Германские племена. Покорение римлянами

11 Янв
2014

Таинственный народ во мраке прошлого: германские племена. Римляне называли их варварами, дикарями, далекими от культуры. Ведали они о чем-либо, кроме битв и войн? Во что они верили? Чего они боялись? Как сосуществовали с Римской империй? Что они оставили после себя и что мы знаем о них? Кем же были германцы?

 

Битва Ариовиста с Цезарем

(см. также Битва Цезаря с Ариовистом из цикла «Рим. Рассвет и закат империи»)

Октябрь 1935 года. Археологи исследуют могильный холм на датском острове Фюн. Холм датируется 1 веком до н.э., временем германских племен.

Археологи делают сенсационное открытие: это могила германской жрицы. Об этом говорят найденные семена растений, окаменелые морские ежи и ивовые прутья – все это предположительно имело магическое значение.

Кем была умершая – неизвестно, ведь биографии германских женщин той эпохи не дошли до нас. Но римские историки уже тогда упоминали о большом влиянии, которое имели жрицы на германцев.

Сегодня античные источники и современная наука позволяют нам рассказать о жизни германской жрицы. Назовем ее Базена, и вот ее история.

«Над нашим племенем нависла угроза войны с римлянами. Я спросила оракула: должны ли мы сражаться? Что скажут знаки? Прутья священной ивы предскажут мне будущее. Участь свевов моего племени – в руках богов. О чем они нам возвестят? И вот предостережение: никаких сражений, пока Луна умирает. Пусть оружие отдыхает до новой Луны».

Вождем свевов был Ариовист, скорее всего, предсказание ясновидящей ему не понравилось, ведь свевы были грозой для своих врагов. Но решение богов должен уважать каждый.

58 год до н.э. Свевы верят, что жрицы умеют предсказывать будущее, поэтому жрицы занимают важное положение в обществе. Это утверждает римский историк Тацит, известнейший античный автор, которые так описывал северные племена: «Женщинам присуща святость. Германцы не отвергают их советов и не оставляют без внимания их предсказания».

Изначально свевы селились на северо-германской низменности. Они были опытными воинами и в качестве наемников попадали в Галлию. Им понравилась богатая и плодородная земля, и они обосновались на территории современного Эльзаса.

Но в 58 году до н.э. римский полководец Цезарь вторгся в земли свевов. Памятуя о предостережении богов, Ариовист был готов к переговорам с римлянами, Цезарь же потребовал от него покинуть свои земли.

Ариовист не позволил Цезарю запугать себя, ведь уже 17 лет свевы жили в Галлии, но они еще не сталкивались с римской военной машиной. Цезарь угрожал своими легионами, вождь же свевов отвечал ему, что он пришел в Галлию раньше, и что Цезарь вторгся на его территорию.

Воины-свевы были настроены решительно: они ни за что не оставят свою землю. При виде рвущихся в бой свевов Цезарь отступил. На этот раз. Это было его первое столкновение с воинственными племенами северян.

С античных времен до нас дошло несколько изображений германцев, сделанных римлянами. Они раскрывают образы жителей севера: грубые и неотесанные, с длинными бородами. Вот как их описывает сам Цезарь: «Германцы чудовищного роста, неимоверно храбрые и искушенные воины. Никто не способен выдержать их пристального взгляда».

На римских бронзовых котлах изображены прически свевов. Вот, что об этом пишет Цезарь: «Это самое воинственное племя германцев. Они зачесывают волосы набок и связывают их в узел».

По найденному черепу, пролежавшему в торфянике более 2 тысяч лет, становится понятно, о чем писал Цезарь: на нем хорошо сохранились два таких свевских узла. «Необычная и грозная прическа», — как отмечает Тацит. -«Такой прической они хотя добиться величия и вселить ужас в своих врагов».

