Древняя Греция

16 Ноя
2013

Древняя Греция – место, где родилась западная цивилизация. Научные и инженерные достижения выдающихся людей того тысячелетия и сегодня потрясают наше воображение и вдохновляют нас на новые свершения.

Творения древних инженеров были настолько грандиозны, что современники были уверены, что сами боги помогали строителям. Своим существованием эти чудеса инженерной мысли были обязаны лидерам, чья жажда власти и величия объединяла людей и возносила их к высотам империи.

Но все достижения культуры и науки должны были быть положены на алтарь кровавой братоубийственной войны. Дуэль со смертью положила конец золотому веку.

 

Афинский адмирал Фемистокл

Солнечное сентябрьское утро 480 года до н.э. пришло на остров Саламин и полуторакилометровый пролив, отделяющий этот остров от материковой части Греции. Спокойствие и тишина, висящие над морем, не предвещали ничего плохого. Но к концу того дня Средиземное море стало красным от крови.

В тот день решался вопрос о будущем и о независимости Грециистраны островов и городов-государств, которая была лакомым куском для величайшем империи всех времен – Персии.

Персия была сверхдержавой того времени: в высшей степени процветающая, абсолютно самодостаточная, самая мультиэтническая и многокультурная из всех империй.

И вот на горизонте появились всесокрушающие персидские войска: 700 кораблей везли 150 тысяч воинов, целью которых было присоединить Грецию к их империи.

Но один грек хорошо подготовился к этой битве, его звали Фемистокл. Он был афинским адмиралом и ждал этого момента не один год.

А ведь война с Персией, сверхдержавой того времени, могла стать крахом честолюбивых планов Фемистокла. Во-первых, греческий флот был почти в два раза меньше, чем персидский. А во-вторых, перед Фемистоклом стояла практически неразрешимая задача: объединить разрозненные и соперничающие военные группировки греков под единым командованием.

Положительной чертой древнегреческого общества было наличие множества городов-государств, каждое из которых было самостоятельным и самодостаточным. И это же устройство древнегреческого общества очень плохо сказывалось на обороноспособности греков, ведь кроме языка и общих богов эти города ничто не объединяло, для каждого из них главным было его собственное благополучие. В лучшем случае они игнорировали друг друга, а в худшем готовы были стереть соседей с лица земли.

Если существовал лидер, способный объединить афинян под своим командованием, то таким лидером был Фемистокл, человек, который не имел аристократического происхождения и не стыдился этого.

Он всегда был аутсайдером, он ощущал себя аутсайдером и он гордился отсутствием в себе аристократизма. Он говорил, что не умеет играть на лире и хорошо петь, но у него достаточно способностей, умения и желания, чтобы сделать свой город великим и свободным.

Фемистокл уже встречался в бою с персидскими войсками: десятью годами раньше небольшая персидская военная группировка в первый раз вторглась в Грецию. Тогда состоялась битва афинян и их союзников с персами при Марафоне. И теперь Фемистокл собирался использовать имевшийся у него опыт и сосредоточить свои усилия на самом слабом элементе персидской военной машины – на их флоте.

Он понимал, что вода не является естественной средой для персов. Персия – сухопутная держава. Даже в религии персов соленая вода наделена демоническими чертами.

Фемистокл хотел, чтобы греки построили для себя такие корабли, которых еще не существовало нигде в мире. И работа началась немедленно, ведь необходимо было быстро построить 200 трирем, самых смертоносных кораблей того времени.

Триремы имели длину в 130 футов, т.е. примерно 40 метров. Они были легкие, прочные, с бронзовым тараном спереди, что превращало их в серьезную наступательную силу. Фактически они являлись мощными управляемыми снарядами.

Триремы имели по 170 гребцов, располагавшихся на трех уровнях: 62 гребца на самом верхнем, 54 в середине и 54 на нижнем уровне. Гребцы нижнего яруса сидели так низко, что их весельные отверстия находились всего в полуметре над водой.

Этот деревянные корабль, движимый гребцами, мог развивать скорость в 8-9 узлов, что являлось рекордной скоростью для того времени. И этот корабль мог атаковать подобно торпеде!

