Германские племена. Битва в Тевтобургском лесу

19 Янв
2014

Материал является продолжением статьи Германские племена. Покорение римлянами.

1956 год, окрестности Гамбурга. При проведении строительных работ сделана удивительная находка: место погребения германцев, датируемая 1 веком н.э. – счастливый случай для археологов.

В разбитой урне исследователи обнаруживают неожиданный реликт: наконечник пилума – внушавшего страх метательного оружия римских легионеров. Почему германец взял с собой в могилу римское оружие?

Мы не знаем, кому оно принадлежало. Это время не оставило нам ни единой биографии. Однако, археологические находки и новые научные выводы позволяют создать представление о жизни германского воина. Назовем его Ноткер.

Со времен Цезаря вновь и вновь встречаются германцы и римляне на поле боя. Сила Рима кажется непреодолимой, все больше племен покоряется ему.

И все же в 9 году н.э. германцы решаются на мятеж. Борьба за независимость изменит историю.

«Я служил телохранителем Арминия – нашего предводителя в борьбе за свободу. Я защищал его ценой своей жизни. Детьми уже почти 20 лет назад мы вынуждены были покинуть Родину – страну херусков».

 

 

Дети-заложники – гаранты мира

8 год до н.э. После кровопролитной войны племя херусков вынуждено подчиниться и заключить навязанный Римом союз. Вождю херусков пришлось заплатить высокую цену за мир – расстаться со своим родным сыном. Вдали от дома в Риме Арминий стал заложником лояльности племени.

Херуски, как и другие германские племена между Рейном и Эльбой, страдают от римского гнета. Теперь все они обязаны подчиняться Риму и платить высокую дань.

«Разве не в этот самый момент Арминию нужна была помощь друга? Я не мог отпустить его одного и хотел отныне разделять его судьбу. Вот так мы с Арминием попали из страны херусков в Рим. Мы думали, это разлука навсегда…

Легионеры были добры к нам. Они говорили, что мы забудем свою родину, что нас ждет роскошная жизнь, бои гладиаторов и гонки на колесницах в великолепном Риме императора Августа».

На одной из римских монет представлена подобная сцена. Монета хранится в музее Боде в Берлине в самой большой коллекции монет. Для Рима взятие в заложники детей из покоренных племен было обычным делом.

Август вел политику взятия в заложники детей побежденных вождей по двум причинам. С одной стороны маленькие дети служили гарантией мира: вождь, знающий, что его ребенку грозит смертельная опасность в случае, если он начнет войну, вряд лит так просто решится на это. Помимо этого царило убеждение, что дети, выросшие и воспитанные в Риме, станут истинными римлянами, они попадали в семьи императоров или их близких родственников и росли там как дети, принадлежащие к высшему сословию: учили латынь, принимали участие в празднествах и адаптировались к римскому обществу.

Из северных лесов в Рим: для сына вождя Арминия это был культурный шок. Рим, столица империи, в это время представляет собой центр мира. Великолепные храмы, дворцы, термы демонстрируют власть и мощь империи.

Посредством акведуков, протянувшихся на сотни километров, метрополис снабжается чистой водой. Впечатляющие доказательства римского богатства, такие как римский форум, пережили тысячелетия благодаря строительной программе императора Августа: «Я оставлю за собой город из мрамора, вступив в город из кирпича».

Алтарь мира отмечает начало новой эпохи при Августе. В качестве гарантов мира между Римом и его побежденными врагами выступают дети-заложники.

Первый император Рима обеспечил новую внутреннюю и внешнюю стабильность. Процессия чествует богиню мира Пакс, во главе шествует императорская семья и римская аристократия. Вскоре и германец Арминий будет среди этой римской элиты.

«Мы с Арминием вступили в ряды римской армии в юные годы. Мы проявили себя в войне против мятежных племен в Паннонии. В награду Август возвел Арминия в сословие римских всадников – после сенаторов это самое почтенное сословие в Риме. В глазах римлян мы, германцы, были лишь дикими варварами, нот теперь, наконец, мы принадлежали к их миру».