Цезарь рассказывал, что воины преуспевали в этом: их воины выглядели так устрашающе, что паника охватила целое войско. Легионеры отказались выйти на битву против Ариовиста. Тогда Цезарь предупредил: свевы опасны! И не только для Галлии, но и для всей Римской империи!

И еще: они всего лишь передовой отряд всепобеждающих народов, и он дал этим народам имя германцы.

Искусная пропаганда Цезаря увенчалась успехом: до Рима быстро добралась весть – к северу от империи живет могущественный враждебный народ.

Юлий Цезарь, несомненно, является одной из самых интересных личностей в мировой истории. Многие годы он вел войну против галлов, сам создал свое войско, но в то же время следил, чтобы и Рим предоставлял необходимые средства. Ему все время приходилось искать оправдание своим действиям. Одним из таких оправданий стало изобретение германцев, о которых римляне не задумывались многие десятилетия и даже столетия.

С одной стороны Цезарь нуждался в германцах, чтобы до конца довести свою кампанию на Рейне, с другой же стороны он считал германские племена одним большим народом, которым они не являлись. Их племена сильно отличались друг от друга: племена, обитавшие в Южной Скандинавии, и между Рейном и Вислой, имели большие различия, были кем угодно, но только не единым народом.

Изначально германцы были лишь одним племенем из многих других, таких как фризы, лангобарды или свевы. С целью еще больше предостеречь Рим об опасности Цезарь дал всем этим племенам одно имягерманцы, а земли к востоку от Рейна, где они селились, назвал Германией.

Подстрекаемые своим полководцем, легионы Цезаря вышли на поле боя. Перед лицом германской угрозы они готовы были сразиться со свевами. Те же выполняли решения оракула.

Пять дней подряд войска Цезаря маршировали в виду их обозов. Он пытался вызвать на поле боя сидевших в укрытии германцев.

«На шестой день, увидев римлян, вновь стоящих у нашего лагеря, я поняла, что Ариовист не сможет больше противиться их вызову. Но не родилась еще новая Луна».

Легионеры Цезаря стремились к бою на открытом поле, где их никто не мог превзойти. На шестой день вождь свевов ответил на их вызов.

Вот, что пишет об этом римский историк Кассий Дион: «Ариовист не обращал больше внимание на пророчества жрицы. И как только римляне выстроились боевым порядком, повел на них свое войско».

Два вражеских войска встретились на территории современного Эльзаса. Ариовист выдвинул своих воином на римлян семью клиньями: такую устрашающую тактику германцы называли «кабаньей головой». Они хотели разорвать ряды противника единым наскоком и сломить римлян.

Германские клинья обрушились на римские когорты. Кассий Дион так описывает битву в Галлии: «Сражались они скорее своими телами, чем оружием. В бою лицом к лицу римляне превосходили своего противника. Там, где падал один римлянин, вставало еще двое. Атака германце захлебнулась».

Римляне выдвинули свои резервы. Они неожиданно окружили германцев с флангов и смели клинья. «И тогда повернули германца обратно и бежали, не останавливаясь, до самого Рейна» — так описывал Цезарь исход битвы в Эльзасе.

Римский полководец одержал победу, из свевских воинов не выжил почти никто. Римская дисциплина взяла верх над германской храбростью.

«Римляне ворвались в наш лагерь. Почему только не послушался Ариовист оракула? Никто не может пренебрегать решением богов. Ариовист не хотел склоняться перед Цезарем, его воины сражались за нашу свободу. Но исход битвы был ужасен: римляне не пощадили никого из нас – ни стариков, ни детей. Наше племя было уничтожено».

До самого Рейна преследовал Цезарь тех, кому удалось вырваться с поля боя и избежать резни в лагере. Отныне землями, лежащими на левом берегу реки, стали править римляне.

«Я хотела скрыться от римлян как можно дальше, ибо они принесли столько горя и смерти. Я стремилась на другой берег реки, на родные земли своего племени. Только теперь я осталась совсем одна».