Конечно, гребцам нужно было научиться работать в команде, синхронно, что легко в первые минуты и трудно в течение долгого времени.

Флот Фемистокла, состоящий из трирем, был построен в рекордные сроки – всего за несколько лет.

 

Битва при Саламине

Весной 480 года до н.э. Персия начала массированное вторжение в Грецию. Фемистокл знал, что персидский флот превосходил греческий почти в два раза, поэтому он разработал хитрый план, чтобы объединить греческие силы и компенсировать численное превосходство врага.

Он собирался использовать в свою пользу тот факт, что у греков было значительно меньше кораблей, чем у персов: он решил заманить персов в такую ловушку, навязать им такое поле для битвы, где они не смогли бы использовать все свои силы одновременно, так что греки могли бы разбить многочисленные персидские корабли. И наилучшим местом для осуществления этого плана был пролив около Саламина.

Фемистокл должен был придумать способ завлечь персидский флот в узкий пролив между островом Саламин и материком.

Фемистокл был очень хитрым и изобретательным. Он знал, что персы предпочитали одерживать победы путем дипломатии, лживых обещаний и подкупа предателей.

Накануне битвы он послал своих доверенных слуг через пролив в персидский лагерь. Слуги должны были сыграть роль предателей и рассказать царю персов, что греки находятся в смятении. И что если ночью персидские корабли займут весь пролив, то утром греки будут поражены и перестанут сопротивляться. Персы проглотили наживку.

На рассвете персы к своему удивлению обнаружили, что греки, вместо того, чтобы сдаваться, построились в боевом порядке, и что персам придется принять этот бой. Таким образом, хитрость Фемистокла увенчалась успехом.

200 греческих трирем в 34 тысячами гребцов выстроились в боевую шеренгу. В узком проливе не осталось места для маневра персидских кораблей. Ловушка Фемистокла захлопнулась.

Сражение продолжалось весь день. Греческие триремы окружали персидские корабли и таранили их своими носами.

Персидские воины гибли в небывалых количествах. Это сражение происходило настолько хаотическим, настолько неупорядоченным образом, что к концу дня греки еще не осознавали, что победили. Но тысячи безжизненные тел персидских солдат на берегах Саламина свидетельствовали о полной победе греков.

Некоторые летописные источники утверждают, что в этой битве было уничтожено 200 персидских кораблей и всего 40 греческих. Те персы, которые не утонули в водах пролива, были убиты греческими воинами на суше.

Если бы грекам не удалось победить в битве при Саламине, то погибла бы и вся греческая цивилизация, на которой зиждется наша европейская культура.

(Также см. статью «Битва при Саламине» из цикла «Рассвет и падение Спарты»)

 

Изгнание Фемистокла из Афин

После впечатляющей победы при Саламине Фемистокл стал героем. Но благодаря его растущим амбициям и алчности количество его политических противников множилось. И вскоре их ненависть достигла точки кипения.

В те времена в Афинах практиковалась ежегодная процедура, известная как «суд черепков», или остракизм: голосующие писали на черепках имя самого опасного по их мнению политика, потенциального тирана, и высылали его из города на 10 лет.

В 471 году до н.э. таким остракизмом враги изгнали из Афин Фемистокла. По иронии судьбы он вынужден был искать приюта у противника, с которым так жестоко сражался, и уже больше никогда не возвращался в Афины.

Удивительно, что ему пришлось уехать в Персию, где он нашел себе убежище и закончил свою жизнь, говоря на персидском языке и работая в администрации персидского царя, помогая персам управлять Западной Малой Азией.

Фемистокл сыграл важную роль в эпической истории Древней Греции, истории, которая вдохновляла поэтов. Легенды и рассказы о богах и героях, наряду с «Илиадой» и «Одиссеей», вошли в замечательный греческий эпос.

Возможно, что легенды и рассказы не полностью соответствуют действительности, но творения древнегреческих инженеров вполне реальны.