Один из бывших товарищей Арминия, не сдерживая похвал, рассказывает: «Это был юноша знатного происхождения, очень храбрый, схватывающий налету и для варвара необычно одаренный».

Арминий стал римским гражданином и даже был возведен в сословие всадников, что открывало перед ним блестящие перспективы в будущем. С одной стороны в своем племени херусков он, разумеется, получил бы главенствующую роль: он продолжал бы командовать отрядами солдат херусков, служивших в качестве вспомогательных римских войск. Но и с другой стороны в этом качестве перед ним открывалась возможность сделать блестящую карьеру также и внутри Римской империи: он мог быть включен в саму структуру империи, в ее правящие круги, как и в случае его коллег из Галлии, которые, будучи предводителями своих народов, сделали невероятную, фантастическую карьеру внутри Римской империи.

Родина Арминия стала при Августе римской провинцией. Рим, в целях защиты покоренной территории, дислоцирует военные лагеря по Рейну и на реках, идущих вглубь территории. Река Липпе на севере становится стратегически важным путепроводом.

Поскольку в Германии отсутствуют укрепленные дороги, римляне получают необходимое снабжение по рекам, таким как Липпе – для римлян это все еще опасный мир. Летописец Тацит описывает это такими словами: «Германия вызывает ужас своими лесами и чувство отвращения своими болотами».

Непосредственно на Липпе неподалеку от современного местечка Хальтерн находилось римское укрепление – прямо посреди крестьянского мира.

В римском лагере времен Августа может расположиться целый легион, около 6 тысяч солдат — элитные войска римской армии. Однако Хальтерн – латинское название лагеря неизвестно – имел не только военное значение. Здесь было обнаружено необычно большое количество управленческих зданий. Этот факт заставляет археологов предполагать, что Хальтерн был центром новой провинции. Отсюда империя держала германцев на поводке.

«Страна херусков – наша Родина. Мы не были здесь почти 20 лет. Наш бог грома и молнии Тор готовил нам соответствующий прием. Все было тихо и спокойно, мы почти забыли, что пришли в Германию по поручению Рима».

Арминий, вероятнее всего, был послан на родину в целях руководства германскими вспомогательными отрядами. Со времен Цезаря союзные германские племена обязаны направлять воинов в армию. Прежде всего их ценят как воинов-всадников, поскольку у Рима нет своей кавалерии. Летописей Кассий Дион отзывает о германцах как о выдающихся наездниках.

В кавалерийских подразделениях римских вспомогательных войск были найдены бронзовые шлемы-маски. Для чего они предназначались? Для боя они малопригодны.

Скорее всего шлемы-маски служили для защиты лица в учебных и показательных боях. Предположительно наездники носили маски и на парадах. При выходе в общество чужеземцы, вероятно, должны были скрывать свой варварский вид от римлян.

Арминий должен был оказывать поддержку в обустройстве провинции наместнику Вару. У Рима были большие планы относительно Германии.

 

Гражданское римское поселение в Германии – сенсация для археологов

В 1993 году археологи обнаружили недалеко от местечка Вальдгирмес, что в Гессене в долине реки Лан, римское укрепление времен императора Августа. С тех пор раскопки вновь и вновь преподносят удивительные сюрпризы. Научные находки, сделанные по сегодняшний день, проливают совершенно новый свет на политику Римской империи в Германии.

Слой за слоем археологи исследуют тайны глинистой почвы и подходят к решающему открытию. Поначалу научные мероприятия заставляли сделать вывод, что это очередной военный лагерь времен Августа. Однако, раскопки вдруг представили совершенно иную картину. Поселение было разделено двумя дорогами. Вдоль дорог были расположены деревянные строения, прослеживающиеся по мере прохождения дорог и на деле напоминающие кварталы. Казармы же в военных лагерях располагались рядами друг за другом.

