Германские племена. Мир с римлянами

9 Фев
2014

Материал является продолжением статьи Германские племена. Битва в Тевтобургском лесу.

1929 год, юго-запад Германии. Рядом с деревушкой Вурмлинген строится новая ветка железной дороги. Рабочим велели быть очень осторожными: предполагают, что где-то здесь было кладбище германцев.

И в самом деле вскоре работы пришлось остановить. Рабочие наткнулись на захоронение и сделали удивительное открытие: они нашли наконечник копья, на него были нанесены руны – загадочные германские письмена. Кто нацарапал эти знаки и что они означают?

 

Кладбище германцев на болоте возле Иллерупа

Неизвестно, кому принадлежало копье, потому что германские племена не оставили нам ни одной личной биографии, но археологические находки и исторические источники дают нам возможность составить представление о жизни германского воина в те времена. Назовем его Грифо, возможно, именно такой была его жизнь.

«Я несколько часов преследовал добычу и теперь чувствую, что она уже недалеко. Я жил со своим племенем на границе с Римской империей. Мы жили в мире. Но в этот день все изменилось. Дом моих предков был в огне. Что случилось? Всадники напали на моих соплеменников, чтобы продать их в рабство».

В 3 веке н.э. германский мир распадался: германские племена враждовали друг с другом, банды разбойников стали постоянной угрозой. Их предводители окружали себя молодыми воинами и обещали им богатство и приключения. Они снабжали своих сторонников оружием, их главными занятиями были разбой и торговля рабами.

Крупнейшая находка оружия 3 века, очевидно, свидетельствует о том, какими воинственными были германцы в те времена: части щитов, наконечники копий, мечи – полное оснащение для отряда больше, чем в тысячу воинов. В те времена в Германии это была сильная армия.

Оружие нашли в болоте возле Иллерупа на севере Дании. Когда-то это место было священным, здесь германцы приносили жертвы своим богам. Теперь это настоящий клад для археологов.

Оружие, найденное у Иллерупа, помогло ученым впервые получить четкое представление о том, каким было германское войско в 3 веке. Они нашли больше 15 тысяч предметов от седел до богато украшенных пряжек для поясов.

Почему так много оружия оказалось в этом болоте и что оно может рассказать нам о его владельцах?

Археологи предполагают, что отряд был разбит и победители сломали дорогое оружие и принесли его в жертву богам в знак благодарности.

Если представить отряд больше, чем в тысячу воинов и подробнее рассмотреть их оснащение, становится очевидным, что у них была определенная иерархия. У них должен был быть предводитель, в противном случае с такой армией невозможно вести войну.

Там, на севере Дании, некогда добывали железо, но золото, бронзу и серебро приходилось импортировать. Эти ценные металлы, которые нашли археологи, очевидно, принадлежали предводителями армии.

Значит, эти боевые отряды не были просто толпами варваров? У них была четкая структуры. Около трех четвертей воинов были пешими, это четко показало распределение золота, бронзы и железа. У их предводителей были хорошие контакты с Римской империей, там они добывали свое оружие. Кто были эти воины?

Помочь разобраться в этом должны наконечники копий: каждый тип копья можно четко классифицировать. Археологи считают, что этот отряд прибыл из Норвегии, а нападение было хорошо подготовлено и тщательно спланировано.

С помощью луны удается найти важное свидетельство – рунические символы, сообщения открытым текстом. Руническая надпись хорошо читается, одно и то же написано на трех предметах – это имя. Одна из рунических надписей нанесена в виде клейма, значит, производство копий уже было массовым.

Это вооружение для целой армии, больше тысячи человек, которые пришли в Данию воевать, но они потерпели поражение. Это их оружие, оружие проигравших, которое победители бросили в озеро как жертву богам войны.