 

«Илиада» и «Одиссея»

К 1300 году до н.э. люди, населявшие большую часть материковой Греции, говорили на языке, ставшем основой древнегреческого. Этих людей называли микенцами. И столетиями их войны, скандалы, поиски и достижения служили материалом для легенд и фундаментом для всей древнегреческой цивилизации.

Их столица, город Микены, был окружен мощной крепостной стеной, которую строили в течение 150 лет.

Согласно мифам, именно из этого города царь по имени Агамемнон повел греков на войну, которую в 8 веке до н.э. слепой поэт Гомер воспел в своих всемирно известных поэмах «Илиаде» и «Одиссее».

«Илиада» является чем-то вроде древнегреческой библии, там есть мораль. Эта поэма рассказывает, как нужно жить. В ней описываются боги и религия, но вместе с тем показаны и люди и различные ситуации. В поэме представлены идеалы, которым стоит подражать.

«Илиада» и «Одиссея» стали самыми знаменитыми историческими произведениями: всем знакомы истории о похищении прекрасной Елены Парисом, о десятилетней осаде Трои Агамемноном, о гигантском деревянном коне, с помощью которого греки проникли в Трою и разрушили ее.

И хотя во время Троянской войны Агамемнон предстает перед нами героем, его возвращение в родные Микены было нерадостным: он был убит собственной женой.

Столетиями ученые обсуждали вопрос, написал ли Гомер целиком «Илиаду» и «Одиссею» или же он просто собрал известные в то время народные сказания или же он вообще здесь ни причем. Но если бы древние греки пришли в наш мир сегодня, они бы только посмеялись над этими дискуссиями, ведь для них Гомер не был популярным исполнителем народных песен или модным сочинителем боевиков и фантастических романов. Гомер был для них историком, а его произведения – вовсе не сказками, а летописями, описывающими реальные события.

 

Архитектура микенской цивилизации

Руины, оставшиеся от Микен, демонстрируют удивительные достижения инженеров того времени. Когда вы приближаетесь к Микенам, то первое, что замечаете, это огромные крепостные стены, которые поражают и вызывают чувство благоговейного трепета.

Стены микенской крепости сложены из каменных глыб весом почти в 10 тонн каждая. Работа проводилась настолько ювелирно, что каждая глыба в точности соответствует оставленному для нее месту между соседними камнями.

Но когда подходишь ближе, то обращаешь внимание на самое поразительное строение в Микенах: колоссальный вход в крепость – «Львиные ворота». Это самое ошеломляющее сооружение ранней античности, это впечатляющий образец символизма и потрясающее творение древних инженеров.

Два льва стоят вертикально. Их лапы находятся у основания колонн, их головы, которые сегодня отсутствуют, наверное, были повернуты наружу. Всякий, кто видит это, понимает, что Микены – это оплот власти.

С инженерной точки зрения это типичная стоечно-балочная конструкция: массивные столбы являются вертикальными элементами, они поддерживают горизонтальное перекрытие, которое весят около 12 тонн. Львы «живут» уже на воротах, и древние инженеры здесь сделали один шаг вперед: если посмотреть на треугольник из фигурных камней справа ото львов, то можно понять, что это архитектурный элемент, называемый сегодня ступенчатой аркой.

Предположим, что у вас есть 4 камня, и вместо того, чтобы просто нагромоздить их друг на друга, вы сдвигаете их один за другим, создавая пустое пространство внутри и снаружи. Это основа ступенчатой арки. При этом возникает риск обрушения этой конструкции. И тогда применяется небольшая хитрость, чтобы сохранить достаточно большое пространство под аркой и вместе с тем обеспечить ее устойчивость: на внешнюю часть каждого из камней кладутся противовесы.

Нужно отменить, что треугольник – это действительно микенская инновация. Скорее всего, это первое в мире использование такой конструкции. Это значит, мы видим здесь нечто революционное, нечто совершенно новое для того времени.

Но Микенские инженеры не остановились на изобретении ступенчатой арки. Они применили эту идею для создания внутреннего закрытого пространства: появился ступенчатый купол. Он использовался в строениях только одного назначения, а именно – в усыпальницах.

Подобно древним египтянам, жители Микен создавали колоссальные сооружения, чтобы обеспечить своим лидерам достойную загробную жизнь.