Победа над Ариовистом была лишь началом галльских войн. В течение 7 лет в результате многочисленных сражений Цезарь покорил всю Галлию. Отныне северной границей империи стал Рейн.

Изначально река связывала людей, селившихся на разных ее берегах. Впервые Цезарь сделал Рейн барьером, ограждающих цивилизованных римлян от варварских германцев.

«Долго жила я, прячась в северных лесах. Без своих соплеменников я осталась без защиты. Свевов ненавидели многие племена, потому что они грабили и убивали своих соседей. Приближалась зима, и одной мне было не выжить. У меня не оставалось выбора: я должна была оставить свое прибежище и просить приюта у врагов. Наконец, я дошла до небольшого селения херусков. Как они меня встретят?

Я чувствовала напряжение жителей. Одной женщине пришло время рожать, но она отвергла мою помощь: я не принадлежала к их клану. Только когда мужчина увидел, что было у меня с собой, он понял, что я жрица и что я действительно смогу помочь. Он привел меня в свой дом к жене».

 

Жизнь и быт германцев

В восточной Фрисландии археологами были найдены останки германского поселения. В отличие от римлян, германцы строили не из камня, а из дерева и глины. Как же археологи узнали об особенностях их домов?

Единственное указание – темный цвет грунта в сделанных два тысячелетия назад ямках и углублениях. Эти следы позволяют реконструировать план германского дома.

Ямки от столбов – типичные признаки простого строительного искусства германцев. Они возникли там, где когда-то стояли деревянные столбы, поддерживающие стену.

Но лишь педантичная работа археологов выявила подробности. На основании данных осмотра почвы, они смогли объяснить, как германцы сооружали прочные здания простыми средствами.

В одном из мест по периметру находятся классические цилиндрические ямки от столбов. Интересно, что эти ямки по глубине контрастируют с другими неглубокими отметинами у фундамента. Вероятно, это связано с тем, что здесь с передней стороны дома были сильные ветра, и эти столбы приходилось закапывать глубже.

Кто-то спросит: как германцы выкапывали ямки в плотной глине, не имея стальных лопат? Вероятно, почва каким-то образом размягчалась а потом вынималась деревянными инструментами.

Таким способом германцы возвели внушительное здание – лонгхауз. Деревянные столбы составляли несущую конструкцию. Наружные стены дома делались из переплетенного тростника и были обмазаны глиной, а кровля выстилалась соломой или камышом. В таких домах люди со скотиной жили под одной крышей.

Тацит описывает типичное поселение, в котором было не более 20 домов: «Деревни сооружались не по-нашему. Дома в них не примыкали друг к другу? Вокруг каждого дома было большое свободное пространство».

Археологи нашли также и деревянную посуду. Обнаруженные в ней семена и остатки растений дают представление о пище: германцы варили каши из ячменя или пшена и ели ягоды, грибы и орехи. Мясо редко встречалось в их рационе.

Еда подавалась на маленьком столике, что Тацит описывает следующим образом: «У каждого было свое место и свой личный стол».

Искусно вырезанная утварь задает новые загадки: имели ли сосуды, сделанные в виде птиц, какое-то культовое значение, ведь животные играли важную роль в жизни и в верованиях германцев? Чтобы отразить беды, взывали к помощь богов.

Осложнения после родов несли смертельный риск и для матери, и для ребенка. Но мудрые женщины из германских племен хорошо разбирались в искусстве исцеления: повивальные бабки пользовались большим уважением благодаря своим знаниям целебных трав.

Среди таких трав не последнее место занимала полынь. Она был известна своими успокаивающими свойствами, способностью расслаблять мышцы при родах и самое важное – она отпугивала злых духов.

Многим женщинам германцы приписывали ясновидение, даже божественность. Может ли это наблюдение Тацита быть подтверждено научно?