 

Лимес – граница Римской империи

Боевое оружие, найденное у Иллерупа, свидетельствует о больших переменах в Германии. В 3 веке многие старые германские племена распадаются. Постепенно из маленьких воинственных отрядов образуются новые крупные племена, такие как саксы, франки, алеманны, бургунды и готы. Они воевали не только между собой: военачальники этих крупных племен вскоре бросили вызов Римской империи.

«Охотники за головами преследовали меня по пятам. Много часов я бежал от них. Неожиданно я оказался на римской границе. Здесь кончалась наша земля. Но что мне было терять? У меня не было выбора, пришлось все поставить на карту. Работорговцы не могли преследовать меня на той стороне».

В одной римской хронике говорится: «император Адриан велел вкопать глубоко в землю толстые деревянные колья и связать их вместе, чтобы установить границу с землями варваров».

В начале 2 века римляне укрепили северную границу империи. Пограничный вал назывался лимес, он состоял из частоколов, рвов и 900 сторожевых башен. Он должен был защитить империю от германских племен. Лимес простирался больше, чем на 500 километров. После Великой Китайской стены это было самое длинное сооружение на свете. Для германских племен это было четким сигналом: здесь начинаются владения римской империи.

Стена Адриана на севере Англии была построена вскоре после лимеса. До сих пор она является впечатляющим свидетельством того, как пограничные укрепления римлян господствовали на местности. Это новая внешняя политика Адриана, выраженная в камне. Рим прошел высшую точку в своем развитии и теперь держал оборону в пределах своих границ.

Остатки лимеса в Германии можно заметить только при ближайшем рассмотрении. В отличие от Англии, лимес в Верхней Германии строили только из дерева и глины.

Частоколы и сторожевые башни были важной составной частью лимеса. Какие задачи выполняли пограничные укрепления?

После разгромного поражения в битве в Тевтобургском лесу Рим к 16 году н.э. навсегда отступил за Рейн и Дунай. Лимес закрыл проход между этими двумя реками, при этом империя аннексировала самую плодородную область Германии.

Но лишь некоторые остатки почти 2-х тысячелетней пограничной стены можно заметить с земли.

Существует так называемая авиационная археология. С высоты 300 метров опытный эксперт может распознать следы на земле, такие как захоронения, фундаменты и стены, даже если им уже тысячи лет.

Сто лет назад люди считали, что лимес был границей активным боевых действий, т.е. его построили для защиты от противника, в основном германцев. Но теперь известно больше, и можно сказать, что лимес был средством территориального и политико-экономического контроля. Это значит, что римляне контролировали перемещение населения, а также направляли потоки товаров, поступающих в империю, через особые пропускные пункты и взимали за них налоги, а люди должны были зарегистрироваться.

«Я хотел перейти границу, но попал прямо в руки римских стражников. Они сказали мне, что в империю запрещено провозить оружие. Так как у меня не было денег, меня арестовали».

С германцами, которые незаконно проникали на римские территории, римляне обращались как с военнопленными. Риск оказаться пойманным был велик, потому что римская граница контролировалась с помощью хитроумной системы.

Основным элементом пограничной линии были сторожевые башни. Их строили в зоне прямой видимости так, что солдаты могли держать под наблюдением всю границу. В лесу римляне вырубили просеки, чтобы можно было осматривать местность перед лимесом.

В гарнизоне каждой башни было до 8 солдат. Они находились на своих постах по нескольку недель. Сами пекли хлеб.

Главная задача этих войск – подать сигнал тревоги: в случае нападения – трубить в горн.

Ночью они зажигали факелы, чтобы поддерживать контакт с соседними башнями и с небольшими отдаленными фортами, где находилась конница. Это была простая, но эффективная система раннего предупреждения. В качестве древнего радара лимес был важным элементом римской системы пограничной обороны от германских племен.

Конечно, римляне держали на линии границы и свои войска. С лимеса они вели наблюдение за приграничными областями на несколько километров от стены. И если там что-то назревало, войска знали об этом и могли реагировать: они выходили за лимес на вражескую территорию и пытались восстановить мир.