Эти усыпальницы называются толосы. Их конструкция отличается от всего, что создавали микенских архитекторы до этого. Округлые формы больше нигде не встречаются в архитектуре Микен: микенцы использовали только прямые линии и прямые углы, и только в этой структуре мы видим круг. Это создает ощущение, что круг каким-то образом символизировал в их представлении смерть, был как-то связан со смертью.

Сооружение толосов стало новым шагом в архитектуре. Сначала внутри холма выкапывали пещеру, открывавшуюся с одной стороны. Итак, они выкапывали коридор, который должен был стать дромосом, что по-гречески означает «дорога» или «путь». В данном случае это путь в усыпальницу. С каждой стороны коридор облицовывали прекрасными каменными плитами цвета миндаля.

В 1200 году до н.э, 3200 лет назад пришедшего туда встречало необыкновенно прекрасное, поразительное, потрясающее сооружение – вход в усыпальницу.

По краям его обрамляли две огромные колонны, украшенные резным зеленым мрамором с зигзагообразным и спиральным рисунком.

Каждый их камней усыпальницы имеет высоту около 80 см. Внутри имеется 33 кольца из таких камней, создающие конический купол. Верхний слой всегда располагается на нижнем ступенчатым образом. В конце поверхность была выровнена так, чтобы все выглядело гладко.

Чтобы такая конструкция была прочной, необходимо постоянное давление, направленное снаружи внутрь. Давление такого типа создает металлический обод, скрепляющий бочку снаружи. В данном случае это давление создавалось землей, которой засыпали купол снаружи, очень большим количеством земли.

В тот момент, когда заканчивалось строительство купола изнутри, строители засыпали землей его верхушку.

 

Исчезновение микенской цивилизации и новый расцвет Греции

Около 1100 года до н.э. эта ранняя греческая цивилизация внезапно и таинственным образом перестала существовать.

Поэтому поводу имеется множество теорий. Основная версия состоит в том, что из степей пришли новые племена варваров, которые атаковали Египет и Месопотамию и разрушили все торговые пути, что привело древнейшие цивилизации к гибели.

В падением Микен в Греции настали смутные времена. Более 4 столетий ее культура находилась в состоянии упадка. Затем в 8 веке до н.э. начали возрождаться и вступили в пору расцвета греческие города-государства, каждое со своими особенностями, соревнующиеся в экономической, военной и инженерной областях.

Особенно знаменит был греческий остров Самос, на котором был применен новый способ подачи воды в город путем строительства акведука прямо сквозь гору.

Спарта, Афины, Коринф, Фивы – это лишь некоторые из более чем сотни городов-государств, возникших в Греции спустя 400 лет после исчезновения микенской цивилизации.

 

Поликрат и Самосский акведук

До победы демократии в Греции многие из этих городов в Греции управлялись единоличными правителями, называвшимися на древнегреческом языке тиранами. Около 540 года до н.э. тиран по имени Поликрат стал правителем острова Самос на востоке Эгейского моря.

Он был важным игроком на политической международной сцене, он входил в альянс не только с персами, но и, скажем, с египтянами, он был амбициозной личностью.

Поликрат понимал, что сила любого острова определяется его возможностями на море. Он построил флот из 100 трирем, терроризировал соседние государства и взимал пошлину с кораблей, проплывавших мимо.

При Поликрате Самос превратился в ведущую морскую державу, что стало основой его мощи и процветания.

Полученные средства Поликрат использовал, чтобы построить вокруг своей столицы мощную защитную стену. Теперь перед ним встала проблема, с которой сталкиваются многие города Средиземноморья: нехватка питьевой воды. Самос был очень влиятельным, крупным и сильным городом, ему нужно было много воды и этой воды катастрофически не хватало.

На острове имелся прекрасный источник пресной воды, но он был отделен от города 30-метровой горой Кастро. Однако Поликрат и его инженеры нашли способ провести воду из этого источника в город.

Строительство акведука вокруг горы не являлось правильным решением, так как первое, что сделают враги – это перекроют этот акведук, и вы останетесь в прекрасно укрепленном городе за неприступными стенами и умрете там от жажды.

