидером.

Позднее в том же самом году Сенат обожествляет ее покойного супруга, что открыло дорогу дальнейшим нововведениям: Ливия становится жрицей его культа. До этого момента единственными женщинами, игравшими официальную роль в римской религии, были весталки.

В качестве жрицы Ливия обязана также верно воздавать честь почившему Октавиану, как она поддерживала его при жизни. Их брак стал и политическим, и личным триумфом.

Ливия и Октавиан прожили вместе очень долго. Удивительно продолжительное партнерство! Что стало залогом успеха их семейной жизни? Судить об этом довольно сложно. Говорят, Ливия была очень общительной, легко ладила с людьми. Она являлась символом самой римской системы. Во всех сферах жизни, где женщина играла определенную роль, люди обращались именно к ее персоне. Похоже, их союз с мужем служил своего рода примером сочетания кнута и пряника, где Октавиан вводил традиционные моральные устои и всеми силами защищал римские традиции, а Ливия смягчала жесткость его политики. Очевидно, в интересах Октавиана было избегать конфликтов с угнетенными слоями. Ливия ратовала за милосердие.

Однако, есть и оборотная сторона медали: многие историки считают, что именно она погубила многих членов императорской семьи.

Дом Ливии на холме Палатин. В этих расписных стенах она могла укрыться от суеты оживленного города с населением в миллион человек. Здесь у нее имелась возможность наслаждаться не только огромным богатством, но и беспрецедентным социальным и религиозным статусом. Деньги буквально текли из ее земель в Галлии и Малой Азии, с кирпичным заводов в Италии, плантации папирусов в Египте и других владений. Ливия могла с удовлетворением смотреть, как ее сын правил римским миром, заняв место ее мужа.

 

Ливия – символ прежних времен

Однако, Ливия не стремилась к тихой жизни. Вместо этого она выходит на новый уровень политической игры, фактически становясь закулисным правителем империи.

Согласно невзлюбившему ее Тациту, сразу же после смерти Октавиана Ливия и Тиберий организовали убийство Агриппы Постума – внука Августа и последнего соперника Тиберия.

Однако, эта история – не более, чем предположение. Тем не менее можно почти с уверенностью утверждать, что став императором, Тиберий вскоре устал от своей матери. Октавиан использовал Ливию в качестве символа своего режима и прислушивался к ее советам. Однако, когда императором стал ее сын, Ливия открыто начала вмешиваться в дела государства, страшно раздражая Тиберия.

Ливия разозлила Тиберия тем, что потребовала равной с ним власти. Он избегал матери, старался не общаться с ней, чтобы другим не казалось, будто он следует советам Ливии. Однако, иногда без них ему было не обойтись.

Тацит подтверждает это. По его словам, Ливия была покладистой женой, но чересчур властной матерью.

Однако, ее сын все же умел настоять на своем. Когда Сенат предложил дать Ливии титул Матери Отечества, аналогичный титулу Октавиана, Тиберий отклонил эту идею. С его точки зрения, женщина не заслуживала подобных почестей. Однако, Ливия не обратила на это внимание, и продолжила раздражать Тиберия.

Тиберий стал императором и получил единоличную власть, но Ливия значительно усложняла ему жизнь. Она была видной фигурой. Все благодаря огромному богатству, связям с важными людьми и религиозному статусу жрицы нового имперского культа. Влиятельно Ливии не просто ужасно злила Тиберия, некоторые историки считают, что он ей завидовал – ее статусу и огромной популярности. Народ обожал Ливию за ее невероятную харизму, в то время как Тиберия не то, что не любили, но считали странным. Он не был человеком старой закалки, а его мать стала настоящим символом прежних времен.

 

Агриппина Старшая

В течением времени влияние Ливии на жизнь империи лишь усилилось. Однако, теперь императорскую семью, которую она так долго создавала, разрывают противоречия.

В самом центре находится одна из великих трагических героинь Римской империи. Надпись на ее надгробии гласит: здесь покоятся кости Агриппины, дочери Марка Випсания Агриппы, внучки божественного Августа, жены Германика, матери Гая Юлия Цезаря Калигулы.

Агриппина Старшая с шумом появилась на политической арене Рима. Она первая женщина, которой хватило смелости бросить вызов императору в смертельно опасной борьбе за власть.

Агриппина была дочерью опальной Юлии от ее брака с Марком Агриппой, т.е. приходилась внучкой самому Октавиану Августу. Она прекрасно осознавала, какой статус ей это дает. Она вышла замуж за Германика, племянника Тиберия и внука Ливии. Таким образом, их союз соединил линии Октавиана и Ливии.

Германик был популярным военачальником, отомстившим за поражение, нанесенное германскими племенами в 9 году н.э. Агриппина и Германик стали знаменитой парой того времени.

Агриппина могла сменить Ливию, став первой леди Рима. Когда умер Октавиан, войска Германика, стоявшие на берегу Рейна, провозгласили его императором, однако он заявил о своей верности Тиберию.