Если какой-то отряд германцев прорывался через лимес, стража подавала сигнал тревоги. Тогда кавалерийские части, находящиеся дальше за линией лимеса, преграждали путь противнику. Если же германским племенам все же удавалось пройти вглубь римской территории и вернуться с награбленной добычей, римская система предупреждения снова оповещала об этом конные войска: кавалерия могла призвать нападавших к ответу, когда они пытались вернуться в Германию.

Правительственная комиссия Германии по лимесу реконструировала один из фортов, в котором находился конный отряд – Зальбург в Гессе. Здесь всадники днем и ночью были готовы по первому сигналу отбить атаку.

Но долгое время бои вдоль линии лимеса были исключением – перевозки через границу, как правило, были вполне мирными. На снимках аэрофотосъемки хорошо виден проход в лимесе. За этим проходом находилась сторожевая башня, это типичный пограничный переход лимеса.

Можно представить себе, что какая-то группа германцев, возможно, торговцев, хочет проехать в империю, в Римскую провинцию. Солдаты проверяют, что они везут, и взимают пошлину. Когда формальности закончены, торговцам разрешают ехать дальше, на рынки, и продавать свои товары. А потом они возвращались в Германию через этот же пограничный переход.

В древних источниках есть живые примеры такой мирной приграничной торговли, например, стражникам лимеса продавали скот. Обмен товарами был выгоден для обеих сторон: римским солдатам было нужно свежее мясо, а германцам были интересны изысканные римские товары.

 

Отношения между римлянами и германскими племенами

Одно из богатейших германских захоронений – могила вождя в Гомерне в Тюрингии. В нем нашлись подтверждения тому, что германская знать очень любила римские предметы роскоши. Это сокровище невероятной ценности: римские монеты и тонко отделанные украшения, великолепные столовые приборы из чистого серебра и золота. Это знаки высокого положения, они не оставляют сомнения в привилегированном статусе их владельцев.

Но почему германский вождь почти в 400 километрах от границы из всех вещей взял с собой в могилу римское столовое серебро?

Это впечатляющее доказательство интенсивным связей между римскими и германскими племенами в третьем веке.

Римские находки дают возможность представить повседневную жизнь германской аристократии. Отношения между римлянами и германскими племенами определялись не только военными столкновениями и набегами, но и тесными мирными связями. Это могли быть торговля, обмен, а возможно, подарки и боевые трофеи.

Находки в захоронении Гомерна ясно показывают, что германцы пытались имитировать римский образ жизни: вождь из Гомерна пользовался за столом римской посудой, и возможно, во время общих пиров также следовал римским образцам, с которыми мог познакомиться в империи. У себя дома он подражал им и демонстрировал возвышенный образ жизни остальным германцам. Простые люди могли лишь мечтать о такой роскоши, будь это в Германии или в Римской империи.

 

Гладиаторы – кумиры народа

По обеим сторонам лимеса люди, которые были способны отстоять свою свободу, могли считать себя счастливчиками: рабство было теневой стороной древних обществ.

«Мне удалось бежать от германских охотников за головами, но теперь меня продали в римский бродячий цирк. Я оказался среди гладиаторов. Скоро мне придется сражаться за жизнь в качестве ретиария – гладиатора с сетью. Среди бойцов были пленники, такие же, как я, а также профессиональные гладиаторы. Уже было известно, кто будет моим соперником: это был тяжело вооруженный и хорошо обученный секутор – воин с мечом. Есть ли у меня хоть один шанс против него?».

«Хлеба и зрелищ» — вот, что предлагали римляне всем подданным империи, в том числе, в городе Августа-Треверорум, современном Трире. Зрители старались занять свои места с самого утра.

На аренах продавали разные предметы повседневного обихода с изображениями гладиаторов: бутыли со сценами боев, стаканы в виде шлемов, разукрашенные лампы. Судя по ним, гладиаторы были кумирами народа.

Ворота амфитеатра называли вомитории или плевательницы. Через них зрители входили и выходили. Отсюда люди расходились по своим местам, с радостью ожидая начало представления.