И вот было найдено оригинальное решение этой проблемы. Поликрат обратился за помощью к инженеру по имени Эвпалин, которые предложил нетривиальное, практически невероятное для того времени решение: построить тоннель прямо через гору Кастро.

Это должен был быть сложный и очень длительный проект. Время, которое требовалось для строительства такого тоннеля, должно было быть огромным, поэтому было принято решение начать строительства с двух противоположных концов, а это уже математическая и техническая задача.

Подобно современным строителям тоннеля под проливом Ла-Манш, Эвпалин предложил копать с двух сторон горы, чтобы в результате строители встретились в середине.

Чтобы строительство оказалось успешным, необходимо было удостовериться, чтобы оба коридора располагаются на одинаковой высоте, а также в одной горизонтальной плоскости, иначе они прошли бы друг мимо друга, словно два корабля в ночи.

Без современного оборудования для инженера того времени это была поистине грандиозная задача. Сначала предполагалось измерить кратчайший путь от источника до города вокруг горы так, чтобы составить его из двух перпендикулярных отрезков. Эвпалин мог точно измерить все составляющие мелкие кусочки этих отрезков, чтобы вычислить стороны прямоугольного треугольника. Затем по двух известным катетам можно было вычислить гипотенузу, которая равнялась длине строящегося под горой тоннеля.

Еще более поражало в этом проекте то, что в результате должны были построить не один тоннель, а два. Главный тоннель примерно 2×2 метра в сечении использовался только как вспомогательное пространство для строителей, копавших второй тоннель под главным. Этот нижний тоннель и должен был служить акведуком.

Тогда как рабочий тоннель должен был проходить горизонтально, акведук, располагавшийся сбоку и ниже, необходимо было слегка наклонить, чтобы вода по нему медленно и постоянно текла по направлению к городу.

В темных недрах горы любой день строительства мог оказаться для его участников последним. Работа в горах всегда опасна, ведь камни могут сыпаться сверху непредсказуемым образом. Кроме того, есть опасность прорыва воды, которая сметет все на своем пути. Под горой темно, и необходимо предусмотреть освещение, и кроме всего прочего в каждый момент строительства нужно знать координаты места работ, чтобы линия тоннеля была на самом деле прямой.

После незначительной коррекции обе команды строителей встретились точно в центре в том месте, которое изначально определил Эвпалин. Несовпадение между двумя ветвями тоннеля составило примерно метр, т.е. меньше одной восьмой процента по отношению к более чем километровой длине всего тоннеля.

Завершение строительства тоннеля стало кульминацией правления Поликрата. Но в целом его политическая карьера оказалась не слишком удачной.

Персидский правитель побережья Малой Азии решил, что автономия Самоса является угрозой для его безопасности и наносит ущерб развитию и процветанию Персидской державы. Поликрат был арестован и после жестоких пыток распят.

Поликрат был лишь одним из многих тиранов, управлявших городами-государствами между 800 и 500 годами до н.э.

 

Перикл – человек, определивший ход истории

Такая форма государственного устройства, когда один человек управляет остальными, была тогда единственной известной. Но вскоре все должно было измениться. Афинское государство определило дальнейший ход мировой истории. Имя человека, который сделал это – Перикл.

Память о его правлении увековечена в Афинском Акрополе, который поднялся над облаками. Парфенон, построенный в Акрополе, это удивительный пример потрясающего мастерства греческих архитекторов.

В 480 год до н.э., когда Фемистокл победил персов в битве при Саламине, он спас не только Афины. Он спас и молодую демократию, которая родилась 25 годами раньше. Тогда в Афинах закончилась эра тиранов.

Афины, которые были мощными в военном отношении городом, богатым идеями и проектами, стояли на пороге своего золотого века. И ворота в золотой век афинской демократии открыл один человек – Перикл. Он был демократом, интеллектуалом и любителем искусств.

Вместе с тем Перикл всячески старался расширить влияние Афин любыми средствами, включая угрозы, подкуп и военную силу.