Вальдгирмес представляет собой исключительно гражданское римское поселение посреди недавно покоренной Германии – сенсация для археологов! Ведь подобная возможность долгое время считалась сомнительной, до сих пор это единственный римский гражданский город, найденный к востоку от Рейна.

Античное название города неизвестно, но по находкам в грунте ученые могут воссоздать вид города. В городе все еще продолжались строительные работы, он был рассчитан на развитие, предполагалось, что здесь будут жить поколения римских торговцев и ремесленников.

Это был город по римскому образцу, он демонстрировал римскую цивилизацию: дома-атриумы с бассейнами и проточной водой, цветущие сады и каменный форум. Зачем римлянам затрачивать такие усилия в варварской Германии?

Вальдгирмес является отличным образчиком действий Рима, направленных на создание римской провинции на вновь завоеванной территории. Поначалу территория занималась военными силами, эта фаза была завершена. А во второй фазе Рим, очевидно, чувствовал себя достаточно уверенно, чтобы основать город в этой области. Город – явный знак того, что Рим предполагал установить здесь долгосрочное правление.

Однако, место раскопок Вальдгирмеса проливает свет и на иные загадки. С помощью специального инструмента – пантографа – становится возможным воссоздание масштабных планов колодцев, домов и площадей. На эти планы археологи наносят каждую отдельную находку, сделанную на месте раскопок, таким образом они получают достоверную картину о наследии жителей города.

Осколки глиняных сосудов также могут рассказать о том, кто здесь жил: были ли это лишь римские переселенцы или германцы тоже селились во вновь основанном городе. Осколки скрупулезно изучают в хранилищах, а затем склеивают в соответствующие формы.

Археологи, специализирующиеся на обработке керамики, выясняют – это осколок римской или германской работы. В отличие от римлян, германцы придавали форму керамике без помощи гончарного круга. Здесь почти каждый седьмой осколок был изготовлен по германской технологии.

Ученым попадаются и металлические предметы, например, небольшая наковальня, но находки из металла остаются исключением, что отличает данные раскопки от иных раскопок римских военных лагерей.

Что касается находок в Вальгирмесе, нужно отметить две особенности: мы имеем один наконечник пилума, т.е. единственное из всех найденных предметов римское оружие, помимо этого вновь и вновь встречающаяся вперемешку римская и германская керамика. Оба факта указывают на то, что, по всей видимости, в Вальдгирмесе римляне мирно сосуществовали с германцами.

Римская утварь наряду с германскими сосудами – символ новой дружбы. Среди германского высшего сословия римские товары «класса люкс» пользуются спросом как символы высокого статуса. Бисер тонкой работы и искусно выполненные украшения вымениваются на продукты. Особым спросом пользуются светлые волосы германских женщин, из которых изготавливают шиньоны для римских модниц.

Находки в Вальдгирмесе подтверждают слова Кассия Диона, долгое время подвергавшиеся сомнению: «Римские войска основывали города, и варвары адаптировались к их порядку. Они привыкали к рынкам и встречались там для мирных собраний».

Археологов удивило разнообразие товаров, несвойственное прежней Германии: это был римский рынок посреди Германии! Но там были и римские сборщики налогов: там, где Рим что-либо давал своим подданным, он выдвигал ответные требования. В соответствии с договорами, Германия была теперь римской провинцией. Мир и безопасность имели свою цену. Не плативший того, что требовал император, должен был считаться с наказанием.

«Риму не следовало обращаться с нашими соотечественниками, как с рабами. Мы знали, насколько горды германские племена».

Цветущие города, такие как Вальдгирмес, должны были показать германцам преимущества римской цивилизации. Уже Тацит признавал: «Цель при возведении форума, домов и терм состояла в том, чтобы привлечь вновь покоренный народ к покою и миру».

В 2005 году археологи в Вальдгирмесе делают открытие, которое, наконец, может послужить ответом на интересующий вопрос о точной дате основания города: они натыкаются на фундамент деревянного колодца. Он хранился в грунтовых водах на протяжении 2 тысяч лет.