Агриппина также прославилась как прекрасный лидер. Тацит пишет, что когда Германик сражался на другой стороне Рейна, разнеслись слухи о том, что идет враг. Воцарилась паника.

Часть людей из страха перед вторжением решила уничтожить мост через Рейн, однако Агриппина их остановила. В те дни эта смелая женщина взяла на себя обязанности лидера. Она сама раздавала одежду нуждавшимся в ней солдатам и перевязывала раны. Она, женщина, сумела подавить мятеж, который не смогло предотвратить имя императора.

Тиберий уже боялся Германика и завидовал его славе. Эти события сделали его подозрительным по отношению к Агриппине.

В 17 году н.э. Агриппина вместе с Германиком покидают Рим и отправляются на восток империи. Однако, Германик сталкивается с Гнеем Кальпурнием Пизоном, правителем Сирии и давним соратником Тиберия. Иметь столь опасного врага было крайне рискованно.

В 19 году н.э. в Антиохии Германик смертельно заболевает. Германик считал, что его отравили Пизон и его жена Планкина по приказу Тиберия. На смертном одре Германик умолял Агриппину не мстить Тиберию и его приближенным.

Германик заклинал жену во имя себя и детей забыть о гордости, смириться с жестокой судьбой и, вернувшись в Рим, не злить сильных мира сего, пытаясь бороться за власть. Агриппина его не послушала.

Когда она вернулась в Рим, народ радостно встречал ее, искренне сочувствуя вдове, носящей траур по убитому мужу.

Популярность Агриппины среди римского народа встревожила Тиберия. Они называли ее красой и славой страны, единственным истинным потомком Августа, представителем прошлого. Обращаясь к небесам, люди молились, чтобы ее дети пережили своих врагов.

 

Ливия – безупречный служитель империи

Тиберий был вынужден отдать под суд Пизона и Планкину, обвиняемых в убийстве Германика, несмотря на то, что они действовали по его приказу.

Суд состоялся перед Сенатом на холме Палатин. В первый же день разъяренная толпа едва не разорвала Пизона на части. Вскоре он покончил с собой. Планкине повезло больше: за нее вступился Тиберий.

Однако, на этом дело не закончилось. Император заявил, что поступил так под давлением его матери, Ливии.

Вынося вердикт, Сенат отметил, что Планкине предъявлялось множество серьезнейших обвинений. Ее не оправдали, но смягчили наказание из уважения к Ливии и ее безупречному служению империи.

Нам остается только догадываться, что побудило Ливию вступиться за Планкину. Очевидно одно: женщина, носящая титул Августа, обладала достаточным влиянием и властью, чтобы склонить Сенат на свою сторону.

О власти Ливии над Сенатом говорили все. Вердикт был зафиксирован в надписях по всей империи.

Если вспомнить суд над Пизоном и Планкиной, что говорит о влиятельности Ливии в римском обществе? Конечно, сам вердикт, то, что Планкину отпустили. Интересно замечание Сената о том, что Ливия может требовать от них чего угодно в связи со всеми благодеяниями, которыми она одаривала людей. Однако, она использует эту власть крайне умеренно. Все это очень странно. Сенаторам можно было ничего и не говорить, Ливии воздают невероятную честь.

 

Агриппина против императора

Вмешательство Ливии разрушило планы Агриппины, мечтавшей отомстить за смерть мужа. Все произошедшее сделало Агриппину злейшим врагом ее отчима Тиберия. У него были веские причины бояться ее. Тацит говорит, что Агриппина мечтала видеть своих детей на троне империи.

Чтобы помешать ей, Тиберий арестовывает несколько ее родственников. Однако, Агриппина не желает отступать. Тацит рассказывает о ссоре Агриппины с Тиберием во время жертвоприношения божественному Августу: «Слова Агриппины были подобны удару кинжала. Человек, подносящий жертвоприношение божественному Августу, не должен преследовать его потомков. Его дух живет не в безмолвных статуях. Я, кровь от его крови, и есть его настоящий потомок».

Агриппина заявляет Тиберию, что она, а не он, является настоящим потомком Октавиана. Это означало, что она претендует на его власть. Более того, харизматичная Агриппина пришлась по душе народу Рима.

Однако, она перешла черту. Открытое столкновение с императором – опасный шаг. Особенно, когда Тиберий и его союзники объединились против нее. Тацит говорит, что Агриппина так боялась быть отравленной Тиберием, что не касалась ни одного из блюд, когда они вместе трапезничали. Это еще больше злило императора.

Еще ни одна женщина не решалась так прямо высказаться против императора. Агриппина играла в крайне опасную игру. Она еще больше увеличила ставки, озаботившись поиском нового мужа.

В положении вдовы Агриппина крайне уязвима, она решает снова выйти замуж. В 26 году н.э. она просит разрешения на замужество. В тот момент ее сыновья были возможными претендентами на трон. Если бы их мать вышла замуж, они получили бы защитника. Вокруг нового мужа Агриппины могли бы сплотиться недовольные властью императора. Осознавая опасность, Тиберий не дает разрешения на брак.