Находки из могилы женщины с острова Фюн – удачный шанс. По ним мы можем сделать вывод о ее положении в обществе. Среди ее личных вещей есть и экзотические: рядом с римскими предметами роскоши находились такие редкости, как окаменелые устрицы и морские ежи – судя по всему, талисманы германцев. Кроме того, у женщины с Фюна были и старинные вещи, например, топор из каменного века.

Все предметы имели свое магическое значение. Должно быть, этой женщине отводилась особая роль. Все предметы, найденные в могиле, указывают на то, что погребенная занимала важное положение в своем обществе. Предметы, привезенные из Рима, указывают на ее высокий ранг, а старинные вещи, вероятно, обладали оккультным значением.

Из этого мы можем сделать вывод о ее общественном положении и магических функциях предметов. Эта женщина была жрицей.

«Отец обрадовался, что жена родила ему здорового мальчика. При его рождении норны, богини судьбы, предсказали ему будущее. Выдержит ли он уготованное ими испытание?».

Об обрядах германцев ходит множество самых фантастических легенд. Сами германцы никогда не записывали свои обряды, и поэтому они дошли до нас только в передаче римлян или греков.

Вот, что рассказывает врач Гален об одном внешне суровом варварском обряде: «Младенца, только что вынутого из горячей утробы матери, сразу же окунали в реку, как раскаленный металл опускают в холодную воду».

Крещение в ледяной воде должно было закалить маленькое тельце и подготовить к жизни, полной лишений, — полагает греческий врач. Но это, по представлению германцев, защищало также и от злых сил.

Насколько правдоподобны рассказы античных летописцев?

Трактат «Германия» римского историка Тацита дает живописное представление о северных племенах. Но как сегодня выглядит почти двухтысячелетний трактат в зеркале археологических изысканий?

Рассмотрим археологические свидетельства жизни германских племен в 1 веке нашей эры. Мы можем представить весьма живую картину их поселений, их погребальных обычаев и культов. Одной из целей нашего исследования является сравнение этого представления с письменными источниками, и здесь нам, несомненно, очень помогает Тацит, который в свое время был одним из величайших знатоков германского мира.

В трактате «Германия» он описывает многое из того, что мы можем подтвердить археологическими находками. Естественно, он рассматривает все через призму Рима и римского общества. По сути, своим трактатом он прямо и косвенно критикует общественные отношения в Риме. Мы тоже должны рассматривать его рассказы критически с сегодняшней точки зрения. Археологи могут проделать кучу исследований, но многие вещи необходимо изучить детально, чтобы понять, возможны ли они. Нужно установить, реальная ли это история, или просто молва. Не все может подтвердить археология.

Какой была жизнь германцев? Тацит утверждает, что существовало четкое распределение ролей. Забота о доме, очаге и посевах возложена на женщин.

«После удачных родов у хозяйки мне позволено было остаться в доме. Хозяйка решила, что я не должна была больше носить свое старое платье, на котором остались следы битвы. Я была благодарна ей. Теперь воспоминания о битве с римлянами и о гибели моего племени больше не будут меня беспокоить: я избавилась от этих воспоминаний вместе со старым платьем».

 

Одежда германцев

Была ли одежда германцев действительно грубой, уродливой и тусклой, как сообщают римляне?

Специалисты по текстилю исследовали предметы одежды германцев, которые сохранились в торфянике. Под микроскопом обнаружились удивительные подробности. Германцы носили искусно вытканные одежды из шерсти или льна. Древние мастера умели ткать даже изящную елочку.

Все ткани, которые достали из торфа, были коричневыми. Преобладал ли этот цвет в одежде германцев?

Не только из письменных источников, но и благодаря находкам археологов мы знаем, что германцы носили разноцветную одежду. Отчасти они играли естественными цветами шерсти, т.е. комбинировали белую шерсть с черной или коричневой. Но были найдены и искусственно окрашенные ткани: например, шерсть изначально была белой, а потом стала красной.