Древесину исследуют в лаборатории по методу дендрохронологии – определение возраста деревьев. В атмосфере, полной ожиданий, доски еще во влажном состоянии подготавливаются к транспортировке.

Решающий вопрос теперь: существует ли образец древесины для сравнения?

На поперечном срезе дерева видны кольца роста, появляющиеся ежегодно. Годичные кольца деревьев, происходящих из одного региона и одного времени, отвечают единому образцу.

Годичные кольца древесины из колодца в Вальдгирмесе считываются при помощи микроскопа в компьютер. Дендрохронолог сравнивает их с образцами годичных колец деревьев из этого же региона, возраст которых однозначно определен. Ученым повезло: при помощи одного образца может быть определена дата сруба древесины из колодца.

Возраст древесины из колодца в Вальдгирмесе может быть определен однозначно: удалось установить, что деревья были повалены в 4 году до н.э. В качестве строительного материала их использовали в следующем году. Как правило, свежеповаленную древесину использовали для строительных работ весной следующего года, поскольку так она лучше поддается обработке. К тому же в древесине не было обнаружено ни единой трещины усыхания, что свидетельствовало бы о ее долгом хранении.

Удивительные выводы: гражданский город римлян Вальдгирмес был основан еще в 4 году до н.э., в то время, когда на некоторых территориях Германии еще шли бои.

Однако, перед археологами встает множество новых вопросов: так, ими было найдено 180 позолоченных бронзовых деталей. К чему они относились?

Первый вывод: все части являются фрагментами статуи, которая, видимо, была преднамеренно разрушена. Бронзовые детали разбросаны по всей территории раскопок. Посредством сравнения археолог устанавливает, что один из фрагментов был частью узды лошади. Итак, это была статуя всадника, но кто был всадником?

Поскольку римский город Вальдгирмес был воздвигнут во времена императора Августа, на форуме могла стоять только позолоченная статуя богоподобного Августа. Статуя представляет императора как символ нового порядка, Германия отныне и навсегда должна стать частью Римской империи. Ответственным за это был ее наместник – длинная рука императора в провинции Германия.

 

Возвращение Арминия

С 7 года н.э. наместником в Германии становится Публий Квинтилий Вар. Железной рукой он обустраивает покоренную страну в качестве римской провинции. Историк Патеркул описывает его как «высокомерного властителя».

Для Вара германцы – дикие животные, имеющие с человеком сходство лишь в голосе и строении тела. Поскольку их не удалось подчинить мечом, их необходимо обуздать римским правом.

«Его наказания были самовольными и не знали меры. Он относился к нашим соотечественникам как к подчиненным – не как к римским подданным. Арминий требовал от Вара, чтобы тот не смел нарушать честь и достоинство германцев, но наместник ставил его на место, мол, он знает, как обращаться с варварами, и Арминий должен помнить, что Август возвел его в сословие всадников, и что он больше не германец, а римлянин».

До этого самого момента Арминий верил в благосклонность Рима по отношению к херускам и в его справедливость.

На римских монетах красуется портрет Вара, в Риме его уважают.

У Вара были самые лучшие, почти родственные отношения с императорским домом, ведь до этого он был наместником в провинции Сирия, и ему удалось установить там порядок и привнести туда покой – конечно, же обычными для того времени насильственными методами, там он не был слишком разборчив в средствах, но ему это удалось, а ведь Сирия была в то время проблемной провинцией.

«После встречи с Варом мы захотели вновь увидеться с нашими семьями. Как жилось нашему роду под римским правлением? Мы надеялись, что у них все было в порядке, ведь время от времени до нас доходили ужасные слухи…»

Из Германии того времени приходили сообщения о многочисленных смертных казнях – Вар известен своими беспощадными решительными мерами. Еще будучи наместником в Сирии, однажды, после восстания он приказал распять тысячи человек: страшное наказание, при котором жертва умирает долго и мучительно, плюс унижение напоследок, ведь битва со смертью происходит у всех на глазах.