Перикл происходил из древнего рода афинских аристократов. Для членов этой семьи карьера политического и военного лидера была вполне естественной.

Его восхождение к вершинам власти началось, когда будучи еще молодым человеком, он был избран на должность стратега, т.е. одного из тех 10 лидеров, которые командовали армией и определяли внешнюю политику государства.

Прирожденный политик, прекрасный оратор, Перикл вскоре стал самым влиятельным человеком в Афинах. Он был рожден для политики, этот человек жил в политике. Он умел говорить, он был способен убедить, он отдавался целиком своему любимому делу.

В 461 году до н.э. Перикл стал главным человеком а Афинах. Благодаря флоту из трирем, построенных Фемистоклом, Афины держали под своим контролем всю восточную часть Средиземного моря. Но несмотря на поражение персов при Саламине, угроза нового вторжения не исчезла.

В 478 году до н.э. Афины вместе с другими городами Эгейского моря образовали союз для взаимной защиты от общих врагов, названный Афинским морским союзом.

К 450 году до н.э. Афины стали главным членом этого союза, что означало возможность для Афин использовать огромные средства. И Перикл, неоспоримый лидер Афин, нашел способ потратить эти средства наилучшим образом: он организовал строительство грандиозных общественных зданий, которые могли бы отразить величие этого города.

 

Парфенон — символ господства и мощи Афинского государства

Легенда гласит, что Посейдон, греческий бог морей, и богиня Афина пришли на холм Акрополя, чтобы жители города могли решить, кто из них станет покровителем Афин. Посейдон ударил в землю своим трезубцем, и из земли забил источник. Афина воткнула в землю свое копье, и там появилось оливковое дерево. Оливки не только могли служить основой рациона греков, но и приносить доходы в результате их экспорта. Жители выбрали Афину.

За века греки построили несколько храмов в честь Афины, большинство из них разрушилось со временем, и только Периклу удалось подарить миру один из самых замечательных образцов греческого античного искусства – Парфенон.

Перикл решил построить Парфенон Акрополя, используя старый разрушенный фундамент прежнего храма Афины. Чтобы создать новый прекрасный храм, были необходимы тысячи рабочих и квалифицированных мастеров.

В Афинах еще никогда не строилось таких дорогих зданий. Проект оценивался в 30 миллионов драхм, что в современном выражении составляет миллиарды долларов. Эта сумма поражает. Но необходимо иметь в виду, что это было колоссальное государственное предприятие.

Реализация грандиозного проекта началась в 447 году до н.э.. Дли Парфенона равнялась двум третям длины футбольного поля. Его внешние размеры составляли примерно 70 метров в длину и 31 метр в ширину.

Первой задачей было вырубить мрамор из скального карьера, находившегося в 10 милях от Акрополя. Для постройки здания необходимо было в целом почти 30 тысяч тонн белого мрамора.

Для отделения от скалы гигантских мраморных глыб строители использовали уже имеющиеся в ней естественные трещины. Первым шагом было локализовать эти трещины и вычислить, является ли данный кусок мрамора пригодным для той или иной цели. Вторым шагом было вбить в эти трещины, как в горизонтальные, так и в вертикальные, специальные клинья. Эти клинья были не деревянные, а металлические. Почему? Потому что требовалось колоссальное усилие, чтобы забить молотками все эти клинья одновременно. Давление было очень большим, и материал продолжал растрескиваться дальше.

Когда гигантские глыбы были готовы, бригады строителей использовали рычаги, веревки и блоки, чтобы отделить нужный кусок мрамора и подготовить его к транспортировке в Акрополь.

Нередко случались трагедии. Существовал огромный риск того, что какой-нибудь тяжелый блок соскользнет и задавит множество людей насмерть.

Но вырубка мрамора из скалы и его транспортировка – это только половина дела, только начало строительства храма. Современные инженеры продолжают ломать головы над тем, как удавалось поднимать наверх 10-тонные мраморные глыбы, что в конце концов возник этот архитектурный шедевр.

Июль 447 года до н.э. Строительство храма в афинском Акрополе началось. Парфенон был мечтой Перикла, динамичного и амбициозного правителя, благодаря которому Афины вошли в пору такого расцвета, которого не видел еще ни один город Древней Греции.