Так, исследование ткани подтвердило то, о чем писал Тацит: «Женщины кутаются в льняные накидки, которые они окрашивают в пурпурные тона».

Германцы получали красители из почвы, растений и улиток.

«Новое платье было не просто теплым одеянием: через этот дар я получила признание в обществе, стала частью их клана. Я обрела новую Родину».

 

Жертвоприношения германцев

В торфяниках исследователи то и дело натыкаются на археологические сенсации. В кислой среде болота, куда не проникает воздух, органические ткани сохраняются очень продолжительное время, как в капсуле времени. Нередко встречаются и человеческие останки. В Европе обнаружили больше сотни погребенных в те времена германцев.

Один из них – человек из топи Гроболла. Есть различные предположения, почему люди попадали в болота: несчастные случаи, преступления, наказания или погребения.

Тацит и другие античные авторы постоянно упоминают о человеческих жертвоприношениях, которыми германцы должны были ублажать своих богов. Правдиво ли это утверждение, или это устрашающая пропаганда римлян?

Тацит пишет, что германцы приносили в жертву людей во время отвратительных варварских обрядов. Он описывает также место для таких обрядов: «На острове в священном лесу стоит божественная колесница. Когда появляется богиня Нертус, она проезжает в ней по земле. Никому не позволено увидеть ее: она совершает омовение в уединенном озере. Ей помогают рабы, которых потом бросают в то же озеро. Отсюда священный трепет к богине, ибо тот, кто ее увидит, должен умереть».

Озеро Херта на острове Рюген прекрасно подходит под это описание. Здесь предположительно приносились жертвы богине плодородия. Был ли человек из Гроболла такой жертвой?

Так хорошо сохранились всего несколько тел людей, живших во времена германских племен. Его раны многое рассказали о его смерти.

Мужчина был умерщвлен тройной смертью. Сначала ему раздробили большие берцовые кости и череп, а потому перерезали горло. После чего кинули в топь.

Болото – загадочное место: это и не земля, и не вода, что-то промежуточное, зыбкий слой под почвой. Ему приписываются мистические черты, над ним висит туман, тая в себе опасность. Болото может поглотить человека, это место, которое люди не смогли познать за многие тысячелетия. Здесь приносятся жертвы – дары высшим силам, богам, их молят о достатке на будущий год, об обильном урожае и о многом другом. И здесь в 440 году до н.э. люди принесли своим богам величайший дар, который мы сегодня называем человеком из Гроболла.

И все же человеческие жертвы – это исключение. Как правило богам подносят пищу и животных. Их приносят на место, считающееся священным. Вот, что пишет Тацит: «Жертвенные рощи и леса германцев окутаны таинственностью, к которой они относятся с особым благоговением. Они все поклоняются Нертус – матери-земле, и верят, что она принимает участие в человеческих делах».

«Зима была долгой и суровой. Наши запасы подошли к концу. Я пошла просить у Нертус ее благословение на грядущий год и предложить ей ту малость, которая у нас еще осталась. Прими дар ушедшего годя, смилуйся, ниспошли нам богатый урожай».

Германцы верили, что боги вездесущи, и что они определяют судьбу человека. Две тысячи лет назад жизнь была постоянной борьбой: холод, голод и засуха, а также частые войны между племенами подвергали опасности жизни людей. И у богов просили помощи и защиты против напастей.

В отличие от римлян, германцы не строили храмов для своих богов. Вот, что пишет Тацит: «Германцы считали, что великим богам не подобает быть заключенными в стенах.

В Обердорле, в Тюрингии археологи реконструировали место для жертвоприношений – единственное в Центральной Европе. На этом культовом месте германцы более тысячелетия приносили жертвы своим богам. Что же они приносили в жертву?