«Наконец, мы достигли нашей деревни. Однако, нас ожидала печальная встреча: жрец племени готовил вождя херусков в его последний путь к Водану – самому главному из наших богов. Сегимер, отец Арминия, лежал на смертном одре. Он рассказал сыну об унижениях, которые херускам приходилось терпеть под властью Рима. Вождь горько раскаивался в том, что заключил в Римом союз, он чувствовал, что его предали, Рим нарушил свои обещания. Сегимер заставил своего сына поклясться, что тот не станет больше терпеть несправедливость и гнет. С этого момента Арминий вместо него несет ответственность за племя и его будущее. Арминий не колебался: он вступит в наследство отца в качестве вождя и исполнит его последнюю волю».

«Вождь херусков до сих пор проявлял себя как лояльный союзник Рима. Ни один смертный не может похвастаться большей верностью, чем германцы», — сообщает Тацит.

Но Рим презирает и нарушает из поколения в поколение передающиеся право и закон, обычаи и мораль германцев, и в этом власть имущие заходят слишком далеко. Арминий приступает к выполнению завета своего отца, он больше не может оставаться другом и союзником римлян. Как вождь херусков, теперь он будет бороться за независимость своего народа. Но каковы его шансы против военной мощи Рима? Как вновь завоевать свободу германцам?

 

Заговор германцев против римлян

Еще 20 лет назад германцы долго и ожесточенно боролись против римских захватчиков, и тщетно.

Саркофаг одного римлянина прославляет победу над варварами с Севера. В 4 году н.э. германцы были окончательно покорены, чему предшествовала кровопролитная война. Современник рассказывает: «В одной из битв пало так много римлян и германцев, что трупы сдерживали реку».

В конце концов, германцам пришлось сдаться римскому военному молоху. «Горе побежденным» — звучали возгласы в Риме, германским воинам открыто угрожали: «Тебе, Германия, не приходится рассчитывать на милость. Варвар, ты поплатишься своей жизнью!».

Каменные рельефы из Могонтиакума, лагеря легионеров Майнца, изображают германских пленных воинов. В Риме ликовали: «Дикой Германии, побежденной, как и весь мир, придется с преклоненным коленом подчиниться цезарям!».

В нумизматическом кабинете музея Боде в Берлине хранятся римские победы, прославляющие победу над германцами. «Германия покорена» — провозглашала императорская пропаганда. Но как Рим обходился с побежденными племенами?

Когда победитель кричит «Германия покорена», это означает, что побежденного рассматривают как трофей – такого отношение к провинции на протяжении долгого периода, практиковавшееся Римом. Провинции гарантировали благосостояние Рима, то, что это было не по нраву провинциям, выражалось в восстаниях.

К этому шло дело и в Германии. В 9 году н.э. недовольство римским господством было велико. И историки полагают, что бруктеры, марсы, хатты и херуски собирались на тингах в сакральных площадях, чтобы обсудить восстание.

До того, как римляне пришли в эту страну, многие племена были заклятыми врагами. Теперь они разделяли одну судьбу. Летописец Флор рассказывает о возрастающем среди германцев недовольстве римским чужеземным господством: «Они начинали ненавидеть необузданность и гордыню Квинтилия Вара так же, как и его жестокость».

Арминий пытался убедить германцев: «Кто еще не заметил, что законы римлян более жестоки, чем оружие? Настало время действовать, пока мечи германцев не заржавели, а их кони не обленились».

Но не все последовали воззванию к восстанию: Сегест, другой вождь херусков – в хороших отношениях с новыми властителями. Племена разобщены изнутри.

Тацит сообщает, что Арминий ставит воинов перед выбором: «Если им было по нраву отечество, свободное от римского господства, они должны были следовать за ним. Они приведет их к славе и свободе, Сегест же – только к постыдному рабству».

«Сегест предостерегал, что наши силы безнадежно уступают легионам Вара, что восстание против Рима равноценно самоубийству, что римляне опустошат страну, уничтожат нас, а наших жен и детей уведут в рабство. Лучше быть друзьями Рима, нежели их врагами, что мы все можем извлечь выгоду из благосостояния и роскоши римлян, но племена последовали за Арминием».