Афиняне говорили: «Мы живем в самом сильно городе, он является колыбелью демократии и свободомыслия. Мы самые лучшие, у нас лучшая армия и лучший флот! Мы лидеры!».

Парфенон отличался от типичных для того времени греческих храмов, которые имели 6 колонн на торце и 13 по бокам. Парфенон должен был быть больше: с 8 колоннами на торце и 17 по бокам.

Это делало здание особенным, не похожим на все остальные храмы, ведь когда увеличивали здание, то все размеры изменяли пропорционально, но когда расширяли его, то возникало ощущение дополнительного пространства.

Колонны служили основными опорами всей конструкции. Каждая колонна состояла из 11 отдельных фрагментов, поставленных один на другой как кубики. Они были выпилены очень точно, так что составляли вместе единое целое.

Для этого на конце каждого фрагмента вырезали 4 концентрических круга. Некоторые из образовавшихся колец делали выпуклыми, так чтобы обеспечить сцепление со следующим фрагментом. В центре каждого фрагмента каменщики делали прямоугольную выемку размером 10 на 15 сантиметров и глубиной порядка 10 сантиметров, в которую плотники вставляли деревянный стержень. Эти стержни помогали выравнивать верхний фрагмент относительно нижнего.

Сложнейшей задачей было поднять эти неимоверно тяжелые глыбы на нужную высоту и особенно трудно приходилось с самыми верхними фрагментами. Колонны Парфенона весили от 63 до 119 тонн каждая.

Рычаг является очень простым устройством. А если у вас есть еще и система блоков, то сможете поднять, скажем, груз весом в 10 тонн с помощью 100-килограммового усилия.

Инженеры прикрепляли глыбы к рычагу несколькими способами. Чаще всего они привязывали веревку к верхней части металлического крюка, имевшего форму латинской буквы S. Затем более короткие веревочные петли зацепляли за нижнюю часть крюка. Другими концами этих петель обхватывали небольшие специально оставленные выступы на мраморных глыбах. Обычно на каждом фрагменте колонны оставляли 4 выступа, чтобы правильно распределить усилие и сбалансировать объект.

Стены, ограничивающие внутреннее пространство, должны были сооружаться с высочайшей точностью, так как греки не использовали известковый раствор. Чтобы скреплять фрагменты между собой, строители выпиливали на торцах отверстия в виде сдвоенной буквы Т и использовали металлические клинья.

После того, как глыбы устанавливали на предназначенные им места, отпиливали все лишнее и выравнивали поверхности.

Часто говорят, что в Парфеноне нет прямых линий. Это означает, что архитекторы использовали здесь множество оптических иллюзий: это касается ступеней, колонн, нижней части фасада и треугольного элемента на самом верху. Например, ступени кажутся прямыми, но если присмотреться повнимательнее, то окажется, что они выгнуты в середине и немного опущены по краям.

Колонны выполнены в дорическом ордере. У них нет базы, кажется, что они вырастают прямо из камня. Ствол каждой из колонн прорезан 20 вертикальными желобками – каннелюрами. Стволы колонн утолщены в средней их части, что устраняет иллюзию вогнутости ствола. Этот прием называется энтазис.

Длинные прямые, которые находятся на линии вашего взгляда, кажутся искривленными. Чтобы компенсировать этот эффект, их искривляют в обратную сторону, чтобы они на ваш взгляд казались более или менее прямыми.

Главная задача Парфенона – стать домом для огромной статуи богини Афины. Строительство Парфенона обошлось в огромную сумму, но статуя Афины внутри него стоила не меньше, а возможно даже превзошло само здание по стоимости.

Высота статую составляла 10-11 метров. Она была сделана из ценных материалов: золота и слоновой кости.

Сотни скульпторов трудились над созданием прекрасных каменных фигур, что говорит о том, что это была не просто инженерная задача. Самое знаменитое украшение храма – это фриз на внутренних стенах Парфенона.