В жертвеннике было обнаружено более 300 костей и черепов, все они принадлежали собакам, коровам и лошадям. В обычаях общины было ритуальное убийство этих животных и их поедание во время ритуального пира. Черепа и конечности крупного рогатого скота свидетельствуют о том, что эти части крупных животных предлагались сверхъестественным силам, т.е. богам, а остатки съедались людьми во время ритуальных пиров.

На месте жертвоприношения в Обердорле археологи также нашли огромные деревянные человекоподобные фигуры, каждая из которых означала отдельное божество. Что эти истуканы могут рассказать нам о верованиях германцев 2 тысячи лет назад?

Истуканы находятся в огромном количестве в местах жертвоприношений на болотах и не только – по всей территории Германии. Они, очевидно, принадлежат к пантеону, которому поклонялись германцы в то время. Но по этим идолам нельзя узнать какого-то определенного бога или богиню. Не стоит даже пытаться сделать это, потому что они на несколько веков старше первых письменных свидетельств. Можно лишь сказать, что образы богов, переданные более-менее детально, были весьма приблизительными. Изображения богов существовали только в виде столбов-истуканов, которым придавалось или мужское, или женское обличье.

Фигуры служили культу плодородия. Зачастую они существовали парами, своеобразным культовым союзом богов. Идолы вытесаны грубо и примитивно: германцы сознательно изображали своих богов в простой манере, потому что это были святые прообразы, дошедшие до них с древних времен.

Германцы считали, что по мере старения дерева, из которого сделаны идолы, они теряют божественную силу, поэтому истуканов закапывали в землю — на счастье науки.

Неподалеку от Грейфсвальда в 2005 году археологи обнаружили несколько истуканов – редкая находка. Действительно ли они восходят ко временам германских племен?

Чтобы определить возраст древесины, хватит одного небольшого образца. Для этого применяется радиоуглеродный метод. Он позволяет определить возраст дерева по количеству радиоактивного изотопа углерода, находящегося в нем.

Для измерения необходимо предварительно подготовить образец древесины из истукана. Углерод помещают в ускоритель заряженных частиц. По соотношению содержания радиоактивного и нерадиоактивного углерода ученые определяют возраст древесины. Радиоактивный изотоп 14C, в отличие от нормального углерода, распадается. По так называемому периоду полураспада ученые могут определить длительность процесса распада.

Результаты измерения передают в контрольную лабораторию, по которым получается, что изотопу 14C 2100 лет. Прибавим сюда количество колец на стволе и получится, что эти деревья росли где-то между 200 и 50 годами до н.э. Фигуры могли быть вырезаны во второй половине 1 века до н.э., т.е. как и ожидалось.

 

Боги металла и войны

В 1 веке до н.э. из-за контакта с римлянами пантеон германцев изменился: мужские божества – боги металла и войны – вытеснили богиню плодородия. Все чаще в могилы стали опускать оружие. Участились набеги и войны между племенами.

«Мы собрались в священной роще. Как жрица я должны была просить Водана, бога войны, помочь нам. Враждебные племена угрожали нашей родине. Мужчины должны были взяться за оружие. Будет ли Водан на нашей стороне во время боя?».

Тацит пишет о воинственности германцев: «Нелегко было убедить людей пахать землю. Им легче было вызвать врага на бой и заслужить раны. Тот, кто истекал потом, считался гнилым и ленивым, тот же, кто кровью – победителем».

«Мы сумели прогнать врага, но нам пришлось оплакивать погибших. В бою был убит наш вождь. В своем новом доме он не должен быть обделен тем, что надлежит ему иметь согласно его рангу».

Вот, что пишет Тацит о погребальных обычаях германцев: «На похоронах они избегают роскоши, но следят за тем, чтобы прах самых уважаемых усопших был сожжен с определенной породой древа. Каждому воину кладется его оружие. Плач и слезы у германцев заканчиваются быстро, боль утраты остается надолго».