Свобода или смерть, Тацит описывает, как германцы решали подобные вопросы: «Все мужчины принимали участие в решении важных для племени вопросов. При этом большая роль отводилась силе убеждения, нежели правящей позиции. Если предложение приходилось не по нраву, его отвергали общим гулом, если же его готовы были принять – ударяли оружием об оружие».

Создан Союз германских племен. Арминий понимает: германца могут победить сверхдержаву Рим лишь хитростью: только заманив Вара и его легионы в ловушку, германские воины смогут надеяться на победу.

Римские историки сообщают, что Арминий был близким поверенным наместника. До Вара доходят слухи о тайном заговоре, в котором якобы участвует и Арминий, но он игнорирует все предупреждения. Тацит пишет: «Вар стал жертвой судьбы и власти Арминия».

Арминий сообщает Вару о восстании, разразившемся в одной из отдаленных областей Германии. Он советует Вару направиться туда со своими легионами и погасить его в зародыше. И на самом деле ему удается убедить Вара.

Насколько верны сообщения летописцев о простодушии Вара? По какой причине ему видеть в Арминии, римском всаднике, предателя, а не союзника?

Он зависит от Арминия: как предводитель германских вспомогательных отрядов тот знает германскую душу и страну лучше всех.

Вар отдает приказ армии двинуться в путь в соответствии с советом Арминия. По всей видимости, смелый план пришел в действие. Позже историк Патеркул заметит: «Вар считает, что заслужил доброжелательное к себе отношение. Однако, беспечность – самое частое начало неудач».

 

Битва в Тевтобургском лесу

(см. также Ловушка в Тевтобургском лесу глазами историков США).

Осенью 9 года н.э. Вар выступает с 17, 18 и 19 легионами для усмирения мнимых беспорядков. Три легиона, вспомогательные войска и обоз – всего около 30 тысяч человек. Вар идет в поход, как на прогулку по дружественной стране: он пренебрегает разведкой и прикрытием флангов.

«До сего момента все шло по плану. Будучи в авангарде, мы повели армию в густую лестную чащу – незнакомая для римлян местность, но мы надеялись, что Вар ничего не заподозрит. Последует ли он за нами по узкой тропе, ведь в битве на открытом поле у нас не было бы шансов против технически и тактически превосходивших нас войск».

При переходе на узкую лесную дорогу дисциплинированный строй походных колонн нарушается, а строй – это самое сильное оружие римлян.

Ничего не подозревая, Вар и его легионеры следуют за Арминием в труднопроходимый лес. И вот Арминий приводит римлян туда, куда ему необходимо. Римская армия отрезана от всех линий отступления.

В лесу походная колонна легионеров растянута на километры друг от друга словно змей. При атаке с флангов римлянам не удастся принять свой боевой строй.

«Нам пригодилось то, что долгие годы мы прослужили в римской армии. Мы знали, что при атаке из засады легионы Вара потерпят поражение».

Германцы ждали в лесах знака к нападению. Ловушку можно было закрывать. Летописец Кассий Дион описывает ход битвы: «Вдруг мнимые подданные явились врагами, уготовившими ужасную участь. Поначалу они метали свои копья издалека. Но потом, когда многие римляне были ранены, они перешли в ближний бой. Не было более кровопролитной битвы, чем та катастрофа в топях и лесах Германии».

«Ни один из римлян не мог рассчитывать на милость, речь шла о нашей свободе. Но Арминию грозила опасность, как его друг и телохранитель я защитил его жизнь».

Патеркул пишет: «Запертые в лесах и топях Германии, римляне один за другим были вырезаны, и вырезаны тем врагом, которого они сами со своей стороны вырезали, словно скотину».

Леса Германии пропитались кровью трех римских легионов. Пишет Тацит: «Около 20 тысяч элитных римских солдат остались на поле битвы, дисциплинированные и познавшие опыт в бою, воины самых мощных вооруженных сил античного мира».