Многие гладиаторы в Августа-Треверорум были германскими пленниками с другой стороны лимеса.

«Настал день игр. Кто из нас покинет эту арену живым, а кто уже не вернется?».

В выхода гладиаторов начинались кровавые игры не на жизнь, а на смерть, с помощью которых римские правители старались вызвать симпатии народа.

«Моритури те салютант» — идущие на смерть приветствуют тебя. Именно так гладиаторы приветствовали аристократов, которые устраивали эти игры, сенаторов и влиятельных лиц провинции.

Германские гладиаторы ценились особенно высоко, поэтому богатые знатные жители часто брали германцев в личную охрану. «До конца античной эпохи германские телохранители были очень популярны, особенно у императоров. Будучи иностранцами, они не интересовались внутренними римскими интригами и заговорами убийц», — императорский биограф Светоний восхищался германскими стражниками как самыми лояльными из всех боевых частей.

Увлечение этими опасными играми было широко распространено во всех слоях римского общества.

«Я ждал своей очереди. Возможно, я ждал своей смерти. Я слышал шум боя и яростные крики толпы. Зрители жаждали крови, и они получили, что хотели».

Гладиаторы ждали своей очереди в небольших камерах. Должно быть, их отчаянье было велико. Один из источников упоминает от 30 германских военнопленных из племени саксов: они задушили друг друга. Последний из выживших проглотил губку. Они совершили самоубийство, чтобы не участвовать в кровавом представлении на арене. Но игры продолжались благодаря все новым поставкам живого товара.

«Я поклялся, что моя кровь в этот вечер не прольется на арену. Мой противник был ветераном, одним из первоклассных бойцов. Мой единственный шанс выжить в бою – скорость и ловкость».

Почти никто не выступал против гладиаторских боев. Единственным исключением был римский философ Сенека: «Это настоящее убийство. У бойца нет ничего, чтобы защититься. Да и зачем ему? Это лишь продлит его страдание. Почему же он так не хочет умереть?».

Когда раненый гладиатор падал на землю, зрители кричали: «Ему конец! Теперь ему конец!». Публика решала, жить ему или умереть.

«Меня уже списали со счетов, но я не сдался: как молния я воспользовался удобным моментом, и Водан вознаградил меня победой. Я победил и получил свободу!».

Деревянный меч – награда для самых мужественных гладиаторов. Они получали свободу. Говорят, им давали и призовые деньги. Но гладиаторов, счастливо закончивших карьеру, было совсем не много.

 

Колония Агриппины

«Мне рассказали о большой городе на Рейне – Колония Агриппины. Если у тебя есть деньги, там можно получить все, что пожелаешь. Я еще никогда не видел такого большого города. Мне стало любопытно».

В древние времена Кельн был крупнейшим городом к северу от Альп. На соборной площади до сих пор сохранилась арка римских Северных ворот. Отсюда одна из двух главных улиц вела к форуму.

В 3 веке город Колония Агриппины процветал. Маленький поселок, который император Август построил для германского племени убиев, стал миниатюрной копией Рима. Он были витриной римской цивилизации, где почти 40 тысяч жителей – местные и римляне – жили в мире и согласии.

Убии стали лояльными гражданами Римской империи. Они стриглись по римской моде, говорили на латыни и хотели занимать посты в римской администрации. Никто не хотел оставить городскую жизнь и добровольно вернуться в леса Германии.

Уже в 50-м году н.э. основанный Августом город получил статус колонии и был назван Колония Клавдия Ара Агриппиненсия. Инициатором этого была праправнучка императора Августа Агриппина.

Можно прямо сказать, что без Агриппины не было бы современного Кельна, по крайней мере, с таким названием, потому что Агриппина родилась в этом убийском городе. Когда в 48 году н.э. она вышла замуж за своего дядю императора Клавдия, она хотела уравнять свой авторитет с авторитетом мужа. Сам Клавдий родился в Лионе, римской колонии, также названной его именем – Клавдий был и частью названия Лиона. Так что Агриппина пожелала, чтобы и место ее рождения возвысилось до статуса колонии и носило ее имя. Отсюда Колония Клавдия Ара Агриппиненсия. Интересно то, что это была единственная римская колония во всей империи названная женским именем.