«Когда прерывается нить жизни, каждый попадает в руки Судьбы. Он был доблестным воином и погиб на поле битвы, сражаясь за свое племя. Утешаюсь я тем, что его имя и его деяния останутся в наших легендах и песнях».

После кремации пепел хоронили в урнах. Будь то предводитель, воин, крестьянин, женщина или ребенок – каждый член племени находил последний приют в собственном сосуде.

Остатки костей времен германских племен имеют огромную ценность для науки. По костям можно узнать о питании германцев, их болезнях и продолжительности жизни.

Прежде всего антропологи изучают суставы. Их размер указывает на пол, а степень изношенности дает представление о возрасте умерших. Так мы можем составить представление об условиях жизни германцев.

Для определения возраста существуют различные методики. Например, когда тело было сожжено, исследуют черепные швы, которые закрывались в течение жизни. По закрытию швов можно довольно точно определить возраст. Это очень важно, ведь так, например, можно узнать, как менялись их условия жизни, смертность. Например, в бронзовый век была выше детская смертность, а продолжительность жизни меньше. В железный век не только снизилась детская смертность, но и увеличился средний возраст, в котором умирали взрослые.

Хотя условия жизни в германских племенах значительно улучшились по сравнению с теми, в которых жили их предки, кости показывают, что жизнь для них все равно была полной лишений: на костях признаки истощения и болезней, нередко смертельных.

Не только уважение смерти, но и страх перед ней правили германцами. Они считали, что покойники могут возвращаться в качестве привидений и вредить живым. Чтобы избежать такой опасности, умерших сжигали. При этом можно было не беспокоиться, что сожженные забирали свое оружие в загробный мир.

Мечи изгибались таким образом, чтобы они могли поместиться в урну. С тех пор, как соседями германцев стала Римская империя, в могилы стали класть все больше оружия. Это говорит о возросшем значении битв. Изменилось ли германское общество?

Археологические источники времени рождения Христа и позднее довольно ясно показывают нам, что германское общество между Скандинавией, Рейном и Вислой было в большой степени военизировано. В урнах среди других вещей находят копья и дротики, которые можно было использовать как оружие дальнего действия. Кроме того, встречаются заточенные с одной стороны мечи, не всегда хорошего качества и не особо аккуратно кованные. Есть также и щиты, по которым можно сказать, что воины умели обороняться. А некоторые из них сидели на лошадях, значит, у них были конные офицеры. Все это дает нам живое представление об обществе, которое знало, как уживаться с другими. Конечно же, они умели сражаться и умели выстаивать в этих сражениях.

 

Покорение германцев римлянами

Во время набегов германские воины переходили через Рейн и нападали на римскую Галлию. Рим счел это объявлением войны. Эту угрозу должен был уничтожить полководец Друз.

У Майнца, что близ Нимвегена, легионеры раскинули свой лагерь. С 12 года до н.э. римляне осваивали побережье. Каждым летом в «сердце» Германии случались военные кампании. Деяния Друза восхваляются в оде: «Он раздробил несдающихся варваров и принес господство Рима на новые земли».

Но Друз жаждал большего. Ему было лишь 26 лет, когда он с 6 легионами одержал первую победу над германцами. «Все дальше углублялся он в жуткие леса», как отмечает философ Сенека.

Друз установил римские вехи там, где никто вообще не знал о существовании Рима. А вот, что пишет римлянин Патеркул: «Друз покорил большую часть германцев и пролил немало их крови».

Август в Риме возвел триумфальную арку в честь победы над германцами. Друз и его потомки отныне могли носить почетный титул Германик.

Но для римлян Германия оставалась страной враждебной и чуждой, где происходили загадочные события.

«50 лет я жила у херусков, а потом настигло меня прошлое. Вновь увидела я римские доспехи и знамена. Что нужно римлянам? Почему оставили они свою родину и пришли в наши леса? Когда легионы Цезаря победили в Галлии воинов Ариовиста, римляне показали свои истинное лицо: они не знали пощады к тем, кто им не покорялся.