Риму грозят серьезные последствия, не только потеря провинции Германия: Галлия и даже Рим находятся в опасности. Ведь после уничтожения легионов для германцев открыты границы империи.

О конце наместника в Риме говорят: «У Вара было больше мужества умереть, чем бороться». Как наместник и верховный командующий Вар единственный несет ответственность за несмываемый позор. Единственное, что ему оставалось – это покончить с собой.

 

Место Тевтобургской битвы

На протяжении столетий поиск поля битвы занимает умы ученых, археологов и краеведов. Более 700 мест были изучены на предмет следов битвы, позднее вошедшей в историю как битва в Тевтобургском лесу. И вот в 1987 году археологи находят в Калькризе, неподалеку от Оснабрюка, единственное в мире поле битвы из античных времен. Оно датируется правлением Августа. Неужели это и есть легендарное место битвы?

Археологи обнаруживают здесь почти 2 тысячи объектов – наследие целой армии. Находки были разбросаны в радиусе 10 километров – доказательство того, что на армию напали во время перехода.

Самая выдающаяся находка – римская маска всадника. Бился ли солдат на стороне Рима или принадлежал к повстанцам? Лишь одно известно точно: маска была найдена под земляным валом. Там она укрылась от глаз германцев, подбиравших после битвы все, имеющее цену: прежде всего спросом пользовался металл – доспехи и оружие.

Но и ценные вещи из личного владения римлян попадают в их руки. Например, легендарный серебряный клад из Хильдесхайма – роскошный римский столовый сервис времен императора Августа. Предположительно он принадлежал одному из римских офицеров Вара и стал трофеем торжествующего германца.

Битва была завершена, но кровопролитие продолжалось. После долгих лет гнета, эксплуатаций и унижений разлились потоки ненависти.

«Наши жрецы жертвовали нашим богам римских пленных. Мы чествовали Арминия, нашего полководца, теперь его главенство не подвергалось сомнению. Никогда впредь, по его словам, римский наместник не посмеет нас унижать! Никогда впредь Рим не будет господствовать над Германией! Наконец, мы были свободны!».

Германские племена объединились, Арминию предстояло вести их в будущее.

Между тем в Рим прибывает посол из Германии. Для император Августа многое поставлено на кон: он основал империю и теперь должен доказать возможность единоначалия своими успехами. Император хвалится тем, что расширил империю до Эльбы и Северного моря. Однако, посол из Германии рушит все его надежды: в посылке – голова Вара… В бешенстве и отчаянии, как передают историки, он восклицает: «Квинтилий Вар, верни мои легионы!».

Но ни один из римских солдат не вернется назад. Все, что останется семьям, это надгробный камень над пустой могилой. Так и произошло и с капитаном Целием: «Служил в 18-ом легионе, пал в войне Вара».

Долгое время этот надгробный камень был единственным археологическим доказательством римской катастрофы, которая носит сегодня имя побежденного – битва Вара.

Вообще-то, Вара нельзя назвать беспомощным человеком. Его сделали козлом отпущения, потому что козел отпущения был необходим. Никого иного, кроме того, кто был мертв, не могли заклеймить этим позорным клеймом.

После сокрушительного поражения римские легионы в рамках мстительных кампаний вторгаются в Германию. Шесть лет спустя после битвы Вара они находят поле боя. «На деревьях все еще висят скелеты мертвецов – постыдно для созерцания и воспоминания», — пишет Тацит.

Солдаты находят алтари, на которых жертвами послужили римские военнопленные. Тацит также пишет о бледных останках, лежавших грудой либо по отдельности на земле: «Никто не знал, погребал ли он своего родственника или незнакомца. Все были словно близкие люди и родственники».

Каждая находка приближает ученых к ответу на загадку Калькризе. На поле битвы они натыкаются и на могилы с человеческими костями. Неужели это и есть кости погребенных римлян, о которых сообщает Тацит?