Империя была терпима к верованиям и культуре своих подданных, благодаря этому Колония Агриппины успешно развивалась. Убии могли по-прежнему покланяться своей богине-матери Матроне. Позднее этот культ даже был принят самими римлянами.

В Кельне археологи раскопали огромный дворец римского губернатора. Представитель императора в колонии на Рейне жил в претории, который в то время был центром губернаторского квартала.

В те времена огромные залы постоянно были заполнены потоками просителей, дипломатов и императорских курьеров. Но преторий имел и глубоко символическое значение: везде, где возможно, Рим старался продемонстрировать свое величие. Эту задачу выполнял и преторий, в частности, его 180-метровый фасад, обращенный к Рейну. Теперь представьте, что посланники германских племен, желающие поговорить с губернатором, сначала видели перед собой это огромное здание. Внутри оно было таким же роскошным, так и снаружи. Представьте себе это здание, украшенное мрамором и мозаиками. Для иностранцев, приезжающих сюда, это строение в самом деле было воплощением римской мощи.

Очевидно, эта демонстрация силы была прежде всего предназначена для варварских германских племен на другом берегу Рейна. Рим считал себя носителем цивилизации, вот, как это описывает древний поэт: «Все города в империи очаровывают своим блеском и изяществом, словом римляне теперь называют единый народ. Все собрались вместе подобно тому, как собираются на рыночной площади, чтобы получить то, что им причитается».

«Я дошел до Колонии Агриппины и остановился у таверны. За одним из столов сидели римские солдаты и играли в кости. Римляне думали, что легко справиться с германцем, таким, как я. Они не знали, что игра в кости – одно из наших любимых занятий».

  Тацит писал: «Германцы играют в кости хладнокровно, как будто занимаются очень серьезным делом».

«В этот день моя счастливая полоса не заканчивалась, я выигрывал одну игру за другой. Когда римляне проиграли все свои деньги, они положили на стол последнее, что у них было: камни желтого цвета. Легионеры называли его золотом Германии. Но и камни тоже оказались в моих руках.

Вот, что римский натуралист Плиний рассказывает о происхождении этих очень популярных в Риме камней: «Точно известно, что янтарь происходит с островов в северных морях, и германцы называют его «глезум». Этимология английского слова «глас» — стекло – восходит к германскому слову «глезум».

В древнем Риме янтарь покупали и продавали по самым высоким ценам.

После обработки и полировки в римских мастерских янтарь становился и украшением богатых германских женщин, таких, как принцесса из Хасследена.

Монетка между зубов свидетельствует о том, что она приняла римскую веру – это плата за перевозку через Стикс в мир мертвых. В 3 веке германская знать считала похороны в соответствии с римскими обычаями признаком богатства и власти.

Колония Агриппины – современный Кельн – был важным центром торговли дорогими ювелирными изделиями.

«Я искал, где продают янтарь. Но потом увидел, что здесь продавали и рабов. Я увидел молодую женщину, которая мне понравилась, и мне стало жалко ее. Продавец хотел торговаться со мной, как будто мы были на скотном рынке. Но я долго не раздумывал и дал ему столько, сколько он просил. Ее звали Фара. Она была родом из Германии, как и я».

Большой спрос на рабов в основном покрывался за счет военнопленных из Германии с другой стороны лимеса. Если кто-то попадал в руки работорговца, у него почти не было шанса снова стать свободным.

 

Руны и брактеаты

«Она была напугана. Но когда поняла, что я не сделаю ей ничего плохого, стала доверять мне. Вместе мы отправились домой через границу. Мы шли много дней, пока, наконец, не оказались на земле моих отцов. Неожиданно на нас напали – разбойники сидели в засаде. Но оказалось, что это молодые воины из моего клана. Судьба идет разными путями: велика была наша радость от неожиданной встречи с друзьями.