Я взываю к помощи богов. Пусть страшная буря заставит Друза и его легионеров повернуть обратно».

Кассий Дион рассказывал о странном событии: Друз услышал в германском лесу голос женщины.

«Куда ты стремишься, ненасытный Друз? Убирайся отсюда. Близок конец твоим деяниям и жизни твоей».

Источники сообщают, что он разбился, упав с коня. Вследствие этого покоритель германцев умер. Командование принял его брат Тиберий.

Как и Друз, Тиберий – тоже приемный сын императора, и он должен был исполнить волю своего отца Августа: окончательно покорить всех германцев.

Тиберий избрал иную стратегию, чем его брат: он решил не добиваться цели войной. Тиберий пошел по пути дипломатии: германцы должны были добровольно признать господство Рима. Сопротивление варваров должно было быть сломлено культурным превосходством римлян.

На Рейне на месте сегодняшнего Кельна было положено начало этому. По римскому образцу возник город убиев – германского племени, которое было союзником Рим не одно десятилетие. Оппидум Убиорум стал одним из роскошнейших имперских метрополисов: театра, храмы и термы должны были убедить германцев в преимуществах римской цивилизации.

От времен основания Кельна сохранилось не очень много. Самые ранние археологические свидетельства – знаменитый памятник убиев, фундамент каменной башни, построенной в 4 году н.э.

Воздвигнув башню, римляне обнесли ее тесанным камнем – это был римский способ строительства. Город стал подарком императора его германским подданным. Судя по всему, каменная башня была частью городской стены Оппидума Убиорума.

У Рима были большие планы на город убиев: здесь возник первый главный храм новой провинции Германии. Раз в год здесь должны были собираться все покоренные племена германцев, чтобы возобновлять свой союз с Римом.

Просторный храм, построенный римлянами, возвышался над городом. Германский священник вел церемонии на алтаре Ара Германия. Символично, что алтарь был обращен на восток, на Германию – туда, где Рим хотел получить господство.

Не только убии, но и племена с правого берега Рейна постепенно подчинялись римскому императору. Предположительно в 8 году до н.э. сдались и херуски. Как и остальные племена, жившие между Рейном и Эльбой, они могли либо скрываться в лесу, либо выбирать между безнадежным боем и покорением. Вожди херусков решились на мирное сосуществование с Римом. Вот, что пишет римский автор Патеркул: «Тиберий как победитель прошел по всем уголкам Германии, не потеряв из своих преданных войск ни единого человека. Он полностью покорил германцев, сделав их провинцией, платящей дань».

Рим был заинтересован в заключении мира. Тиберий должен был защищать вновь приобретенные области и искать надежного союза с побежденными. Эта политика умиротворение оказалась успешной и долгосрочной.

Но херуски заплатили высокую цену за мир и безопасность: им пришлось отказаться от свободы, выполнять приказы Рима, платить дань и посылать своих сыновей на службу в римскую армию.

«И в конце концов римляне потребовали сына предводителя как особую гарантию нашей преданности. Римляне назвали его Арминием. В качестве заложника он должен был идти с легионерами в Рим. Предводитель уступил, у него не было выбора. Судьба нашего племени была поставлена на карту. На нем лежала ответственность за нашу свободу».

Дети в качестве заложников были в древности обычным делом. Они должны были вдалеке от родины доказывать лояльность своих племен. В Риме, как правило, с заложниками обращались хорошо. Арминия воспитывали в столице империи как римлянина.

«Верные соратники сопровождали сына предводителя на чужбину. Увидят ли они снова когда-нибудь земли херусков?».

Спустя 20 лет Арминий вернулся на родину, и в истории германцев произошел драматический поворот…

Далее: Германские племена. Битва в Тевтобургском лесу


 

Комментарии:

Наверх