Советники Тиберия предупреждают его о том, что союзники Агриппины начинают объединяться. Кажется, открытого столкновения не избежать…

Однако, Агриппину не устраняют. В какой-то степени благодаря Ливии. Даже Тацит отмечает, что мать императора смягчала его крутой нрав, а он сохранял к ней глубокой уважение.

И вновь остается неясным, что побудило Ливию вступиться за Агриппину перед Тиберием.

 

Ливия – божественная Августа

На какое-то время император забыл о бунтовщице Агриппине. Теперь на повестке дня была его собственная мать. Несмотря на глубокое уважение, конфликты с Ливией продолжались.

В 26 году н.э. Ливия и Тиберий окончательно разрывают отношения. С одной стороны причина была довольно комичной, с другой она говорит о том, что матрона продолжала вмешиваться в политику тогда, когда ей было далеко за 80.

Как-то раз Ливия потребовала внесения в состав присяжных человека, которому пожаловали гражданство. Тиберий заявил, что сделает это лишь в том случае, если на деле будет стоять пометка «императора заставила мать». Тогда уязвленная Ливия прочла выдержки из старых писем Августа, где он говорил о Тиберии как о мрачном и вспыльчивом человеке.

Произошедшее так разозлило Тиберия, что он покинул Рим и отправился на остров Капри.

В 29 году н.э. в возрасте 86 лет Ливия умирает. Тиберий не приехал на похороны матери.

Вскоре после ее смерти Сенат попытался обожествить Ливию. Тиберий не позволил сделать этого, настаивая на том, что его мать сама бы не пожелала подобной чести. Нам уже не узнать, было ли это правдой или местью злопамятного сына.

Однако, Ливии все же нашлось место в римском Пантеоне. Через 13 лет после смерти во время правления ее внука Клавдия Ливию обожествили. На монетах чеканили божественного Августа и божественную Августу – священную пару, охраняющую римский мир.

Однако, сам Октавиан Август, чтивший жену и заботившийся о ней, вовсе не желал признавать ее роль в управлении государством. Умирая, он оставил перечень своих деяний, которые следовало увековечить по всей империи — RES GESTAE DIVI AUGUSTI, ДЕЯНИЯ БОЖЕСТВЕННОГО АВГУСТА. В нем нет ни одного упоминания о Ливии.

Октавиан предпочитал видеть Ливию покладистой женой. Это еще раз подтверждает суть имперской политики Рима. Любое признание того, что женщина может участвовать в политической жизни, считалось признаком слабости и старательно избегалось даже Октавианом, даже на смертном одре.

Однако, согласно одному источнику, Ливия прекрасно осознавала, каким был ее долгий союз с Октавианом. Она понимала, что обладала огромной властью, и почему. Когда ее спросили, каким образом она добилась такого сильного влияния на императора, Ливия ответила, что все благодаря скромности и благонравию. Она всегда исполняла все желания мужа и не вмешивалась в его дела. В особенности притворялась, что не замечала его многочисленных фавориток.

Пусть Август и не мог заявить об этом публично, но Ливия имела непосредственное отношение к его политическому успеху. Именно она помогла ему создать новый порядок.

Наконец, Ливия присоединилась к Пантеону богов. Она проложила дорогу для последующих римских императриц. Правда, не все они обладали такой же политической дальновидностью.

Ливия была закулисным лидером в опасном политическом мире Рима первого века. Однако, менее мудрые и рассудительные женщины становились жертвами политической игры. Особенно, когда их враг был столь мстителен, могущественен и терпелив, как Тиберий.

 

Расправа Тиберия над Агриппиной

Когда Тиберий стал императором, с момента расставания с Юлией, его ненавистной женой, прошло уже 20 лет. Однако, время не смягчило его злобы. Источники говорят, что вскоре Тиберий устроил так, что Юлия умерла от голода в изгнании и опале.

Затем настала очередь Агриппины. Ливия умерла, и вступиться за нее было некому. Тиберий жестоко отомстил своей непокорной падчерице. Он отправляет в Рим письмо, в котором обвиняет Агриппину в сквернословии и неповиновении. Покладистый Сенат высылает несчастную на тот же остров, где во времена Августа томилась ее мать.

По словам Светония, одно лишь изгнание Агриппины не удовлетворило императора. Когда она стала жаловаться на Тиберия, он заставил центуриона избить ее, из-за чего та лишилась глаза.

Когда женщина решила уморить себя голодом, императора приказал насильно кормить ее. Однако, Агриппина не сдалась и ушла из жизни.

Страшная смерть Агриппины, повторившей судьбу своей матери Юлии, показывает, насколько ограниченной была власть женщин в Риме первого века.

Родство с Августом и высокое происхождение заставили Агриппину бросить вызов Тиберию. Она просчиталась и заплатила за ошибку жизнью.

Однако, в одном она была права: Агриппина не ошибалась насчет значимости своих кровных связей. Именно благодаря им женщины получали и передавали власть во времена формирования империи. Кровь, текущая в ее жилах, досталась и ее детям. Ее дочь Агриппина Младшая сыграет огромную роль в грядущие годы римской истории…


 

Комментарии:

Наверх