Я рассказал молодым воинам о моих приключениях в Римской империи по ту сторону лимеса. Как и мне, им удалось ускользнуть от работорговцев, и теперь они жили в лесу. Той ночью мы создали отряд, и я стал его предводителем. Наш договор был скреплен рунической надписью. Этими магическими символами я взывал к Водану – нашему главному божеству. Эти руны должны были передать нам его силу».

Руны – это письменные знаки, но они имели и культовое значение. Лингвисты еще не всегда могут расшифровать руны, некоторые слова утратили прежнее значение, стали непонятными, другие можно перевести и спустя 1700 лет.

Очень важными для дешифровки являются слова, которые сохранились в немецком языке, потому что он развивался в основном из германских языков.

Бывает, что смысл рунической надписи подкреплен рисунком. Руны на костях часто имели и магическое значение. Древнее германское слово «руна» имеет значение надпись, а также послание или секрет.

Руна состоит из трех графических элементов: ветка, палка и крючок. Символы часто писали на дощечках и бука — по-немецки «бухе», отсюда возникло немецкое слово «бухштабе» — буква.

Наконечник копья из захоронения в Вурмлингене также был исписан рунами. «Идори» значит «дай мне силу и славу» — руны подкрепляли просьбы о божественной помощи.

В германском мире было много богов, но как германцы представляли себе высшие силы?

До нас дошло очень мало изображений. Амулеты из золота, которые называли брактеаты – единственные находки, на которых изображены германские боги. Всадник, идущий в бой – на крупе лошади изображена фигура, направляющая его копье, это Водан – божественный повелитель победы, он позаботится о том, чтобы это копье победило врагов.

На брактеатах божественный мир изображен таинственным языком рисунков. Важность этих находок еще не оценили по достоинству.

Удивительно то, что все германские племена – в Скандинавии или на Рейне – рассказывают одни и те же истории и легенды о Водане. Легенды о богах передавались только устно, пока некоторые из них не были записаны во времена раннего Средневековья.

От Норвегии до Дуная – всего было найдено более 900 амулетов.

 

Набеги на Римскую империю

Поразительное открытие: несмотря на вражду между отдельными германскими племенами, они, тем не менее, были объединены общей верой.

Насколько прочно боги вошли в верования всех германских племен, говорят современные названия дней недели: богиня Фрейя дала нам фрайди – пятница, Тор – торсди, четверг, а Водан – веднесди, среда.

«Дай мне силу и славу. С благословением Водана мы решили найти какую-нибудь легкую добычу. Я показал моим товарищам последнюю золотую монету, которая у меня осталась. И я рассказал им о несметных богатствах, которые ждали на с Римской империи. Но для этого нам нужно было незаметно пройти лимес».

Отряды германцев совершали организованные набеги на римскую территорию. Они забирали все, что могли унести.

Сокровища варваров в Нойпоце – один из таких кладов, его нашли в Рейне. Его ценность невозможно подсчитать: более тысячи отдельных предметов общим весом больше 700 килограммов.

Как далеко вглубь римской территории удавалось проникнуть отрядам германцев?

bscap0026Археологи нашли некоторые ответы благодаря еще одной находке из Рейна – Хагенбахскому кладу. Дощечки, украденные из храма, дают ясный ответ: на них указаны имена жертвователей, так как такие дощечки делали в знак благодарности богам или писали на них молитвы. Археологи выяснили, что большая часть имен встречается только в Аквитании у подножия Пиренеев. Значит в своих набегах по Римской империи германские племена могли пройти почти 2 тысячи километров от лимеса?

Если речь шла об изделиях из ценных металлов, германских налетчиков интересовали не столько сами изделия, которые часто были богато украшены, а лишь материальная ценность предмета.