Глубина этого рельефа составила несколько сантиметров. Он посвящен Панафинеям – празднованию в честь богини, которое происходило в Афинах каждые 4 года.

До наших дней сохранились большие фрагменты здания из белого мрамора. В античности не только скульптуры, но и само здание обычно богато украшалось и расписывалось красками.

Однако не все горожане одобряли строительство Парфенона. Некоторые считали, что любимый проект Перикла прославляет его самого и тешит его собственное тщеславие.

Многие афиняне ненавидели Парфенон и другие храмы. Он считали, что это ужасное удручающее зрелище. Например, Платон не любил всего этого. Многие жители Афин с гневом наблюдали, как в святая святых вырастают новые здания, приносящие сюда нечто нетрадиционные и разрушающие наследство прошлого.

Рокот недовольства в Афинах касался не только Парфенона. По мере того, как Перикл усиливал мощь Афин, его соперники объединялись против него. И вскоре они обрушились на его ближайших друзей и сподвижников.

Первой в этом списке стояла прекрасная и образованная женщина по имени Аспазия, принадлежавшая к социальному слою элитных гетер, являвшаяся любовницей Перикла.

Гетеры принадлежали к элите общества. Их часто сравнивают, например, с японскими гейшами. Они вращались в аристократических кругах и находились в центре греческой культурной жизни.

В классических Афинах женщина должна была подчиняться мужчине, но Аспазия была исключением из правил: Перикл относился к ней как к равному себе человеку. Его любовница вскоре стала полноправным членом Афинской элиты.

Они стали известное всему городу парой, вызывая восхищение некоторых и одновременно давая повод для сплетен и скандалов в афинском обществе. Люди нередко видели, как Перикл, не стесняясь, публично целовал Аспазию. А такие публичные проявления страсти, конечно, не были традиционным стилем поведения в классических Афинах.

В 432 году до н.э. после почти 15 лет строительства сооружение Парфенона было закончено. Этот храм богини Афины был именно тем, чего хотел Перикл – символом господства и мощи Афинского государства.

 

Конец эры Перикла

По иронии судьбы как раз к этому моменту влияние Афин стало уменьшаться. И Спарта, вечный соперник города, не преминула этим воспользоваться.

Когда Афины организовали создание Морского союза, или как его еще назвали – Афинской империи, Спарта начала относиться а Афинам с подозрением. Противоречия между городами обострялись, и в 30-х годах 5 века до н.э. Спарта почувствовала, что Афины стали серьезной угрозой для ее безопасности.

В 431 году до н.э. Спарта начала войну с Афинами. В течение двух долгих лет Афины боролись с осаждавшими город спартанцами. Но еще более грозный, невидимый враг готовился атаковать славный город Перикла.

Спустя пару лет высокая населенность Афин привела к вспышке там болезни, которая, видимо, пришла с Ближнего Востока. Эту болезнь, ставшую причиной гибели множества афинских жителей, называли Великой афинской чумой.

Перикл, которому к этому времени уже минуло 60 лет, выжил во время чумы, но был очень слаб. Он устал от неудач, от бед, обрушившихся на Афины.

В 429 году до н.э., когда чума и война разрушали его любимый город, Перикл умер.

Жестокий и кровавый конфликт между Афинами и Спартой, известный как Пелопоннесская война, продолжался еще 25 лет, пока в конце концов в 404 году до н.э. Афины не сдались.

С концом Пелопоннесской войны закончилась эра Перикла, эра доминирования и процветания Афин. Но чудеса греческой инженерии, достижения греческой культуры того времени будут жить вечно.

По иронии судьбы те люди, которые сделали эти достижения всеобщим достоянием, не были афинянами. Имена этих людей стали синонимами не только завоеваний, но и распространения эллинизма, распространения греческих идеалов, доживших до наших дней по всему миру.

Одним из них был Филипп II, царь Македонии, а другой – его сын, ставший идеалом всех генералов, всех императоров от Юлия Цезаря до Наполеона и Джорджа Паттона, завоевавший весь мир за 33 года своей короткой жизни, ученик Аристотеля, провозгласивший себя земным богом. И звали его Александр Македонский.


 

Комментарии:

Наверх