Размеры костей таза позволяют определить, к какому полу принадлежали почившие. Результат однозначен: в могилах были погребены исключительно скелеты мужчин.

В каком возрасте они погибли? Для определения этого помогут зубы покойных: чем более они изношены, тем больше возраст. Результаты и здесь однозначны: все мужчины погибли в возрасте от 20 до 40 лет – возраст активных легионеров.

Анализы костей и зубов подтверждают догадки ученых: в Калькризе лежат останки римских легионеров. Но стали ли они жертвой одной битвы? Какие признаки указывают на это?

Кости были найдены в могиле, вымощенной известняком. Черепа и скелеты в массовом захоронении были бережно уложены слоями. Для ученых это знак того, что погребение совершалось с почестями. Но были ли это римляне, хоронившие в Калькризе своих павших товарищей шесть лет спустя после битвы, как сообщает Тацит? И если да, то по костям возможно установить, пролежали ли они долгое время на поле боя, прежде чем быть погребенными.

Результаты исследований не оставляют никаких сомнений: трещины, усыхания и следы от зубов животных свидетельствуют о том, что кости действительно несколько лет пролежали под открытым небом. Неужели поиски места битвы Вара подошли к концу?

Ученые считают, что все эти выводы не могут быть совпадением: для них битва состоялась именно в Калькризе.

 

Битва Вара – переломный момент в истории Европы

После битвы в Тевтобургском лесу империя выводит все свои легионы из Германии. Указание императора записал Тацит: «Теперь, после того, как Рим отомстил, можно предоставить херусков и другие повстанческие племена их внутренним междоусобицам».

Что же произошло в римских городом при Вальдгирмесе, образчиком цивилизации? В вертикальном срезе почвы обнаруживается окрашенный слой – это пепел, доказательство разрушения. Итак, город был сожжен.

Составив цепь косвенных доказательств, археологи заключают, что римские жители Вальдгирмеса оставили город после поражения Вара и направились в более безопасные области империи: они сами разрушили и подожгли город, ничего не должно было достаться германцам.

Не затратил ли Август слишком много сил на покорение Германии? «Тут было завоевано больше позора, нежели славы», — причитает римский автор Флор о крушении мечты о римской Германии.

В 16 году н.э. Рим отступает. Города, как Вальдгирмес и лагеря легионеров, как Хальтерн, подлежат сожжению. Единственная битва изменила ход истории.

Целая область осталась вне римского господства, и там обстоятельства сложились таким образом, что три столетия спустя это действительно привело к широкому наступлению германцев. Так что для истории Европы события, произошедшие в 16-м году н.э., действительно являются переломным моментом.

В 19 веке патриотически настроенные немцы почтили память Арминия воздвижением помпезного памятника германцам. Исторические неоспорим тот факт, что именно Арминий стал непреодолимым препятствием романизации Германии. Тацит пишет об Арминии: «Бесспорно, он был освободителем Германии. До сир пор его воспевают варварские народы».

После победы старые распри между племенами возобновились. В качестве вождя германцев Арминий хотел приумножить свою власть и славу и объединить племена. Став единовластным правителем, Арминий отменяет старый германский порядок. «Его честолюбивое стремление к власти приведет его к падению», — как сообщает Тацит. – «Арминий, стремившийся к господству в качестве вождя, столкнулся со свободолюбием своих соплеменников».

Некоторые вожди племен не хотели подчиняться приказам Арминия, ссылаясь на германские обычаи. Но Арминий требовал безусловного повиновения. Его убийцей стал его кровный родственник.

«В этот раз я не смог спасти жизнь своего друга. Арминий погиб в возрасте 37 лет. При его правлении германцы одержали решающую победу. В будущем они также останутся постоянной угрозой для Рима».

P.S. Данный материал является исключительно немецкой версией взаимоотношений Римской империи с германскими племенами. Полезно узнать американский взгляд на Тевтобургскую битву, который современники считают на редкость адекватным.


 

Комментарии:

Наверх