Налетчики хотели перевезти добычу через Рейн как минимум на двух плотах. Возможно, плоты перевернулись, а возможно их потопили римские патрульные суда.

Набеги на империю были рискованным предприятием для германцев, но соблазны римской цивилизации заставляли их забыть об опасности.

«Добыча, которая манила нас, находилась по ту сторону границы Римской империи, но мы не были уверены, удастся ли нам перейти лимес. Ни одного римского солдата не было видно. Может это ловушка? Мы не хотели рисковать, мы разведали обстановку. Я не верил своим глазам: сторожевая башня была пуста, там не было ни одного стражника. Но почему?».

Долгое время историки считали, что лимес был разрушен во время одного масштабного нападения германцев, но теперь известно, что все было иначе.

В 260 году н.э. римский император Валериан попал в плен к персам. Это была первая серия катастроф, которые потрясли империю. Все пограничные части вывели из лимеса. Теперь во время серьезного кризиса, какого империя еще не видела, войска были нужны в другом месте. Началась гражданская война за императорский трон, который теперь пустовал.

Было принято решение относительно лимеса: в 260 году н.э. граница с Германией была заброшена, Рим отступил от Рейна и Дуная. На брошенные земли за лимесом пришли алеманны. Империя закрылась за новыми границами, проходящими вдоль рек.

«Когда настало утро, мы увидели перед собой подходящую цель – римское поместье. Но кто-то уже опередил нас».

Когда лимес был прошен, набеги германцев на римскую территорию участились. Об этом свидетельствую многочисленные разрушения, датированные этим временем.

Главной целью римских набегов были богатые римские поместья. Какая судьба ждала семьи римских поселенцев? Без защиты солдат на границе они были брошены на милость всех проходивших мимо разбойников.

Во время раскопок археологи постоянно натыкаются на ужасные находки, датируемые 3-м веком: скелеты и черепы римлян с признаками жестокого насилия.

В институте судебной медицины в Вене ученые исследовали, как погибли эти римляне. Судмедэксперты попытались ответить на вопрос, что происходило между германскими захватчиками и римскими поселенцами после того, как лимес был брошен.

На черепе ребенка хорошо видна вмятина в лобно-височной области. Она могла быть нанесена твердым тупым предметом вроде дубинки.

На черепе римской женщины ученые обнаружили любопытную деталь, почти незаметную невооруженному глазу: под лупой видны маленькие насечки на черепной кости в области скул. Можно предположить, что она была скальпирована, и волосы женщины со скальпом унесли как трофей.

Мужской череп несет следы ударов справа и слева в височной области. По форме они похожи на букву V и идут спереди назад. Они были нанесены оружием, таким как меч, видны глубокие трещины. Можно говорить о том, что человек не мог увернуться. Возможно, он был привязан за шею, и его убили этими двумя ударами.

Но убийства и грабежи не были правилами при столкновении культур у лимеса. Большинство германцев не желали разрушать мир римлян, они хотели жить в нем, конечно, не как подчиненные и рабы, но как свободные воины.

bscap0032«Мы с Фарой завладели римским поместьем за линией лимеса. Римляне бросили его. Когда-нибудь оно станет домом для наших детей».

После того, как лимес был оставлен, правление римлян на правом берегу Рейна закончилось. Плодородные земли между Рейном и Дунаем вернулись в руки германцев. Римские поселенцы были поставлены перед выбором: они могли договориться с алеманнами или навсегда оставить свои поместья.

В Вурмлингене, там, где было найдено копье с нанесенными на него рунами, на раскопках виллы рустика археологи сделали открытие, которое многое объясняет: они обнаружили ямы от столбов – типичный признак германской архитектуры. Значит, посреди каменных руин виллы рустика германцы построили свое здание.

Постепенно они стали по-своему обживаться среди руин римской цивилизации.

После того, как был брошен лимес, началась новая эра. Вскоре германские племена приняли римское наследство и повели Европу в будущее под знаком креста.


 

Комментарии:

Наверх